Мы должны научиться делать деньги из воздуха Если Киотский протокол и не повлияет на погоду, он позволит хотя бы обновить энергетику.

Мощнейшие тайфуны в США, небывалые снегопады на юге Европы этой зимой, аномальные холода в Сибири, мягкие зимы в Петербурге - что у этих явлений общего? Большинство климатологов уверены, что в основе очевидной разбалансировки земного климата - парниковый эффект.

Недавно в Петербурге проходило совещание ведущих климатологов мира и экспертов Глобальной системы наблюдений за климатом. Ученые Великобритании, США, Канады, Австралии, Японии, Китая, России в своих выступлениях давали поистине мрачные прогнозы, связанные с потеплением на Земле из-за выбросов в атмосферу загрязняющих веществ. Следует ожидать изменения океанических течений, в результате чего в Западной Европе станет холоднее, в США - засушливее. За последние десятилетия средняя температура у поверхности Земли возросла на 0,6 градуса. Казалось бы, ерунда, но у специалистов сей факт вызывает серьезные опасения, поскольку температурные изменения на поверхности планеты распространяются неравномерно. У нас, на северо-западе России, они будут мизерными, зато в Арктике - максимальными. К 2020 году уровень Мирового океана может подняться на 10-20 сантиметров, что приведет к увеличению вдвое количества тайфунов.

Изменения климата касаются и нашего морского города. Для правительства Петербурга уже сейчас крайне важно знать прогнозы по подъему уровня воды, чтобы четко представить для себя, в какие сроки надо закончить строительство дамбы и есть ли необходимость в поднятии и укреплении береговой линии. Руководство Ленобласти помимо таких же проблем тревожит близкое соседство с береговой линией (около 200 м) Ленинградской атомной станции.

Поможет ли протокол?

Поставить заслон на пути экологического загрязнения, ведущего в итоге к мировым катаклизмам, был призван протокол, принятый в 1997 году в японском городе Киото на III конференции стран Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Киотский протокол призвал все страны установить контроль за эмиссией соединений углерода и создать так называемые углеродные квоты, которые могут продаваться и покупаться, но не могут быть в мировом масштабе увеличены. Сегодня 1 тонна условного парникового газа, выброшенного в атмосферу, оценивается в 8 евро.

Правительство России долго колебалось, становиться ли нашей стране участником этого соглашения. Например, советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов высказывал мнение, что Киотский протокол сделает практически невозможным запланированное удвоение в течение 10 лет внутреннего валового продукта, а ограничение потребления энергии приведет к замедлению темпов развития экономики нашей страны.

Другого мнения придерживались специалисты Минэкономразвития РФ, считая, что Россия, которая резко снизила свой производственный потенциал по сравнению с уровнем 1990 года, сможет теперь даже продавать квоты за границу. Этот аргумент перевесил все возражения, и в феврале 2005 года Россия стала 128-й страной по счету, официально присоединившейся к протоколу .

Противники киотских соглашений предупреждали, что вряд ли нашей стране удастся что-то заработать на квотах, а западные страны будут использовать протокол как средство экономического и политического давления на Россию. Но пока опасения не оправдываются. В том же 2005 году РАО "ЕЭС России" уже начало применять положение о продаже квот. Его дочерние предприятия, ОАО "Оренбургэнерго" и "Хабаровскэнерго", подписали с Датским агентством по охране окружающей среды (ДЕРА) соглашение о продаже части своих квот на выбросы парниковых газов. В рамках этого соглашения на вырученные деньги будут модернизированы Амурская ТЭЦ-1 и Медногорская ТЭЦ. Объем инвестиций в их реконструкцию составит 20 млн евро. В результате выбросы углекислого газа сократятся на 1 млн 210 тыс. тонн в год. И это только первые шаги. По мнению председателя правления РАО "ЕЭС России" Якова Уринсона, экономический потенциал торговли квотами огромен. Модернизация действующих ТЭЦ с заменой газовых турбин на оборудование парогазово го цикла (кстати, его производство недавно освоили ЛМЗ и "Электросила") даст возможность снизить потребление условного топлива на 50 млн тонн в год и сократить выбросы углекислого газа на 90 млн тонн в год. Как отмечает начальник департамента Минэкономразвития Олег Плужников, в настоящее время рассматривается возможность заключения аналогичных соглашений с Германией, Австрией, Канадой, Францией, Швецией.

Газ счет любит

Однако, чтобы торговать воздухом, точнее, квотами на выработку одной из составляющих атмосферы - углекислого газа, нужна международно признаваемая система учета выбросов и концентраций. Деньги просто так, за некие голословные утверждения, что мы не выбираем свои квоты, платить не будут. По заданию Министерства природных ресурсов РФ за это дело принялись две московские организации - Институт стратегических исследований глобальных экологических проблем и Национальная организация поддержки проектов поглощения углерода - и две петербургские: НИИ атмосферы и Государственная геофизическая обсерватория им. Воейкова.

Зная, сколько топлива израсходовано на том или ином предприятии или в регионе и какого типа это топливо, можно с использованием специального коэффициента определить, какое количество углекислого газа вырабатывается. Но, как поясняет старший научный сотрудник петербургского НИИ атмосферы Радий Шатилов, далеко не все международные коэффициенты приспособлены к российским условиям. У нас другие установки сжигания топлива, другие его виды и технологические процессы.

Надо сказать, что наряду с "документальным" учетом количество парниковых газов в атмосфере контролируется и с помощью приборов. Огромный вклад в это вносит петербургская Государственная геофизическая обсерватория им. Воейкова, которая под эгидой Росгидрометслужбы занимается составлением кадастров выбросов. По словам заместителя директора обсерватории Сергея Чичерина, со станции наблюдения, находящейся на Кольском полуострове, в обсерваторию посылаются отобранные пробы воздуха. Здесь проводится их анализ, а сообщение о его результатах направляется в мировой центр данных по парниковым газам. Под Петербургом такие измерения проводятся в филиале обсерватории в поселке Воейково, расположенном около Всеволожска. При этом используется импортное дорогостоящее оборудование - газоанализаторы или хроматографы. Конечно, техника требует постоянного обновления, и сейчас для этого появляются возможности. Как подчеркивает С. Чичерин, недавно подписано соглашение между Россией и Международным банком р еконструкции и развития о займе для проекта "Модернизация и техническое перевооружение предприятий и организаций Росгидромета" стоимостью в $133 млн. В этой программе участвует и геофизическая обсерватория им. Воейкова.

Делай, что должно...

Что же в итоге? В итоге мы имеем две проблемы: одна - как с наибольшей выгодой для себя пользоваться положениями Киотского протокола, другая - рассчитать для России последствия климатических изменений, вызываемых парниковым эффектом.

Что касается последствий парникового эффекта, то наука пока не в состоянии дать точный их прогноз. От теории глобального потепления постепенно отходят. Идет, как уже сказано, не столько потепление в привычном нам смысле, сколько разбалансировка климата. Избыточная энергия уходит в ураганы. Еще жарче стало в районе экватора, стаяли знаменитые "снега Килиманджаро". В средних широтах участились холода. А вот на полюсах действительно теплеет - это видно по ситуации с полярными ледяными шапками. И скорее всего, именно с этим связано то, что в последние годы лето в Петербурге прохладное: холодные талые воды охлаждают воздух в нашем регионе. Пока по милости природы изменения климата у нас не слишком значительные и не в худшую сторону.

Марина Володина

Стратегические проекты  »
Юридические статьи »
Читайте также