Чистые деньги

"Мы можем со 100-процентной уверенностью заявить, что все требования FATF к России выполнены", - утверждает глава Комитета по финансовому мониторингу, первый замминистра финансов Виктор Зубков.

В начале осенней сессии Госдума рассмотрит уже одобренные FATF поправки к закону о противодействии отмыванию "грязных" денег. Речь идет о расширении перечня финансовых операций, подлежащих обязательному контролю. Расширяется и круг полномочий российской финансовой разведки: одной из главных задач Комитета по финансовому мониторингу становится борьба с финансированием терроризма. Обо всем этом - в интервью главы КФМ Виктора Зубкова.

- Виктор Алексеевич, Госдума уже рассматривает проект поправок к Закону "О противодействии легализации (отмыванию) доходовЙ", согласно которому КФМ получит право приостанавливать банковские операции. Не слишком ли это?

- Проект уже заслушан в первом чтении Думой, а в сентябре-октябре будет принят окончательно. Приостановить операцию можно будет, только если речь идет о финансировании террористической деятельности. И это право получит не только наш комитет, но и сами банки. А во-вторых, применять эту меру можно будет только имея на руках весомые доказательства, подтвержденные судом, о том, что такой факт - финансирование террористических организаций некой фирмой или физическим лицом - действительно имел место.

- На заре становления КФМ много говорили о том, что банки должны будут сами, добровольно поставлять вам конфиденциальную информацию о своих клиентах. Работает ли эта система? И как быть с банковской тайной?

- Для нас банковской тайны нет - закон ее в этом случае отменил. Так что банки обязаны передавать в КФМ информацию, вызывающую у них сомнения, и делают это весьма активно. Другое дело, что мы используем при передаче-приеме такой информации защищенные каналы связи ЦБ. Так что суть передаваемого сообщения знают только два человека: тот, кто отправил информацию в банке, и тот, кто принял ее в КФМ.

- Какова схема взаимодействия КФМ с банками, с одной стороны, и с силовыми структурами, с другой?

- Принятие Закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" сделало КФМ и банки участниками одного процесса. Мы, если можно так выразиться, не находимся по разные стороны баррикады. Для банков, например, противодействие отмыванию денег равносильно решению проблемы хозяйственных рисков, сопряженных с потерей доброго имени. Так что банки являются для КФМ поставщиками информации об операциях, подлежащих обязательному контролю или которые, по их мнению, являются нестандартными и подозрительными. И в этом плане наше взаимодействие выражается прежде всего в том, чтобы научить операторов кредитного рынка распознавать криминальные финансовые схемы. На конец июля около 80 процентов кредитных организаций направляли в КФМ России информацию об операциях, подлежащих обязательному контролю, и иных операциях, в отношении которых возникают подозрения, что они могут быть связаны с легализацией (отмыванием) преступных доходов. В среднем ежедневно через телекоммуникационные сети Банка Рос ии в КФМ России направляют сообщения около 350 банков, расположенных в 50-60 регионах России.

Информация, полученная таким способом, обрабатывается в КФМ, и опасения банков или подтверждаются, или рассеиваются. Если они подтверждаются, то информация в полном объеме (за исключением сведений, содержащих банковскую тайну) передается в правоохранительные органы. Мы получаем информацию не только от банков, но и от всех госструктур. Кстати, взаимодействие КФМ с банками и правоохранительными органами регламентируется созданной за эти месяцы нормативно-правовой базой.

- Но банкиры часто сетуют на излишний и даже подчас вредный для них и их клиентов контроль...

- Лукавят: их проверяет только Центробанк, как то и зафиксировано в законе. Больше никто не имеет на это права.

- Правоохранительные органы сами запрашивают у вас информацию или вы передаете им "дела", которые раскапываете?

- В основном мы делимся информацией, когда ее накопим. Но если у правоохранительных органов есть вопросы к нам по каким-либо юридическим или физическим лицам, мы на них обязательно ответим.

