Адвокаты: Закон для генералов

Адвокатура - центральное звено судебной системы и всего механизма правозащиты. Действенность законов и процедур во многом зависит от того, насколько точно и эффективно это звено будет настроено. Вступивший недавно в силу закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" отложит становление адвокатуры как института гражданского общества на очередные 10 - 15 лет. Только что принятый закон уже нуждается в серьезной правке.

Законопроекты бывают счастливые и несчастливые. Первые, будучи результатом консенсуса его разработчиков, быстро вводятся в действие. Несчастливые же долго томятся на полках законодателей, переделываются и уточняются. Закон об адвокатуре - невезучий из самых невезучих. Его разрабатывали более 15 лет. За это время сменился не один парламент, изменились условия деятельности адвокатуры, появилось на свет множество инициативных проектов.

Изначально прогрессивный, закон об адвокатской деятельности подвергся жесточайшей тенденциозной критике со стороны "адвокатских генералов" - руководителей коллегий адвокатов, которым грозило упразднение. Постепенно президиумы коллегий сконцентрировали значительную власть над адвокатом. Они оказались противопоставлены основной рабочей единице коллегии - консультации, несущей всю ответственность за результаты работы, но лишенной и права на имущество, и возможности самостоятельного приема новых адвокатов, вынужденной к тому же мириться с многочисленными административными "изысками" президиумов и органов юстиции. В конце концов закон переписали "в пользу начальства", и только в результате общественной критики и вмешательства замглавы президентской администрации Дмитрия Козака удалось смягчить некоторые неприемлемые предложения.

Профессиональный правозащитник, адвокат сам нуждается в защите от президиума собственной коллегии. "Адвокатские генералы" грудью встали за свои "завоевания", за сохранение принципов управления адвокатским сообществом, унаследованных из социалистического прошлого и в современных условиях только усиленных.

Принятый закон написан будто бы блюдцем из спиритического сеанса - настолько нелепо в нем сплелись новое и старое. Нереализованные мечтания об адвокатском самоуправлении и демократии подмыты откровенно командными тенденциями, забота об адвокате и, главное, о клиенте адвоката, заменена стремлением "адвокатских генералов" сохранить власть и привилегии.

Коллегиям адвокатов жизнь сохранена. Им лишь предписано привести организационно-правовую форму в соответствие с аморфными, нечетко сформулированными и противоречивыми признаками, содержащимися в новом законопроекте. Теперь президиумы коллегий, умело управляя "покорно-агрессивным" большинством, воссоздадут себя в еще более недемократичной, но уже не связанной с законом форме.

Закон вводит в каждом субъекте федерации адвокатские палаты, которые должны стать органами самоуправления. Как черт из табакерки, возникает перелицованная форма юридической консультации. Они будут создаваться адвокатскими палатами и им же подчиняться. Учитывая намеки о финансировании консультаций за счет бюджета, об обеспечении их административными помещениями и о других благах и льготах (ст. 24) , нетрудно догадаться, что на месте адвоката воцарится юридический чиновник, связанный с властью служебной и материальной пуповинами.

Закон не оставляет молодому специалисту, ступившему на стезю адвокатуры, возможности профессионального роста: либо ты помощник адвоката, либо - адвокат. В странах с развитой правовой системой к статусу полноценного адвоката человек после окончания университета идет 10 - 15 лет, а наш законодатель считает возможным допустить к адвокатской практике вчерашнего выпускника после двух лет на малозначащей юридической работе и сдачи формальных, по сути вузовских, экзаменов.

По уголовным и гражданско-правовым делам адвокат противостоит органам государства, процессуальным оппонентам и множеству недоброжелателей. Иногда даже кажется, что адвокат борется с правосудием и законом. Казалось бы, в интересах общества всемерно защитить адвоката. Однако записи законопроекта о полномочиях адвоката (ст. 7) , об адвокатской тайне (ст. 9) , о гарантиях его независимости (ст. 18) - предельно наивные. После их изучения так и хочется процитировать ст. 8, говорящую, что адвокат обязан отстаивать права и интересы доверителя "разумно" (читай: "не входя в конфликт с сильными мира сего").

Сознательно или случайно в законе обойдены многие острые вопросы жизнедеятельности адвокатского сообщества. Адвокаты несут непомерное бремя арендной платы за служебные помещения. Подавляющее большинство юридических консультаций и адвокатских бюро ютятся в маленьких, неприспособленных, непрестижных помещениях. По ставкам аренды служебных помещений Минимущество приравняло адвокатов к страховым, инвестиционным и рекламным агентствам, поставив их в куда менее благоприятные условия, чем видеосалоны, выставочные залы, дискотеки и спортивные залы. Об этом закон молчит.

С принятием закона адвокаты могут "попасть" под НДС, однако никаких попыток воспрепятствовать усилению и без того значительного налогового бремени в законе мы не находим. Закон не предусматривает реального механизма хотя бы минимальной компенсации за счет бюджета затрат труда адвокатов на бесплатную юридическую помощь и работу по назначению органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. Как следствие, сохранится позорный порядок компенсации потерь участникам этих "субботников" коллегами, счастливо избежавшими этой участи.

Зато закон гарантирует сохранение власти "адвокатских генералов", подробно регламентируют безграничные полномочия Адвокатских палат субъекта федерации и ее Совета, Федеральной палаты адвокатов и ее Совета. Хотя сама необходимость этой административной надстройки вызывает большие сомнения.

Несмотря на достигнутые на последнем этапе компромиссы, принят закон, нужный и удобный "адвокатской аристократии". Ущерб интересам рядовых адвокатов и самому делу становления адвокатуры как института гражданского общества неизбежен. Закон нуждается в поправках, и они возможны - ведь судебная реформа продолжается.

Автор - завкафедрой Российской академии правосудия, адвокат

Экстремальное страхование Деятельность 20% страховщиков выглядит подозрительно  »
Юридические статьи »
Читайте также