Радиомост Совместный проект "Радио России" и газеты "Вечерний Петербург"

Два события: 6 ноября в ЦВЗ "Манеж" открылся Фестиваль независимого искусства, посвященный 30-летию легендарной выставки нонконформистов в ДК им. Газа; а за три дня до этого у Мариинского дворца петербургские художники (и не только они) в очередной раз митинговали против повышения стоимости аренды площадей.ЛИД (набор строк)

На обе эти темы ведущая "Радиоклуба на Итальянской" Наталия Савощик попросила высказаться Сергея Даниэля - историка искусства, доктора искусствоведения, профессора, художника; Дмитрия Каминкера - скульптора, председателя правления творческого объединения "Озерки" - "Деревня художников", члена СХ России, участника многочисленных выставок в России и за рубежом, и Михаила Бродского - члена городского правительства, представителя губернатора в ЗакСе, доктора экономических наук, профессора.

"Медленные деньги"

Наталия САВОЩИК: - Начнем мы все-таки с события культурного. Сергей, в чем значение открывшегося фестиваля?

Сергей ДАНИЭЛЬ: - Я помню эту первую выставку независимого искусства в ДК имени Газа (так произносят, хотя надо бы "имени Газы", ведь фамилия - Газа, а не Газ). ДК был окружен милицией, все посетители должны были показывать паспорта; ходили слухи, что всех "перепишут"... По правде говоря, на 30-летии этой выставки в Манеже было невозможно смотреть работы, потому что все смотрели друг на друга - узнавали, радовались, братались. И тогда, в 74-м, интерес был фантастический. И дело не только в том, что запретный плод сладок, а в том, что желание свободы в людях всегда живет. Ни одна официальная выставка не вызывала такого интереса.

Н. С.: - Тогда, в 70-е годы, многие наши художники вынуждены были становиться бойцами с этакой политической окраской. Был ли это свободный выбор художников или это был вынужденный шаг?

С. Д.: - Каждый участвовал в той выставке по своей воле. Я не участвовал сознательно, потому что как раз не склонен был превращать орудие художника в орудие политической борьбы. Я и сейчас против этого. Искусство должно заниматься своим делом, а политика - своим.

Н. С.: - Воевать с властью - не дело художника?

С. Д.: - Нет, это не дело художника. Желательно иметь такую власть, при которой художнику не пришлось бы с ней воевать.

Дмитрий КАМИНКЕР: - Я тоже не участвовал в том движении - к сожалению или к счастью. Хотя многие мои друзья были активными участниками того, что сейчас называется "вторая культура". Часть тех людей сошли со сцены, исчезли. А кто-то стал всемирным гением, как Иосиф Бродский, - в движении ведь участвовали не только художники, но и поэты, писатели, философы, музыканты - представители всех творческих профессий. И люди науки. Я горжусь тем, что мой отец, который руководил Институтом ядерной физики в Гатчине, приютил Альберта Розина, серьезного художника, который потом уехал во Францию и сейчас живет там, хотя здесь он был нужнее.

Н. С.: - Вы разделяете мнение Сергея Даниэля о том, что не дело художника - воевать с властью (я имею в виду уже недавний митинг)?

Д. К.: - Начнем с того, что вопрос "А нужны ли художники городу?" неправомерный, потому что... а разве мы, художники, - не город? Я прожил всю жизнь в этом городе, мои отец и мама пошли добровольцами защищать его в 41-м, я здесь учился и хочу здесь жить! И почему кто-то решает, нужен я или нет? Власть мы наняли как садовников, которые должны ухаживать за садом, а они почему-то решают, вырубать деревья или оставить. Вырубить и распилить легче всего. Это быстрые деньги. Уже сто лет мы рассуждаем, нужен ли вишневый сад как сад, или срубить его на дрова, либо продать как строительный лес!