- Может ли КФМ защитить законопослушных граждан? Например, какой-то банк оклеветали, скажем, в иностранной прессе, заявив, что он отмывает деньги. КФМ может помочь, доказав его "чистоту"?

- Законопослушные граждане и фирмы вне поля нашего внимания. По закону КФМ обязан только собирать по официальным каналам информацию о кредитных и некредитных учреждениях и работать с этой информацией - обрабатывать, насыщать новыми сведениями и передавать в правоохранительные органы. А тем, кого оклеветали, следует действовать в установленном законом порядке - через суд.

- Правда ли, что будучи первым замминистра финансов, вы не докладываете о результатах своей деятельности непосредственному начальству?

- Нашу информацию мы передаем только правоохранительным органам. Другое дело, когда правительство, в том числе и Минфин, попросит нас предоставить отчет за определенный период работы, тогда мы его предоставим - это также оговорено законом. Кстати, министра (финансов. - "Итоги") я пригласил в комитет, и он намерен вскоре познакомиться с нашей работой, с отделами, людьми, нашими планами на будущееЙ

- С какими наиболее распространенными способами легализации доходов, полученных преступным путем, сталкивается ваше ведомство?

- Способов множество. Каждый из них может быть уникальным в силу конкретной цели, особенностей "бизнеса исполнителя", времени, места, условий проведения сделок и прочих факторов. Но все эти операции объединяет стремление запутать сами операции. Применяются способы дробления операций, множественности сделок: они разносятся по времени, месту, учреждениям и даже странам. Но любой такой клубок - подсказка для нас. Ведь добросовестный бизнесмен стремится к наибольшему упрощению финансовой схемы, ускорению расчетов, исключению ненужных посредников. Ну а КФМ, могу с уверенностью сказать, в состоянии сегодня распутать самый сложный клубок схем денежных потоков. С начала работы КФМ обнаружил и передал в правоохранительные органы достаточно материалов. И об этой нашей работе известно и теневикам.

- Как в целом изменилась ситуация после принятия закона об отмывании денег?

- Без преувеличения, это начало новой эпохи. Прошло время, когда деловая репутация компаний не играла роли в ведении бизнеса в России. Сегодня руководство и банков, и других финансовых учреждений не желает иметь дело с клиентами, способными опорочить их доброе имя. В сам же закон уже подготовлены поправки, одобренные FATF и касающиеся расширения перечня операций, подлежащих обязательному контролю, и круга организаций, предоставляющих информацию о таких операциях, а также ужесточающие процедуру внутреннего контроля в этих организациях и меры ответственности за их нарушения. После внесения поправок в закон в КФМ будут предоставлять информацию организации, осуществляющие скупку и куплю-продажу драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них; организации, осуществляющие проведение лотерей, тотализаторов и других игр, основанных на риске. В список также попадут организации, осуществляющие управление инвестиционными фондами или негосударственными пенсионными фондами. Кроме того, предполагается более активно включиться в борьбу с финансированием терроризма, включая предоставление КФМ соответствующих полномочий вплоть до приостановления операций. Пока же перед комитетом стоят следующие задачи: создание эффективной системы противодействия отмыванию "грязных" денег и налаживание международного сотрудничества, в том числе и с FATF.

- Если уж вы заговорили о FATF, то как сопоставить прогресс в области контроля за чистотой финансовых потоков, о котором вы говорили, с претензиями, выдвигаемыми к нам FATF?

- Когда в июне 2000 года нас включали в черный список FATF, тогда Россия, наверное, действительно была сильно "затемнена". Но уже к июньской сессии FATF этого года мы провели анализ ситуации и можем со 100-процентной уверенностью заявить, что все требования FATF к РФ выполнены. Недавно мы получили письмо от президента FATF, где он говорит, что организация считает нас достойными выхода из "черного" списка и благодарит за большую работу. Но FATF просит предоставить план, в котором было бы указано, как Россия собирается вести работу по реализации закона об отмывании денег. Он готов, и мы его уже отослали в FATF. И теперь FATF направит к нам комиссию, отчет которой и станет нашим пропуском в полноправные члены FATF.

