Уроки для «Питера Дуссманна» Чтобы понять ситуацию в микрорайоне, не обязательно писать открытые письма президенту страны

Открытое письмо — это такая эпистола, которую пишут для одного человека в надежде, что прочитают ее все... Или — как можно большее число людей. Открыто писать принято лицу высокопоставленному. Чем выше, тем лучше! Хорошо бы, конечно, самому Президенту Земного Шара, но за неимением такового пишут президенту России. Предполагается, что и автор такой эпистолы — человек известный и уважаемый...

И еще предполагается, что письмо это значительно по форме и глобально по проблематике. Иначе, действительно, кому же это письмо интересно? В лучшем случае — управлению или отделу, регистрирующему послания граждан.

В общем: один общественно признанный человек обращается к другому, а всем остальным позволяется при этом присутствовать и затем, если получится, сформировать собственное мнение.

Но с некоторых пор измельчали открытые письма. Бывает, обидится человек на местного чиновника и в сердцах — послание президенту. Да еще открытое. Да попутно — во все газеты: знай, мол, чинуша проклятый, что и на тебя управа найдется. Или, скажем, гражданину не понравилось качество нового тротуара — туда же! В общем, писать президенту можно по любому поводу. И обязательно открыто. Никто этого не запрещает. Только сначала хорошо самого себя спросить: зачем? какого ответа можно ожидать от главного лица государства о конкретной текущей крыше или подлеце сантехнике? Однако пишут и шлют, получая ответ из своей же местной коммунальной конторы... Или от редакции газеты. Второе, впрочем, случается чаще!

Вот такое письмо редакция и получила на днях.

«Уважаемый Владимир Владимирович!..» А далее следует текст, смысл которого можно уложить в несколько фраз:

— Руки прочь от «Питера Дуссманна»! Защитите нормальный ход реформы ЖКХ от недоброжелателей в лице журналистов, депутатов и некоторых государственных инстанций.

Напоминаем. «Питер Дуссманн» — дочерняя фирма немецкого концерна, которая недавно заполучила от города часть коломенских жилых домов. Все это было названо экспериментом в ЖКХ и сопровождалось обещанием немцев вложить в дело почти 2 миллиона евро: эти деньги, мол, помогут мало-помалу привести в порядок раздолбанный и грязный микрорайон исторического центра.

Приход «Дуссманна» в питерскую «коммуналку» сопровождался явлениями, позволившими сказать:

— Как всегда — обман и подтасовки!

Власти города создали условия, при которых у жителей 104 «экспериментальных» домов Коломны практически не было выбора: «управлять» вами будет «Питер Дуссманн», и все тут! Собрания жителей по созданию ТСЖ и голосование за управляющую фирму происходили, как правило, одномоментно. Причем организовывать собрания, зачитывать практически готовый устав товарищества и договор с «Дуссманном» и — почти всегда — выдвигать кандидатуру председателя ТСЖ поручено было некой фирме НП «Единство». Поначалу тот факт, что «Единство» и «Дуссманн» — близнецы-братья, пытались замолчать. Но от народа ничего не скрыть: две фирмы сидят в одном помещении, руководитель «Единства» одновременно является и заместителем руководителя «Дуссманна». Все ясно как солнечный день.

Но даже не это вызывало недовольство людей. В конце концов, все понимали, что кто-то должен постараться, чтобы подтащить жителей на собрания. Это очень трудно. Да и в большинстве случаев жильцы не в состоянии самостоятельно с нуля создать такие сложные документы, как устав ТСЖ или договор. Так что работа «Единства» не была лишней.

Удручал тот факт, что «Единство» (читай: «Дуссманн»), собирая жильцов, имело в кармане «крапленую карту» — доверенность от КУГИ на право голосовать от имени города, владеющего в каждом доме изрядным количеством площадей. Процент городской собственности был таким, что голосование в большинстве случаев было делом формальным: «Дуссманн» голосовал за «Дуссманна». А если частник-собственник мог повлиять на решение, его даже не оповещали о дне собрания.

Во многих домах, отписанных городом «Дуссманну», начались бунты: походы по инстанциям и в суды «за правдой». В общем, коммунальный эксперимент в Коломне начинался со скрипом.

Слышен «скрип» и сейчас. Не проходят две важнейшие детали, которые должны были стать основой эксперимента. Немецкая фирма еще думает, нужно ли вообще давать те миллионы евро, о которых речь шла вначале. А наш губернатор так и не подписала городской закон, который дал бы право ТСЖ и управляющим фирмам распоряжаться деньгами от сдачи в аренду нежилых помещений в подвластных им домах. Оба эти обстоятельства неразрывно связаны. Как говорится, эксперимент должен проходить в складчину: с одной стороны — деньги, с другой — возможности получения дополнительных денег.

В ожидании и того и другого питерский «Дуссманн» и живет, начиная мало-помалу работать на имеющиеся деньги в старых условиях. Кое-где и результаты проявились: по улицам ходят сотрудники фирмы в зелено-бордовой форме, 32 парадные косметически отремонтированы, укрепляются своды особо опасных арок.

И вот теперь, когда «Дуссманн» уже обслуживает часть Коломны, появляется открытое письмо президенту Путину: мол, не дайте сорвать реформу ЖКХ. В частности, досталось в открытом письме депутату ЗакСа Михаилу Амосову: он-де нередко упоминается в публикациях, порочащих «Дуссманна».

