В сумерках уютнее Жизнь россиян в 2005 году

Когда думаешь о случившемся в нашей жизни за прошедший год, в первую очередь вспоминаешь, что наполняло информационные ленты, что писали в газетах, обсуждали на радио- и телеканалах. Если исключить события, вызывавшие бурные, но скоротечные дискуссии, а оставить лишь по-прежнему актуальное, останется совсем мало.

В хронологическом порядке: Украина, монетизация, суд над Ходорковским, "проблема-2008" (третий срок или преемник). Все эти темы были поводом для дискуссий и размежеваний между властью и оппозицией, причиной надежд на возможные перемены для одних и угрозой, с которой нужно бороться, - для других.

Монетизация - всё, остальное - ничто

Словосочетание "оранжевая революция" уже не требует объяснений. "Возможна ли в России "оранжевая революция"?" - едва ли не важнейший вопрос для оппозиции. Как правило, отвечали на него отрицательно, но ревниво следили за тем, что происходит на Украине, сравнивая с нашим августом 1991 г., а также вспоминая с ностальгией пережитые тогда душевный подъем и чувство единства с народом. Напротив, едва ли не большая часть инициатив власти определялась в этом году лозунгом: ""Оранжевая революция" не пройдет".

Антимонетизационные выступления в начале года дали надежду одним и испугали других. И хотя все масштабные преобразования с тех пор были либо приостановлены, либо предпринимались с явной оглядкой, призрак массовых протестов незримо витает над всеми, кто задумывается о реформах. В то же время если объективно посмотреть на акции января 2005 г., то можно увидеть, что выступления не были ни по-настоящему массовыми, ни по-настоящему протестными. Политические требования быстро сошли на нет, а требование отмены закона №122 исчезло после уступок со стороны правительства, стоивших немалых бюджетных расходов. Для каждого отдельного льготника дополнительные денежные вливания не изменили ситуацию кардинально. Протестов, однако, больше не было.

Тем не менее, если обратиться к материалам социологических опросов, то оказывается, что граждан России в уходящем году по-настоящему взволновала только монетизация. Ни суд над Ходорковским и Лебедевым, ни события на Украине, ни проблема третьего президентского срока или преемника не вызвали глубокого интереса. А ведь это то, о чем непрестанно говорили на самых влиятельных информационных каналах.

Конечно, нельзя сказать, что население совершенно не интересуется политической жизнью: некоторую аудиторию такие сюжеты собирают. Но эти относительно немногочисленные наблюдатели, как правило, легко усваивают официальную точку зрения, транслирующуюся по государственным телеканалам. Совсем немного обнаруживается людей, сочувствующих осужденному олигарху или считающих события на Украине народным протестом, а не происками "мировой закулисы".

Президентские выборы 2008-го года вплоть до самого последнего времени население практически не интересовали. Заявления Владимира Путина об отказе баллотироваться в третий раз, несмотря на широкое освещение в СМИ, мало у кого отложились в памяти. К тому же большинство все равно предпочло бы голосовать за него и в будущем - либо вопреки его воле, либо не слишком полагаясь на окончательность заявлений об отказе выдвигаться на третий срок.

На этом фоне такие события, как годовщина Беслана, вооруженные столкновения в Нальчике, информационные конфликты с Польшей, Эстонией и Латвией, назначение губернаторов , покушение на Чубайса, демонстрации националистов в Москве, закон о контроле над некоммерческими организациями и т.д., не привлекли особого внимания россиян.

Когда социологи просят людей назвать главные события последнего времени, то большинство опрашиваемых уклоняются от ответа, а каждый из полученных вариантов собирает не более 3-4%. Ничто, кроме монетизации, не называется важным одновременно всеми или хотя бы большинством.

Страшно далеки они от народа

Если сравнить 2005 г. с 2004 г., то, на первый взгляд, настроения российских граждан не претерпели сколько-нибудь существенных изменений. Остался непоколебимым знаменитый "тефлоновый" рейтинг. Хотя в этом году среди мотивов положительного отношения к президенту чаще назывались не его достижения и не надежды на успехи в будущем, а безальтернативность фигуры.

