Почем городской сельсовет?

Плохо, когда очень хочется быть демократом, а не знаешь как. Конечно, можно найти примеры демократии действенной, работающей много десятилетий, имеющей опыт реального приближения власти к гражданину. Вот в Финляндии, например, что ни деревня, то местное самоуправление. Как сельсоветы в СССР. Но Петербург — деревня большая, с властью у нас в масштабах города, да и в масштабах районов все в порядке, больше не надо...

И тут кому-то в голову пришла идея разбить город на деревни — числом сто одиннадцать. И, соответственно, над каждой своего Разметнова поставить (как у классика большевистской литературы Шолохова). А чтобы каких параллелей не появилось, назвать эти городские сельсоветы муниципальными, а всю систему — местным самоуправлением — МСУ.

И уж потом путем свободного волеизъявления набирать туда разметновых. (Кстати, народных избранников сразу же прозвали «МСУшниками», или «муниками», как ласково изменила прозвище председатель городского комитета по работе с исполнительными органами государственной власти и по взаимодействию с ОМСУ Нина Шубина.)

Вспомните, кого в подавляющем числе избрали — заведующих детсадами, экс-ученых, отставных военных, врачей, агрономов, астрономов и просто безработных. Как говорится, юные натуралисты и другие специалисты.

Нет, среди них наверняка попались и умные, и знающие, и честные... Наверняка. Но, скажем, от отставного подполковника, командовавшего танковым подразделением, обладающего отличной выправкой и командирским голосом, трудно требовать знаний в области благоустройства, озеленения, опеки, социального обеспечения. Да еще и доброты к людям, умения не командовать, а ладить с ними. А уж от м.н.с., всю жизнь видевшего через микроскоп, и вообще нечего требовать.

Мне говорят: медведя, если долго бить, на гармошке научить играть можно. А кто ж этих-то, народом-то избранных, бить будет? Кандидаты, отлично это понимая (депутатская неприкосновенная жизнь у всех перед глазами), рвались в МСУ, как в магазин бесплатных товаров.

Но народ при несомненном наличии общепризнанной простоты русской души отлично понимал, что увеличение количества чиновников во власти вовсе не означает улучшения качества жизни, и на выборы не спешил. Народ вообще не интересовался этим новым выплеском демократии. Он, народ, зрелищ не хотел, ему работать надо было, на хлеб зарабатывать.

Тем не менее выборы состоялись — с третьего, четвертого, пятого раза...

Некоторые кандидаты, избиравшиеся, к примеру, в муниципальный совет Петергофа, заключали трудовые договоры с избирателями — на «проведение агитации» и выплачивали по 50 рублей каждому. После этого вели нанятого «работника» до места голосования. А уж там выплачивали избирателю еще 150 целковых. По подсчетам специалистов, получить власть в совете таким образом можно всего за миллион рублей. Подложные бюллетени, липовые жители, мертвые души, досрочное голосование — все методы «черной» демократии использовались на этих выборах.

Ну и какой власти мы хотели от этих выборов? Вот-вот, такая она и получилась.

Новоиспеченные разметновы поначалу занимались только внутренними делами: пробивали и обустраивали офисы, хлопотали о приличном ремонте в них, добывали оргтехнику, устраивали зарплаты себе, своим заместителям и помощникам. Иногда на нее уходила большая часть муниципального бюджета.

Контрольно-счетная палата проверила формирование и исполнение бюджета в муниципальном округе № 25 (Кировский район). Контролеры поразились размаху, с которым муниципалы прикарманивали бюджетные средства.

Глава МО Алла Попович установила себе «ежемесячную надбавку к должностному окладу в сумме двух должностных окладов, в размере 220,5 тысячи рублей». Кроме того, госпожа Попович начислила и выплатила себе «надбавки к должностному окладу, материальную помощь и премии в сумме 408,6 тысячи рублей». Таким образом, глава муниципалитета зарабатывала более 10 тысяч долларов ежемесячно. Госпожа Попович заботилась и о своих коллегах по муниципальному совету. Им была установлена «ежемесячная компенсация на удорожание продуктов питания — 99 тысяч рублей», а также «надбавки к должностным окладам за сложность, напряженность, специальный режим работы и высокие достижения в труде — 173 тысячи». При этом, естественно, муниципалам не хватало средств на финансирование санитарно-эпидемиологического обеспечения, предупреждения чрезвычайных ситуаций и обеспечения опекаемых детей питанием, одеждой и путевками в оздоровительные лагеря.

— Меня тоже возмутил случай, который был вскрыт надзорными органами, — сказала по этому поводу губернатор В. И. Матвиенко. — А ведь это бюджетные деньги...

Возмущение губернатора понятно. Никакими силами не проверить все 111 муниципальных образований.