С. Д.: - Когда художники раздражены - ничего хорошего из этого не получается. Напряжение не спадает со времени первого митинга, который был еще в июне нынешнего года, когда под дождем стояло множество людей, старых и молодых. Некоторые тогда заболели. Кто за это ответит?! Если повышение цен за аренду - слухи, то отвечать должен тот, кто эти слухи распускает. А если не слухи?.. Все должно быть прозрачно. Надо выяснить наконец намерения власти. И потом - скажите мне, что такое Петербург без художников! Да, современное искусство - это "медленные деньги", но надо же смотреть немножко дальше своего носа.

Д. К.: - У нас в стране в ХХ веке - и сейчас это продолжается - все время находят категорию людей, которые "не нужны". Сначала погрузили на корабль философов и отправили за границу; потом посадили в телеги кулаков - убрали. То деревня неперспективна, то пенсионеры мешают... Целые категории людей признаются несостоятельными экономически, морально и физически. Но экология города - как экология леса: нужны самые разные птицы, звери, травы, деревья. Если оставить одних пушных зверей, то получится не лес, а звероферма. Знай снимай шкуру, просушивай ее и продавай за границу.

Мастерских - мало, да мастеров - много

В беседе принимала участие и "другая" сторона. Правда, заочно: накануне Наталия Савощик беседовала с членом городского правительства Михаилом Бродским.

Н. С.: - Михаил Наумович, как вы думаете, достаточно ли в нашем городе культура поддержана правительством и депутатами?

Михаил Бродский: - Думаю, как бы она ни поддерживалась, все равно этого будет недостаточно. Нужные средства не всегда есть, и мы во всех отраслях стараемся делать только самое необходимое. Скажем так: для культуры мы делаем недостаточно. Могли бы делать больше, будь у нас на это деньги.

Н. С.: - Но, по отчетам, год от года увеличивается финансирование культуры. Не съедает ли это все инфляция?

М. Б.: - В этом году на поддержку культуры у нас было запланировано 2 млрд. 900 млн. рублей, а в следующем году - 3,5 млрд. рублей. Эти деньги инфляция так просто не съест. С другой стороны, экономистам трудно определить, куда - в области культуры - в первую очередь направлять средства. И здесь мы вряд ли обойдемся без мнения творческих союзов.

Н. С.: - Но существует ли это партнерство между депутатами, правительством и творческими союзами?

М. Б.: - Конечно существует. Хотя можно предъявить претензии к уровню этого партнерства. Во всяком случае, есть Общественный совет Санкт-Петербурга, который включает в себя и ведущих деятелей культуры; к мнению совета прислушиваются. И когда в парламенте принимаются законопроекты, как-то связанные с культурой, депутаты прислушиваются к обращениям представителей творческих союзов.

Н. С.: - Насколько, по вашему мнению, обоснованны требования художников оставить льготу по арендной плате?

М. Б.: - Позиция губернатора заключается в том, чтобы оставить все, как есть сейчас, оставить фонд творческих мастерских. С другой стороны, я не уверен, что этот фонд используется идеально.

Н. С.: - Вы говорите сейчас как экономист?

М. Б.: - Да, как экономист. Во-первых, фонд творческих мастерских предназначен только для деятелей изобразительного искусства. Думаю, это не совсем справедливо, поскольку есть и другие творческие союзы - театральные, хореографические. Во-вторых, в 90-х годах, когда создался этот фонд, он был сразу распределен и новыми площадями для мастерских практически не пополняется. Но с тех пор появилось много молодых деятелей искусств, и их творческие союзы поддержать не могут, потому что площади под мастерские выдаются в порядке очереди, когда прекращается договор аренды с предыдущим пользователем. А договор фактически пожизненный. Мне кажется, это не совсем разумный подход, и союз творческих работников должен использовать фонд мастерских так, чтобы он служил стимулом развития современного искусства.

Н. С.: - Вы предлагаете ввести некий конкурс на право пользоваться мастерской?

М. Б.: - Есть закон Петербурга о фонде творческих мастерских города. В статье пятой говорится, что помещения мастерских предоставляются в аренду на 10 лет, причем тот, кто пользуется мастерской, имеет преимущественное право продления аренды. В этой ситуации проводить конкурс бессмысленно, потому что человек, который работает в мастерской, будет пользоваться ею всю жизнь. Мне кажется, что совету представителей творческих союзов стоит подумать над этим вопросом.

