Забыли, где живете? Тогда мы идем к вам!

История противостояния дачников из поселка Екатерининские валы, что в подмосковном Солнечногорском районе, и госчиновника Олега Митволя достигла своей кульминации. При поддержке героического ОМОНа, с автоматами на перевес, в черных масках, атаковавшего дачный забор, украшенный детскими рисунками, Митволь перешел в решительное наступление. Так у нас охраняют природу, ибо этот самый Митволь и есть главный в России по охране окружающей среды. От детей, вероятно.

Наша бюрократия, как и наш бунт, отличается двумя качествами: бессмысленностью и беспощадностью. Правда, народная молва приписывает действиям правоохранителей глубокий смысл.

Считается, что на земли дачного поселка претендует некая крупная бизнес-структура, планирующая организовать на свободных от детей и пенсионеров землях площадку для гольфа и яхт-клуб. Может быть, это домыслы. Проблема лишь в том, что наше общество никогда не стремится найти в действиях власти некий позитивный смысл. Как правило, наоборот, общество ищет в действиях власти личный интерес тех или иных чиновников. И вот ради этого конкретного смысла, выражаемого определенной суммой или соответствующим статусом, наша бюрократия делается самой беспощадной в мире.

Общество готово было бы поверить в позитивную осмысленность деятельности властного Митволя, если бы предметом его активности стали поместья какого-нибудь крупного местного бандита, чекистского генерала, знакомого Митволю банкира. Но тут, как говорится, явно кишка тонка. А вот не бедных по общероссийским, но средних по московским меркам граждан взять за жабры - это всегда пожалуйста.

Если учесть, что сам Митволь - человек очень не бедный (как утверждают, одно время активно контактировавший по бизнесу с Борисом Березовским), то его презрение к российским "мидлам" становится вполне понятным. Как, впрочем, и ко всем остальным.

Вкратце юридическая суть коллизии состоит в следующем. В конце 80-х - начале 90-х годов XX века начавшие более или менее прилично зарабатывать москвичи решили строить дачи в Подмосковье. Строили они их на арендованных некой фирмой у властей Солнечногорского района землях. К гадалке не ходи - арендаторы земли щедро делились с тогдашними властями. Затем права аренды не раз переуступались, оспаривались, и это до той поры, пока Солнечногорский суд не ликвидировал эти права.

Между тем дачники все эти годы находились в ситуации не просто добросовестных благоприобретателей, но и обустроили поселок, вкладывая в это личные средства и личный труд. Все пошло прахом. Более того, суровый Митволь пригрозил еще и московские квартиры отобрать, пустить всех по ветру, сделать людей бомжами.

Воистину, беспощадность нашей бюрократии беспредельна. Говоря строго объективно, мы в данном случае столкнулись с самой главной особенностью российского устройства: полным отсутствием защиты права частной собственности. Ибо бюрократия считает своей, неотчуждаемой частной собственностью всю Россию, включая ее граждан. В исследуемом случае к неприкосновенной частной собственности должны быть отнесены строения. Это прежде всего. Если бы государство боролось за сочетание закона и частной собственности, то даже при конфискации фактически используемых земель, должно бы за свой счет организовать аккуратную разборку строений, их складирование, сохранность. А также финансово возместить затраты на обустройство территории. Ничего подобного! Не закон и порядок, а ОМОН и выбитые стекла - вот принцип действия в наших условиях.

Вообще-то, бюрократия в любой стране стремится к нарушению прав граждан, прав собственности. Но там хоть есть надежда на независимый суд. Возьмем для примера американский опыт. В США, как следует из глубокой монографии Ричарда Пайпса "Собственность и свобода", в 70-е годы довольно широко практиковалась идея изъятий, хотя и частичных, собственности под предлогом защиты окружающей среды. Американские Митволи отчуждали тысячи гектаров земли, лесов, прочих угодий. Так продолжалось до 90-х годов, когда Верховный суд США не вынес два решения. В 1992 году по делу "Лукас против Совета прибрежного округа Южной Каролины" и "Доллан против города Тиггарда" в 1994 году. Мистер Лукас возражал против того, что ему было запрещено что-либо строить на участке пляжа, в который он вложил миллион долларов. Спор шел о такой же природоохранной зоне, что и в случае с Екатерининскими валами. Миссис Доллан - владелица некой фирмы хотела расширить свой бизнес, но местные власти потребовали от нее в обмен на разрешение организовать за ее счет велосипедные и пешеходные дорожки. У нас это умно называется "внебюджетным финансированием".

Верховный суд США решил дело в пользу истцов. По делу Доллан он постановил, что власти обязаны выкупить землю под дорожки по рыночной стоимости. По делу Лукаса суд обязал власти возместить собственнику сумму в полтора миллиона долларов и выкупить часть природоохранной зоны. Выкупить, а не отнять с применением 82-й воздушно-десантной дивизии. Поскольку американское право прецедентно, то суды в США стали выносить приговоры в пользу собственников. Наш Верховный суд повел себя по иному. Из его стен раздались утверждения, что все сделано правильно. А, дескать, позже Верхсуд посмотрит на это дело. Классическая логика милиционера: "Вас угрожают убить? Вот когда убьют - тогда и обращайтесь".

Впрочем, и США далеко не последовательны. В 1995 году палата представителей конгресса США, где было республиканское большинство, приняла закон, согласно которому власти обязаны компенсировать разницу, если по вине государства стоимость имущества граждан упала на 10%. Предположим, вы жили в приличном районе, а вдруг рядом с вашим домом проложили автотрассу. Стоимость вашего жилья, естественно, упала. Государство (если трасса государственная) обязано возместить вам убытки. В сенате, где большинство принадлежало демократам-клинтоновцам, закон оказался заблокирован. Но в Америке, по крайней мере, явно наблюдается борьба за неприкосновенность и сохранность собственности. Наша жирующая бюрократия с успехом натравливает бедных на зажиточных, чтобы перевести стрелки от себя на других. И все больше презирает нашу собственность. И нас с вами.

Полагаю, что скоро мы столкнемся с новым явлением: выселением из своего жилья людей, чьи земли приглянулись какому-нибудь Митволю или его контрагентам. Новый Жилищный кодекс дает право выселить по суду любого гражданина. Правда, в том случае, если есть необходимость для госвласти или муниципальных структур. Формально возмещать убытки должен представитель власти, и по рыночной стоимости. Но гражданин от участия в определении этой стоимости будет фактически отстранен. А как ее определит "самый гуманный суд в мире" - сомневаться не приходится. Право подлинной частной собственности сведено к ничтожной величине.

Не так давно были опубликованы мемуары некоего чекиста - сослуживца Владимира Путина по дрезденской резидентуре. В мемуарах восторженно рассказывается о смелости будущего российского президента, когда он открыто делился с сослуживцами своими воззрениями на преимущества владения собственностью рядовым человеком. Фактически он делился мечтами о возрождении и укреплении частной собственности в России. Похоже, не сбылась путинская мечта. Митволь, что ли, встал на ее пути? Или еще кто?

Валерий Островский, обозреватель

Жителей хотят переселить из ветхих и аварийных домов Ленинградской области  »
Юридические статьи »
Читайте также