Между тем на деятельность муниципальной власти в Петербурге приходится 2,5% городского бюджета (в Москве — 0,8%). Из расходной части бюджета на финансирование органов МСУ в 2005 году выделено 543,5 млн рублей, в 2006-м — 548,3 миллиона. Кроме того, две трети своих расходов муниципалы покрывают за счет местных налогов, сборов и штрафов, отчислений от федеральных налогов и поступлений от приватизации и сдачи муниципального имущества в аренду, от местных займов, лотерей, штрафов и т. д.

Им и этого не хватает. Отчислений тоже мало. Остается власть. Ею пользуются. Возбуждено несколько уголовных дел о коррупции в муниципальной власти.

В нарушение требований антимонопольного законодательства ни в одном муниципальном образовании не проводится конкурсный отбор среди общественных организаций — получателей бюджетных средств. В некоторых муниципальных образованиях, таких как «Город Пушкин», № 69 «Юнтолово», № 66, 70, «Поселок Лисий нос», № 17 «Шувалово-Озерки», «Поселок Парголово», № 37, 38, 42, 39 «Сосновая поляна», № 40 «Урицк», № 77 «Дворцовый округ», № 78, 79 «Литейный округ», № 54 и 57, «Оккервиль», отмечены необоснованные предоставления льгот отдельным хозяйствующим субъектам.

Взятку сейчас очень трудно доказать. Нужно схватить коррупционера за рукав. Жестко. Но и в тех случаях, когда он схвачен, он еще долго сопротивляется, и не всегда без успеха. Дважды муниципалы пытались привлечь к ответу «за клевету» газету в случаях, когда факты были очевидными.

С этими ребятами опасно иметь дело. Тем более что в вопросах печати они разобрались быстро. Почти каждый из председателей городских сельсоветов завел себе печатный орган, призванный прославлять деяния современных разметновых. Сейчас в Петербурге выходит более 90 муниципальных газет общим тиражом 1 миллион 300 тысяч в месяц. Естественно, на бюджетные деньги. Почти полтора миллиона газет подолгу валяется в магазинах и на почтах и потом выбрасывается в помойку. Представляете, сколько это стоит?

Тут недавно провели конкурс на лучшие публикации в этих газетах. Хотите угадать, о чем в них шла речь? Правильно. О работе местного самоуправления.

В номинации «Лучшее освещение 60-летия Победы» лауреат не определен.

Полагаю, что этих газет никто, кроме разметновых, не читает.

В декабре городские власти попытались провести съезд муниципальных образований города для организации совета муниципальных образований. Вместе с ними, как писал губернатору депутат ЗакСа Алексей Тимофеев, в организации съезда участвовал небезызвестный член «тамбовской» организованной преступной группы криминальный авторитет Александр Ефимов (Фима-банщик), так как его сын — депутат одного из муниципальных советов. Конечно, при такой поддержке съезд был проведен, хоть и со скандалами, но при вновь открывшихся обстоятельствах это уже существенного значения не имеет.

А вот интерес криминала к городским сельсоветам показателен. Так же, как интерес к ним организации «Коммунисты Петербурга», «Союза политологов», движения «За Русь великую», Городского центра социально-правовой помощи и других движений, провозглашающих себя оппозицией. Структуры, не входящие в систему органов государственной власти, противостоящие государству, расшатывающие его основы, весьма интересны тем, кому государство мешает жить.

— В зимний политический сезон мы инициируем создание массового политического движения в защиту МСУ, — заявил лидер «Коммунистов Петербурга» Сергей Малинкович.

Но, кажется, тов. Малинкович опоздал с сезоном. В Смольном, в бывшем штабе Октября, началась подготовка к реформе местного самоуправления, которая предусматривает укрупнение муниципальных округов до уровня районов. Сто одиннадцать кормушек для разметновых предполагают закрыть. Уже сформировавшаяся прослойка людей, получивших весьма немалые материальные привилегии, не захотят, разумеется, их терять, возвращаться на заводы, в армию, в бюджетные учреждения, работать и искать источники выживания.

Всякого рода группы и организации, заинтересованные в существовании городских сельсоветов, тоже не останутся в стороне. Видимо, и дельцы, уже наладившие отношения с «властью, которая ближе всего к народу», тоже в стороне не останутся.

Нас ждут нескучные времена, но здравый смысл подсказывает, что дорогостоящий и не слишком умный эксперимент будет прекращен.

А вот те, кто устроил этот эксперимент с городскими сельсоветами, сидят сейчас в высоких креслах, числятся отцами русской демократии и, естественно, за итоги деятельности «сельсоветов» не отвечают.

Те, кто финансировал многомиллиардную экскурсию в демократию, тоже не при ответе: они только выполняли не очень умные законы. Таким образом, все удовольствия разметновых оплатили мы с вами. Нам, конечно, это удовольствия не доставило, как и все наши траты на их реформы.

Но мы уже привыкли.

Станислав Петров

Профсоюзы -- школа капитализма когда на "Форде" начнется настоящая забастовка?  »
Юридические статьи »
Читайте также