Н. С.: - В Законодательном собрании не предпринимались попытки внести изменения в этот закон?

М. Б.: - Попытки предпринимались, но мне, например, не хотелось бы изображать из себя понимающего в культуре больше тех, кто ею профессионально занимается. Так что депутаты и члены правительства в этом вопросе опираются на мнение представителей творческих союзов. Но мы, со своей стороны, должны рассуждать экономически. Скажем, мы выделяем 3,5 млрд. рублей на культуру. Это уже плод некоего решения, размышления: почему выделяется не 3, не 4, не 5, не 10 миллиардов; и в какой степени для нас приоритетна культура.

Н. С.: - И в какой степени для правительства города приоритетна культура?

М. Б.: - Губить то, что сейчас в Петербурге есть, - этого, разумеется, никто не желает. Никому не хотелось бы играть роль человека, из-за которого что-то разрушилось. Но мы понимаем, что на любую сумму что-то можно сделать, любую сумму надо использовать рационально - на самое необходимое. Поэтому на ваш вопрос "насколько город считает важным развитие культуры?" отвечу суммой: 3,5 млрд. рублей. Это немало.

"Здоровые мужики" без льгот обойдутся

Д. К.: - Во-первых, когда речь идет о мастерских, мы говорим не только о художниках - мы подразумеваем архитекторов, дизайнеров, художников театра и кино, керамистов и - что очень важно для нашего города - реставраторов. Во-вторых, когда мы говорим о льготах, многие могут возмутиться: "Здоровые мужики! Какие еще льготы им нужны?!" Так вот, я заявляю: льготы нужны инвалидам, пенсионерам и ветеранам войны. А художникам льготы не нужны! Художникам - и городу вообще - нужны дифференцированные тарифы на пользование разными помещениями для разных нужд. Мастерская живописца не приносит такого дохода, как, допустим, обувная или швейная мастерская, - хотя она нужна городу не меньше. Значит, должны быть дифференцированные тарифы.

Н. С.: - Поговорим о мастерских как о явлении искусства, явлении культуры. Дмитрий, расскажите коротко историю "Деревни художников" - ведь вы своими руками восстанавливали полуразвалившиеся деревянные дома начала ХХ века, и сейчас в Шувалове - Озерках существует своеобразное культурное пространство...

Д. К.: - "Деревня художников" возникла спонтанно, ее никто не создавал как проект. Просто художники, которые не хотели становиться в ряды официальных деятелей искусств, но по ряду соображений не шли и в подполье, покинули город. Есть известное выражение Шагала "У каждого художника должен быть свой Витебск", так Шувалово стало нашим Витебском. Это было предместье, далекое от городской суеты и городской художественной жизни, - а сейчас город надвинулся, и Шувалово теперь едва ли не самый фешенебельный район, поэтому нам жить там непросто... Сначала художников было 10, 20, потом 50. Дома, которые мы заняли под мастерские, были списаны и подлежали уничтожению, но мы их спасли, и сейчас эти дома выделяются на фоне новостроек Коломяг и Шувалова как напоминание о петербургских пригородах начала ХХ века. Чтобы быть справедливым, скажу, что начинали мы как маргиналы, но с администрацией Приморского района сложились хорошие отношения, мы конструктивно сотрудничаем.

С. Д.: - Замечу, что Дмитрий Каминкер и его коллеги приглашают людей из разных стран, и в "Деревне художников" практически на голом энтузиазме проводятся мастер-классы, международные семинары.

Д. К.: - Когда звучит фраза "государство помогает культуре", складывается такой образ: сильный добрый дяденька дает беспомощным слюнтяям вспомоществование. На самом деле русская культура - вполне ликвидный товар на мировом рынке. Я не супергений, но я работал в 20 разных университетах во всем мире и везде видел, что я умею делать то, чего не умеют делать там. Речь не только обо мне, но и о моих коллегах из России. Преподаватели химии, музыки, физики - наши соотечественники - прекрасно там устроились. Но они здесь нужны, они нам нужны! Художники могут содержать себя сами; просто в наших экономических условиях нужен какой-то специальный взгляд на это: кого-то может раздражать, что бородатые мужики стоят на митингах и требуют какие-то там льготы. Так не о льготах идет речь, а о том, что то, что мы умеем, то, что накопила наша русская и российская культура за столетия и десятилетия, - вполне востребованный товар в ХХI веке.