- А чего мы ждем? Иными словами, какова выгода от вступления России в FATF?

- После того как мы станем членами FATF, для нас многое изменится. Например, мы уже можем подсчитать "дивиденды" от вступления в группу "Эгмонт", осуществляющую координацию работы финансовых разведок мира. Это прецедент, так как ни одно государство СНГ еще в "Эгмонт" не вступило, - для этого должна быть проведена соответствующая законодательная и практическая работа и должны найтись три страны-поручителя. Нас, например, рекомендовали США, Словакия и Франция. Будучи членами группы, мы имеем доступ к защищенной сети обмена группы "Эгмонт", а это 60 стран мира, мы зарегистрировались в Egmont Secure Web, участвуем во всех мероприятиях группы, например в тренировочных и обучающих программах. Не исключено, что в ближайшем будущем мы даже возглавим некоторые из подразделений группы.

- Как показывает мировая практика, добиться полной прозрачности финансовых операций нереально. Каков процент "тени", при котором государство может считаться "чистым"?

- Каждое нормальное правительство ставит задачу добиться полной легализации всех доходов и платежей, чтобы живущие в этой стране люди не связывались с криминалом.

- И сколько дел за шесть месяцев работы КФМ передал в правоохранительные органы?

- Достаточно для небольшого по времени периода работы КФМ.

- Каким образом КФМ обеспечивает безопасность предоставляемых банками сведений? Ведь не секрет, что на "Горбушке" можно сегодня приобрести электронные базы данных всех без исключения госучреждений, включая МВД и ГАИ...

- У нас база данных не такая большая, как у МВД или ГАИ, но она очень хорошо защищена. С первого дня мы работаем в тесном контакте с ФАПСИ. Наш генразработчик создал такую компьютерную систему и защиту, что никто, кроме работников КФМ, не может ею воспользоваться. К тому же система зашифрована. И мы небезосновательно считаем, что попасть к нам извне и что-либо украсть невозможно. Вообще в КФМ существует комплексный план информбезопасности, предусматривающий использование спецсредств, имеющих сертификаты Гостехкомиссии РФ, и обеспечивающий защиту информации как от несанкционированного доступа, так и от утечки по различного рода техканалам.

- Но и в систему МВД вряд ли залезали сторонние хакеры...

- При приеме на работу с каждым сотрудником проводится индивидуальная беседа. Мы очень тщательно подбираем персонал. Доступ сотрудников в структурные подразделения строго ограничен. У нас сосредоточен значительный объем информации, содержащей коммерческую, налоговую, банковскую и служебную тайны, и работники КФМ знают, что за "вынос" последует серьезное наказание - до 10 лет лишения свободы. Так что каждый заботится о себе сам.

- Говорят, что утекшие некогда за рубеж российские капиталы сегодня возвращаются в Россию? В виде чего?

- Непосредственно вопросом бегства капиталов КФМ не занимается. Но по роду нашей деятельности мы сталкиваемся с такими случаями. Аналитики сходятся во мнении, что большая часть средств, идущих сегодня в Россию, - это репатриированные российские капиталы. Мощным магнитом для этого служат акции российских предприятий. Покупка ценных бумаг на РТС, то есть портфельные инвестиции, остается самым популярным способом вложений.

- Что может дать амнистия капиталов? Вы - сторонник такой меры?

- Это деликатный вопрос и непростой. Амнистия подразумевает прощение. А что прощать? Если преступления, то это преступно и невозможно. А если, как президент говорил, государство в свое время не создало законного механизма, чтобы удержать деньги в России, то эти средства могут вернуться вместе с владельцами или без них на определенных условиях. Но в каждом конкретном случае должен действовать индивидуальный подход. Сейчас наступило время легализации доходов физических лиц, как это сделали многие страны, в частности Италия. В России также можно провести амнистию капиталов частных лиц. Для успеха амнистии необходимо, как ни парадоксально, усилить работу по противодействию отмыванию "грязных" денег.

Светлана Сухова

Реформа энергетики: Выстрел мимо цели  »
Юридические статьи »
Читайте также