России для борьбы с наркопреступностью нужны свои "кнут" и "пряник"

Так считает Андрей Смирнов, заместитель начальника Управления Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков и психотропных веществ (ФСКН) РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

- Андрей Владимирович, каковы тенденции: по сравнению с прошлым годом ситуация стабильная или есть осложнения?

- Обстановка по-прежнему остается сложной. Легкой она никогда и не была. Управление создано всего два года назад, поэтому мы находимся в стадии развития. Стараемся наращивать активность, разрабатываем методики, участвуем в профилактической деятельности. По нашим материалам в этом году возбуждено более 1350 уголовных дел, в суд за семь месяцев передано 466. Конечно же, не все идеально. Например, есть определенные сложности со сбором доказательной базы для возбуждения уголовных дел в отношении организаторов наркопритонов. Сейчас это одно из приоритетных направлений нашей работы.

Не всегда удовлетворяет нас и конечный результат работы, я имею в виду приговоры судов по нашим делам. Бывают случаи, когда суды подходят к делу формально и матерые преступники отделываются условным приговором. В свою очередь наши следователи и оперативники прилагают все усилия для укрепления доказательной базы, чтобы таких казусов не было.

- С проблемами понятно, а как насчет достижений?

- В 2005 году управление активизировало работу по пресечению деятельности организованных преступных группировок. Подрыв экономической основы наркопреступности является одной из ключевых задач, стоящих перед органами наркоконтроля. В этом году мы расследовали 48 уголовных дел, совершенных организованной группой, причем большая часть наркотиков была изъята сотрудниками управления именно по таким преступлениям.

Еще одно направление, потребовавшее активизации нашей деятельности, - борьба с легализацией доходов, вырученных от продажи наркотиков (ст. 174 УК РФ) . В 2005 году по этой линии возбуждено уже 28 уголовных дел, хотя в прошлом году такой следственной практики не было вообще.

- Расскажите подробней об "ассортименте": сколько и чего изъято за первые семь месяцев нынешнего года?

- Изъято более 90 кг различных наркотических средств. В том числе - 16 кг героина (не считая совместного изъятия 17 кг с коллегами из Калуги), 8 кг марихуаны, около 8 кг гашиша, 16 с лишним килограммов "синтетики". Как видите, набор традиционный.

- А кто в основном занимается сбытом наркотиков?

- Анализ уголовных дел показывает, что 23 процента от общего числа сбытчиков - женщины, 35 процентов - в возрасте до 25 лет, 26 процентов - до 30 лет. Только у 8 процентов есть высшее образование, 14 процентов имеют неполное среднее, 7 процентов - студенты. Основная масса имеет среднее образование. Среди осужденных 33 процента - безработные, 12 процентов - служащие, 5 - руководители коммерческих организаций, остальные - с рабочими специальностями. 13 процентов имеют судимости. Есть в наркобизнесе и те, кому за 35, но для них это способ обогащения. Сами они наркотики не потребляют.

- Где наркоторговцы чаще всего реализуют свой "товар"?

- Торговля идет и на улицах, и в различных притонах. В последнее время местами распространения нередко становятся дискотеки и ночные клубы, где собирается молодежь. Практически каждую неделю наши сотрудники проводят операции в увеселительных заведениях. Кроме того, мы стараемся перекрыть каналы поставки крупных партий амфетамина и экстази на петербургский рынок.

- Имеются ли в Ленинградской области посевы мака или конопли?

- Встречаются, но не часто. Больших плантаций нет. Иное дело - на уровне теплиц, отдельных грядок. Выращивают для себя. Мак в наших краях не дозревает. Потребляют маковую соломку.

- По каким каналам наркотики попадают в Петербург и Ленобласть?

- Мы выделяем четыре направления. Первое - среднеазиатское: из Таджикистана, Узбекистана, Казахстана, Туркмении и Киргизии. Через эти страны следует основной объем наркотиков растительного происхождения из Афганистана, а также значительная часть амфетаминов и других стимуляторов из Пакистана и Китая. Второе - кавказское, по нему идет около 15,5 процента общей доли контрабанды различных наркотиков. Задействованы Азербайджан, Армения, Грузия. Третье - северо-западное: из Европы и Прибалтики. Здесь 50 процентов "синтетики" и 70 процентов - психотропных веществ. Четвертое - юго-западное. Тут наркотики приходят из Украины, Молдовы, Белоруссии, как правило, - маковая солома местного производства плюс европейский транзит. Не стоит забывать и о Латинской Америке, откуда наркоторговцы поставляют кокаин на судах - "банановозах".

- Не могли бы вы перечислить хотя бы несколько крупных операций, проведенных наркоконтролем с начала 2005 года?

- Да, конечно. В конце марта задержали наркодилера из Эстонии, у которого изъяли более 6 600 таблеток МДМА (экстази) общим весом более 1,6 кг и около 3 кг порошка-амфетамина. Как я уже упоминал выше, совсем недавно совместно с коллегами из управления по Калужской области провели задержание двоих наркодельцов и изъяли из незаконного оборота 17 кг героина.

- Правда ли, что наибольшее влияние на развитие наркоситуации в регионе оказывают этнические преступные группировки?

- Начнем с того, что преступность не имеет национальности. Другое дело - в любом народе, как и в семье, не без урода. Среди преступных группировок существуют и сформированные по этническому принципу, которые работают на вышеперечисленных каналах поставки наркотиков из-за рубежа. В борьбе с этими сообществами существуют специфические проблемы. Главная - замкнутый, клановый характер их деятельности. Например, очень сложно задержать с поличным так называемых наркобаронов. Сами лидеры организованной преступности наркотики, как правило, в руки не берут. Для торговли используют, например, детей. Среди членов группировки действует круговая порука.

Поэтому очень большое внимание мы с руководителями этнических диаспор Петербурга уделяем организации совместной профилактической работы. Недавно в рамках форума "Антинарко" состоялась встреча начальника нашего управления Александра Кармацкого с руководителями мусульманских общин. На ней, в частности, отмечалось, что во многих исламских странах участие в наркообороте карается смертной казнью.

- Как вы оцениваете недавно принятые поправки к Уголовному кодеку , в соответствии с которыми фактически можно хранить до десяти разовых доз наркотика, не опасаясь при этом уголовной ответственности?

- Я не поддерживаю такие меры. Ничего хорошего из этого не выйдет, и мы надеемся, что эти нововведения скоро будут отменены. Также не выйдет ничего хорошего из бесплатной раздачи шприцов наркоманам. Людей нужно лечить, открывать новые специальные клиники, лечебницы, создавать специальные программы. А выдавать шприцы, значит - содействовать. Те, кто проводит соответствующие "PR-акции", сами льют воду на мельницу наркомафии. Что касается лидеров наркопреступности - им следует присуждать высшую меру. Подразумеваю пожизненное заключение, поскольку на смертную казнь в России мораторий. Не надо идти по пути Голландии, где частично легализовали наркотики, но не во всем нам подходит и опыт Китая, где по этим статьям расстреливают. У российского законодательства в этой сфере должны быть свои собственные "кнут" и "пряник". ***

Телефон доверия ФСКН РФ по СанктПетербургу и Ленобласти 275-06-51.

Публикацию подготовил Денис Колчин

"Мобильные войны", эпизод ii В Петербурге спецслужбы изъяли еще одну партию мобильных телефонов.  »
Юридические статьи »
Читайте также