С. Д.: - Наше государство, правительство нашего города рассматривают себя как дарителей. Какие они дарители? Мы выполняем важные жизненные функции, которые неотделимы от того, ради чего существует бюджет и ради чего существует государство. Но на мировом рынке это продается лучше, чем здесь. Я тоже с группой "Эрмитаж" - моими друзьями - путешествовал 10 лет по Америке. И американские студенты мечтают о том, чтобы мы вообще все время там работали. А мы хотим здесь. Произведения российских художников сегодня продаются. Просто никто этим не занимается.

И мне кажется, не надо говорить: "Какое там художники! вот пенсионерам каково!" Многие художники - пенсионеры. Марина Азизян прожила тяжелые военные годы, была в детском доме, прошла очень тяжелый жизненный путь. При этом была художником 30 фильмов, множества спектаклей, она - наша гордость. Она пенсионерка, и она получает пенсию ниже прожиточного минимума. Поэтому о чем тут говорить - кто нам что дарит?! Мы существуем вопреки всему!

Н. С. - Наверное, это и есть итог нашей встречи: не дело художника - воевать с властью; но дело власти - создавать условия для того, чтобы человек мог реализовать себя на благо общества.

Месяц назад Санкт-Петербургский журналистский центр международного сотрудничества при поддержке Совета министров Северных стран проводил специальный семинар для журналистов, пишущих о культуре: этакий сравнительный анализ "Деревни художников" в Шувалове и поселения художников в финской деревеньке Фискарс, что в 150 километрах к северо-западу от Хельсинки.

Фискарс - историческое место, где развивалась промышленность Финляндии. Там в 1649 году было основано первое металлическое производство в Финляндии, и потом марка "Фискарс" стала известной на весь мир: ножницы, ножи, топоры. Когда в ХХ веке концерн развился так, что деревеньки этой стало мало, предприятие перевели в другое место, а старинные мастерские, дома XVIII - XIX веков, стали разрушаться. Предприниматели Финляндии решили отремонтировать эти дома, а потом отдать художникам. Но оказалось, что арендная плата слишком высока, и тогда бизнесмены решили иначе: хорошо, берите полуразрушенные дома, вкладывайте туда свои средства - вам это будет идти в счет погашения арендной платы, и сама аренда будет льготной. И дело пошло.

Началось это более 20 лет назад, тогда в деревеньке трудились всего 5 художников. А сегодня там живут 650 художников, из них 92 состоят в кооперативе, который создает условия, чтобы каждый мог себя реализовать. В специальном магазине, который стоит у шоссейной дороги, где проезжают много людей, можно купить как настоящие произведения искусства, так и сувениры. И за счет продажи сувениров, бывает, держится настоящее искусство, а одни мастера поддерживают других. Условие: художник должен либо жить в Фискарсе, либо иметь там мастерскую. Причем сеть мастерских расширяется, там работают художники и из других стран (правда, из России пока нет никого). И самое главное: государство платит именитым финским художникам, известным за рубежом, гранты - чтобы они жили и работали в Фискарсе. Теперь эта деревенька - брэнд, и Фискарс можно подавать как деревню-сообщество художников, где людям хорошо живется и работается.

Дмитрий КАМИНКЕР: "Вот когда премьер-министр Японии будет играть на гитаре и петь Окуджаву вечерами, а в университете штата Мичиган будут продаваться пирожки с грибами, тогда мы cможем сказать, что мы свою культуру каким-то образом продвинули".

Дмитрий ШАГИН: "Мастерские митьков находятся на улице Правды. Прекрасное место. Было. Теперь там сделали какую-то жуткую пешеходную зону - ходить противно. Это никакой не Петербург! Просто собираются фирмы, холдинги разные, скупают все - а вы, мол, убирайтесь отсюда, все наше будет!"