Столь же неизменно тотальное недоверие буквально всем государственным институтам - правительству, Думе, милиции, суду, армии, чиновничьему аппарату. При этом институтам, не связанным напрямую с государством, - церкви, бизнесу - не доверяют практически в той же степени.

Впрочем, при всей неизменности картины надо отметить, что еще в конце 2004 г. произошел некоторый перелом в ощущениях правильности (неправильности) происходящего. Стало больше людей, не уверенных в том, что страна развивается в правильном направлении, что в ней царят порядок и стабильность, что предстоящий год будет лучше прошедшего. Нынешний год подкрепил наметившуюся тенденцию.

Иными словами, еще более очевидным стал разрыв между заинтересованным меньшинством (читателями и авторами "качественных" газет, некоторых Интернет-ресурсов, информационных радиостанций, а также новостей RenTV) и подавляющим большинством населения страны.Парадоксально, но в определении информационных приоритетов и ключевых для будущего России событий узкий круг заинтересованных граждан оказался близок к власти. Темы, ставшие больными для тех и других, одни и те же.

Большая же часть россиян живет своей собственной жизнью. Основной тенденцией 2005 г., не сегодня сформировавшейся, но обозначившейся, наверное, наиболее четко именно в нынешнем году, можно назвать предельное обособление, отчуждение народа от того, что актуально для власти и так называемого "политического класса" (или, условно говоря, интеллигенции).

При этом, судя по всем социологическим опросам, вне зависимости от того, насколько устраивает людей нынешнее положение, они к нему адаптировались. Очень многие приобрели навыки не только выживания, но и жизни, выработали стратегию и тактику, научились добиваться результата и не имеют никакого желания жертвовать своими личными достижениями ради построения призрачного общества благоденствия и справедливости. Конечно, их жизненную практику нельзя назвать прозрачной. В основном, они отделены от официальных правил игры, провозглашаемых от имени государства. Суть адаптации людей как раз и состоит в осознании принципиальных различий между официально декларируемыми и реальными нормами, в рамках которых приходится жить.

Двойные стандарты

Еще в большей мере чувствуют эти различия те, кто представляет нынешнее государство. Как и в пору расцвета брежневского застоя, они четко различают то, что думают, что приходится публично говорить и что "вынуждены" делать. Понятно, что подобные рассогласования не только не афишируются, но, по возможности, тщательно скрываются. Отсюда - стремительный рост непрозрачности отечественных институтов власти.

Но симметрия во взаимоотношениях общества и государства лишь кажущаяся. Оставаясь непрозрачным во всех своих внешних проявлениях, государство требует прозрачности от граждан - перехода к "белым" зарплатам, уплаты всех налогов, открытости источников финансирования любых общественных ассоциаций.

Первые лица государства (вслед за заокеанскими коллегами) полюбили термин "транспарентность". Относительно широкую публичную известность он приобрел после регулярного цитирования прессой данных докладов Transparency International. Эту организацию заботит непрозрачность и коррумпированность социальных институтов и отношений. В составляемых ею рейтингах, как известно, наша страна стабильно занимает места в конце списка и опускается все ниже.

Хотя коррупция является одним из основных проявлений социальной непрозрачности, само по себе это понятие значительно шире. В коррумпированности нынешней власти уверено не менее двух третей россиян. Это одна из причин почти всеобщего недоверия государственным институтам. Поэтому те, кто сумел адаптироваться, обычно стараются максимально закрыть свою жизнь от любых внешних проникновений. Особенно от вмешательства официальных представителей местной и федеральной "вертикалей".

В результате не только власть, но и все общество становятся менее прозрачными, и уже почти никто, кроме редких правозащитников, не требует иного. Страна все больше погружается в сумерки. И большинству пока в них жить уютнее.

----*- Мацкевич Мария Георгиевна - руководитель группы изучения и динамики социального сознания социологического института РАН.

Мария Мацкевич*

Товарищи по... реформе Быть или не быть ТСЖ в вашем доме?  »
Юридические статьи »
Читайте также