Реформа энергетики: Выстрел мимо цели

Правительство возобновило обсуждение проекта реформы энергетики с депутатами. В своем нынешнем виде эта реформа сдерживает экономический рост и снижает эффективность российской энергетики.

С начала 90-х гг. многие развитые страны начали реформирование электроэнергетики. Введение конкуренции на рынках электроэнергии привело практически повсеместно к уменьшению оптовых и розничных цен. Например, в Германии введение конкуренции позволило при росте оптовых цен на газ на 65% , на мазут - на 34% , на уголь - на 8% снизить оптовые цены на электроэнергию на 16%. Цены на бирже снизились до 1,5 евроцента за кВт ч, т. е. почти до российского уровня. Снижение затрат произошло главным образом за счет оптимизации загрузки мощностей.

Всемирный банк еще в 1997 г. выдал России кредит в размере $70 млн на подготовку энергореформы. То есть у ее разработчиков не было недостатка во времени и деньгах. Выбор пал на британскую модель реформирования, от которой сама Великобритания уже отказалась, признав ее неэффективной.

Суть ее в том, что производители и потребители электроэнергии действуют на оптовом рынке, который находится под контролем центрального диспетчера, определяющего поставщика для каждого потребителя (механизм единого пула). Известно, как эта схема работает на продовольственных рынках, контролируемых криминальными структурами, которые держат там высокие цены. Пока в Великобритании действовал этот механизм, цены на электроэнергию не снижались, но после перехода к рынку двусторонних контрактов, когда потребители получили возможность выбирать поставщика, тарифы упали на 22%.

РАО "ЕЭС России" выбрало в качестве мишеней реформы повышение тарифов и привлечение инвестиций. Стрелять по ним нужно из пушки госрегулирования, а не реформирования. Из второй пушки снаряды летят совсем в другую сторону: снижение затрат и тарифов, рационализация инвестиций, рост роли природного газа при повышении числа станций, способных работать на нескольких видах топлива.

Удвоение тарифов к 2004 г. даст РАО ЕЭС тот объем инвестиций, о необходимости которого говорит Чубайс ($18 млрд). Но добиться удвоения мешают губернаторы, которые, влияя на региональные энергокомиссии (РЭК) , сдерживают рост тарифов. РАО ЕЭС пытается выхватить рычаги тарифообразования из рук несговорчивых РЭК, но одновременно не отдать их федеральной энергокомиссии. РАО конструирует оптовый рынок электроэнергии так, чтобы добиться роста цен, поставив рынок под свой контроль, и в соответствии с этой логикой планирует реформу.

На этом рынке (ФОРЭМ) все регулируется и правила кроятся так, чтобы покупатели не смогли отказаться от покупки здесь электричества, даже если цены резко повысятся. Покупатель получает заявленное количество электроэнергии, и только после этого купленный объем разбивается на две части - закупки на регулируемом и свободном рынках с соответствующими ценами. Если бы была выбрана схема приоритетной продажи электроэнергии на свободном рынке с минимальными объемами продаж на регулируемом, тогда бы цены на ФОРЭМе снизились.

На первом этапе доля свободных продаж запланирована в размере 5 - 15%. Как эффективные, так и неэффективные производители гарантированно будут сбывать 85 - 95% электроэнергии в регулируемом сегменте рынка. Вместо того чтобы вывести из эксплуатации неэффективные электростанции, им обеспечивают рынок сбыта. В цену также включается плата за мощность, в которую входят расходы всех работающих на ФОРЭМе электростанций. Между тем тепловые электростанции, принадлежащие РАО, загружены в среднем только на 40%. Они могут вообще не работать, потребители все равно оплатят их содержание.

Для чего РАО нужны инвестиции? Анатолий Чубайс утверждает, что если темпы роста ВВП подскочат до 7 - 8% в год, то после 2010 г. мы "упремся" в нехватку энергетических мощностей. Эту оценку нельзя считать обоснованной. Ни в одной стране мира нет такого избытка мощностей, как у РАО "ЕЭС России" - 33%.

В США в 1990 г. относительный избыток мощностей был меньше, но при росте в 1990 - 1999 гг. ВВП на 31% мощности электростанций общего пользования снизились на 8%. Зато в четыре раза выросли мощности электростанций крупных промышленных предприятий. В сумме мощности увеличились на 10%. У нас процесс строительства промышленных электростанций при намеченной ценовой политике РАО должен активизироваться, так что прирост мощностей РАО может не понадобиться вовсе. Особенно если учесть, что повышение тарифов вынудит предприятия заняться энергосбережением.

"Энергетическая стратегия России" предполагает сокращение использования природного газа в энергетике. Потребителям придется через тариф оплачивать строительство капиталоемких АЭС. На Западе же инвесторы, уже работающие на конкурентных рынках, выбирают только газ, сколько бы он ни стоил, ведь только электростанции на газе могут строиться мелкими блоками без ущерба для их экономичности. В США 80% вводимых в ближайшие 20 лет мощностей будут использовать в качестве главного топлива газ, а в Великобритании - 72%. Проблемы энергобезопасности решаются за счет роста доли электростанций, способных использовать несколько видов топлива.

Потребность российской электроэнергетики в инвестициях на 20 лет определена в астрономическую сумму - $150 - 250 млрд, в том числе только до 2005 г. - $18 млрд. Это почти 2% ВВП, или 20% всех инвестиций в экономику, что в два раза выше среднемировых показателей. Отвлечение на нужды электроэнергетики пятой части всех инвестиций затормозит экономический рост, так же как и рост цен на электроэнергию.

Автор - исполнительный директор Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков

Пиратов наказывают в Петербурге и Москве  »
Юридические статьи »
Читайте также