Михаил БРОДСКИЙ: "Мне, например, не хотелось бы изображать из себя понимающего в культуре больше тех, кто ею профессионально занимается. Так что депутаты и члены правительства в этом вопросе опираются на мнение представителей творческих союзов".

Наталия САВОЩИК: "Не дело художника - воевать с властью; но дело власти - создавать условия для того, чтобы человек мог реализовать себя на благо общества".

ПЕЙДЖЕР

Мы - люди, живущие в обществе. Искусство не может быть отдельным от общества. Так же, как и человек, - зависит от общества.

За время советской власти художники просто обнаглели. Они даром получали роскошные мастерские, рисовали бред какой-то, называли себя гениями. Ничего им не надо, пусть сами добывают. Маргарита Сергеевна.

У нас стало проституциированное общество, где все продается и покупается. Главным сутенером является КУГИ. Самый подходящий девиз: ворам везде у нас дорога. Ирина.

Пожалуйста, сходите в Мариинский театр и посмотрите, как Онегин лезет под юбку к Ольге. Это в Мариинском театре! Строительство 2-го здания - позор для города. Антонина Сергеевна.

Я согласна с депутатом Ковалевым в ЗакСе в том, что на средства, затраченные на пешеходную зону на Большой Московской, можно было сохранить не только бесплатный проезд пенсионеров, но и увеличить льготные выплаты до достойных цифр. Какое участие чиновники от архитектуры принимают в создании пешеходных зон? Такие зоны - тревога для жителей близлежащих домов. Ведь в каком ужасном состоянии территория у памятника Достоевскому! Все как у Райкина: пьют и едят прямо на памятнике. Марина.

Мнение каких горожан учитывает правительство города? Если бы мнение учитывалось, многие законы не были бы приняты. Света.

Начиная с Леонардо да Винчи художники всегда были нищие. Так зачем же драть с них семь шкур! Талантливый художник становится богат, когда умрет. Дайте им бесплатно мансарды и мастерские. Виктор Иванов.

Предлагали ли художники властям СПб вместо рекламных щитов, призывающих народ пить и курить, поставить щиты с призывом соблюдать чистоту и культуру поведения в городе? Ольга Васильевна.

Почему в государственный праздник 7 Ноября в городе не вывешено ни одного государственного флага или флага города? Власть сама себя не уважает.

Миллионерам-москвичам мало своей Москвы. Они не против обосноваться и у нас. А мы, народ, только им мешаем. Ирина.

Почему абсолютно не слышно голоса в защиту нищих, неработающих пенсионеров, льготы которым должны быть восстановлены? Это нарушение федерального закона.

Многие спрашивали точный адрес "Деревни художников". "Точный адрес" назвать затруднительно, поскольку это не дом, а целая территория, и мастерские расположены в Шувалове - Озерках и Коломягах. Кроме того, в мастерских постоянно идет работа и публике они доступны, когда там проводятся фестивали (следите за анонсами в "Вечёрке"). Но если крайне нужно что-то о "Деревне" узнать - звоните по телефону 304-40-45, спросите Татьяну.

ТЕЛЕФОН

- Здравствуйте, меня зовут Ирина Иосифовна. Отношение власти к художникам, скульпторам, архитекторам ничем не отличается от отношения к населению вообще. Все прекрасно осведомлены о том, что федеральная власть и власть Петербурга сами определили не только, где художнику работать и нужен ли он городу. Власти определили и за пенсионера: сколько и что ему есть, куда ему пойти и вообще как существовать. Власть все подсчитала заранее, почему-то решив за человека, чего он хочет от жизни. Сейчас льготы монетизируют - они сами решили, что нам так удобнее. Я неработающий человек и нахожусь в еще худшем положении, чем художники, потому что они еще могут как-то где-то заработать, а пенсионер с нашей нищей пенсией - он не может ничего решить за себя. За него все определило государство.

Городской дайджест  »
Юридические статьи »
Читайте также