Хорошо смеется тот, кто стреляет молча

Беда хороших людей в том, что они всех подозревают в порядочности. Хорошие законодатели провели в свое время хорошие законодательные инициативы — внесли поправки в 37-ю статью УК РФ «Необходимая оборона» , которые позволили гражданам России обороняться от преступников без оглядки на последствия. Увы, сегодня специалисты с горечью признают, что для российских следственных органов и судов ничего не изменилось — понятие «самооборона» почти не встречается в судебной практике. Как эта самая практика показывает, россиян, рискнувших дать отпор правонарушителям, по-прежнему, как и в советские времена, следствие и суды предпочитают обвинить в тяжком преступлении — нанесении тяжкого вреда здоровью нападавшего или даже в покушении на убийство.

При этом само государство в лице милиции и прокуратуры не в состоянии защитить своих граждан — последняя, самая свежая статистика МВД о состоянии преступности в Российской Федерации за январь—август 2005 года потрясает своей апокалиптичностью.

Согласно этой статистике, в январе—августе 2005 года общее количество преступлений против граждан РФ снова выросло, причем сразу на 20%. А в общественных местах только зарегистрировано преступлений на 40,7% больше, чем в январе — августе 2004 года, — этот невероятный рост означает, что риск быть убитым или ограбленным на улице для россиян ежегодно почти удваивается! А ведь в милицию обращается далеко не каждый ограбленный — специалисты утверждают, что официальную статистику можно смело умножать на два. И никакой надежды на возмездие, поскольку почти миллион преступлений ежегодно остается нераскрытым.

И вот на таком показательном фоне гражданам страны фактически запрещают оказывать преступникам сопротивление — под угрозой насилия уже со стороны государства. За примерами далеко ходить не надо, нашим читателям они хорошо известны: дело москвички Иванниковой, в отношении которой, как было доказано в суде, была совершена попытка изнасилования, которой она воспротивилась и теперь обвиняется в умышленном убийстве (дело отправлено на новое разбирательство). Дело студента Моисеева, который до сих пор находится в Бутырском СИЗО за то, что, как доказало само следствие, защищаясь от нападения пяти уголовников в собственной квартире, убил одного из нападавших из легального, зарегистрированного ружья. Дело участкового инспектора милиции Лунинского РОВД города Пензы Алексея Красильникова, застрелившего рецидивиста, который вымогал прямо в доме участкового деньги и ценности, а также угрожал семье. За то, что офицер в ходе очевидной даже суду самообороны убил этого негодяя, наш самый гуманный судприговорил его этим летом к 5 годам лишения свободы в колонии строгого режима!

Таких дел, как показывает российская судебная практика, с каждым месяцем становится все больше — государство ведет с нами странную игру, с одной стороны, ратифицировав поправки в 37-ю «самооборонную» статью УК и легализовав оружие самообороны, а с другой стороны, легко обвиняя обороняющихся граждан в нанесении вреда нападавшим, вне зависимости от того, какие тяжкие преступления пытались совершить преступники.

Причем застрельщиками в этом увлекательном соревновании с преступниками выступают органы предварительного следствия — именно там граждане, только что отбившиеся от нападения, вдруг узнают, что именно им, а не преступникам будут от имени государства предъявлены обвинения. С подобным отношением пришлось столкнуться и вашему корреспонденту, и именно тогда я услышал любопытную рекомендацию от сотрудников милиции — в России удачной самообороной считается та, в ходе которой имя оборонявшегося остается неизвестным. Потому что в противном случае жертве нападения придется снова защищаться — уже от государства.

Евгений Зубарев

Куда уйдет игорный бизнес?  »
Юридические статьи »
Читайте также