Амосов пожимает плечами:

— Пришла в город некая западная фирма. В некоторых странах, но не у себя в Германии, она пытается заниматься обслуживанием жилого фонда. Ну хорошо, пусть попытается у нас. Чем больше будет на нашем «коммунальном» рынке фирм, тем лучше. Между ними наконец-то появится конкуренция, а значит, стремление работать лучше, чем сейчас. Уверен, что это возможно и при нынешнем финансовом положении. В «коммуналке» крутится очень много денег. Вы посчитайте, какая сумма приходится ежемесячно на каждый дом: то, что люди платят, да плюс компенсационные средства из бюджета ... На эти деньги можно не только нормально вести текущее обслуживание, но и постепенно решать проблемы ремонта, по-умному привлекая кредиты. Так что у питерского «Дуссманна» есть все условия, для того чтобы выполнить свои обещания. Даже если материнская фирма и не будет инвестировать, как обещала, те самые два миллиона евро... А насчет обещаний города отдать арендные деньги на «коммуналку»... Будем работать с губернатором,чтобы все же довести готовый уже закон до подписания.

Жаловался автор письма президенту и на управление Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу и области (УФАС): мол, затирает «Дуссманна» и палки в колеса вставляет.

Выясняется, что претензии у УФАС не к «Дуссманну», а к городскому правительству. И именно по причине создания тепличных условий для вхождения на рынок коммунальных услуг. Другие аналогичные компании, уже существующие в Санкт-Петербурге, и мечтать не могут, скажем, о получении доверенности от КУГИ... А здесь — «зеленая» дорога для одного. УФАС требует от правительства Санкт-Петербурга придерживаться единых требований ко всем компаниям, не выделяя никого.

Управление еще не приняло никакого решения, но каким бы ни был исход дела, «антимонопольщики» понимают, что сегодня уже нет смысла пересматривать договоры с «Дуссманном», заключенные в Коломне. Иначе ситуация запутается окончательно: и юридически, и в головах жителей.

Пора наконец представить читателям автора открытого письма президенту. До сих пор этого не было сделано только потому, что Вера Дмитриевна Шилова, как оказалось, мало что знала как об условиях коломенского эксперимента, так и о причинах неприязненного отношения к «Дуссманну» со стороны многих жителей Коломны. Не знала, очевидно, потому, что дом на Рижском проспекте, где она стала председателем ТСЖ, заключил договор на доверительное управление и обслуживание с «Питером Дуссманном» совсем недавно — в июне.

Рижский проспект не входит в территорию, отданную городом «Дуссманну». Здесь он выступает как одна из фирм, предлагающих свои услуги. Вот что рассказала Вера Дмитриевна:

— Мы полгода думали, с кем бы заключить договор на обслуживание. Было у нас несколько вариантов. От жилкомхоза мы отказались сами, насмотревшись, как они работают. Другая фирма не взяла нас сама: говорит, уж слишком старый фонд. Так что «Дуссманн» остался один. Подписали мы договор и вдруг прочитали всякие негативные отзывы, услышали о разбирательстве с УФАС. И что же получается? Что мы куда-то вляпались?.. Я считаю, что подобные публикации оскорбляют прежде всего людей, которые хотят изменить свою жизнь к лучшему...

Вера Дмитриевна пенсионерка. Бывшая учительница математики. Общественница, стремящаяся сделать максимум, чтобы улучшить жизнь в своем микрорайоне на Рижском проспекте. А для этого, она уверена, нужно, чтобы люди поверили. И скептические публикации очень мешают этому.

— Если и есть какие-то претензии, то говорить о них и бить тревогу нужно было раньше, год назад. Ведь городское правительство знало, что к чему... А мы сегодня знаем, что первые шаги в нашем доме уже сделаны: составлена дефектная ведомость, осушен подвал. И я не хочу, чтобы все, что с таким трудом начиналось, было прекращено...

Ну, не будет, не будет прекращено! «Дуссманн» набирает обороты, заключая договоры в различных районах, ведя переговоры с руководством районов и с наиболее активными группами людей, подобных Вере Дмитриевне Шиловой. На них, не потерявших веру, «улучшателей» жизни, можно рассчитывать при общении с гражданами иных настроений, иной жизненной позиции.

За месяцы мучений с «этим несговорчивым народом», затормозившим триумфальное шествие реформы ЖКХ по Коломне, «Питер Дуссманн» поумнел. Руководство фирмы поняло, что с людьми нужно вести диалог, а не ломать их волю об колено с помощью административного ресурса и сокрытия информации: и толку будет больше, и судебных процессов меньше. Вот только актив, в котором «Дуссманн» нашел опору, еще не понимает, что решать проблемы лучше не открытыми письмами президенту, а изучением объективной информации.

Фирма планирует развиваться, беря на обслуживание все большее количество домов. Это условие ее нормального существования. И дело здесь не только в росте платы за ее услуги. Это дает «Дуссманну» — как и любой другой фирме, работающей в «коммуналке», — возможность финансового маневра. К примеру, сначала средства идут на необходимый ремонт одного дома. Потом — другого! И чем больше будет ежемесячно собираемая сумма, тем больший объем работ можно будет сделать единовременно... Если, конечно, не расходовать средства на «развитие фирмы».

Наталья Орлова

Инвесторы не могут - потому что жильцы не хотят  »
Юридические статьи »
Читайте также