Нам дали еще два года

Подписанные «под елочкой» поправки в земельный закон не сняли остроту земельного вопроса, а лишь притупили ее.

Срок: немалый или малый?

13 декабря прошлого года наша газета сообщила, что права многих российских землепользователей в 2006 году могут, как говорится, «подвиснуть». Для юридических лиц заканчивался срок «бессрочного» пользования участками. Власти сочли, что эта форма себя изжила. Закон требовал, чтобы до наступления нового года участки были либо выкуплены в собственность, либо оформлены в аренду. Хорошо хоть это пока не относилось к наделам граждан, тем же садовым соткам. Приватизация личных участков, причем формально бесплатная, никакими сроками пока не ограничена (автор не случайно написал «формально»: фактически для ее проведения требуется далеко не бесплатный вызов геодезистов).

Но даже садоводов проблема прекращения «бессрочного» пользования весьма взволновала. Не стоит забывать, что в коллективных товариществах есть земли общего пользования: под пожарными водоемами, дорогами, административными зданиями, зоны озеленения и т. д. А на эти участки требование нового закона распространялось в полной мере.

В конце 2005 года власть имущие огляделись и поняли, что «законопослушных» юрлиц заметно меньше, чем тех, кто явно в сроки не уложился. За считанные дни в сверхскоростном режиме (три чтения законопроекта разом) через Госдуму и Совет Федерации проскочил исключительно короткий, но очень важный закон № 192-ФЗ , а президент подписал его, как говорят шахматисты, «на флажке»: 27 декабря. Содержание этого документа можно выразить просто: «Внести в закон № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» поправку, заменив слова «2006 года» словами «2008 года».

С одной стороны, хорошо, что властям хватило ума не начинать очередной «черный передел», с другой — хотелось бы, чтобы они думали наперед. Как написал бразилец Пауло Коэльо в знаменитом романе «Алхимик»: если что-то случилось один раз, то может никогда не повториться; но уж если что-то случилось дважды — то жди это вновь и вновь.

У власти не было выхода

Василий Захарьящев — председатель управления по развитию садоводств Санкт-Петербурга (до недавнего времени управление занималось также и Ленинградской областью, но сейчас круг его полномочий несколько сузился). Его знают как самого последовательного «лоббиста» интересов «крестьян выходного дня», причем на федеральном уровне, как главу Союза садоводов России.

Вот как он комментирует произошедшие изменения в законах: «Я считаю, что у власти не было иного выхода. Как положено, свои права к декабрю прошлого года переоформила лишь десятая часть землепользователей. Фактически это значит, что введение в действие закона сорвано. Попытка его применения привела бы к социальному взрыву, а отменить его совсем не решились. Вот и родилось «соломоново» решение: отсрочить. Может быть, следовало бы наказать тех, кто готовил этот акт. Прежде всего чиновников из Минэкономразвития. Однако о персональной ответственности речи нет».

Василий Захарьящев считает, что проблемы оформления земельной собственности в России накапливались десятилетиями, а теперь государство требует их решить за считанные месяцы (при, мягко говоря, неспешной работе чиновников). Причем за средства граждан. Руководитель управления поясняет: «Каждый участок должен иметь точный номер в системе государственного учета, должны быть зафиксированы его границы. Это невозможно без дорогостоящих топографических съемок. Государство должно оказать помощь гражданам-землевладельцам. В России сегодня колоссальные золотовалютные резервы, а сельское хозяйство (садоводческое движение — его часть) внесено в список приоритетных национальных проектов. Однако в этом перечне АПК выглядит как-то неброско, да и средства, которые на него выделяются, собираются использовать на закупку племенного скота за границей, льготные кредиты бывшим совхозам и фермерам... Конечно, правильные шаги. Но без социальной сферы все это работать не будет. В Норвегии каждый участок промерен до сантиметра, а у нас не то что садоводство где-нибудь под Тихвином — у нас и в Петербурге есть «ничья» земля. А ведь государству нужна налогооблагаемая база. Средства, вложенные в упорядочение кадастровых дел, вернутся в бюджет сторицей. Вот недавно потребовали провести кадастровую оценку земли, а теперь говорят: налог будем брать не по оценке, а по рыночной стоимости... Зачем тогда деньги тратили на оценку?».

Василий Захарьящев приводит в пример одно из типичных садоводств. Его земли граничат с одной стороны с землями Минобороны, с другой — с территорией лесного фонда, с третьей — с совхозом (так до сих пор называют все крупные сельхозпредприятия), с четвертой — с землей то ли области, то ли муниципального образования (раздел земель между регионом и муниципалитетами первого и второго уровней — тоже пока загадка). Выясняется, что при советской власти, когда землю под садоводство давали, ее отмерили как-то небрежно. И как теперь границы согласовывать? Кому платить? Например, если садоводство влезло на земли лесов первой категории, то, чтобы узаконить ситуацию (порой существующую десятилетия), нужно решение на уровне... федерального правительства.

А ведь есть еще и дополнительные трудности. Так, во Всеволожском районе требуют при оформлении приватизации заключать договор на вывоз мусора. Минувшим летом чиновники самого высокого уровня обещали упростить оформление участков. Для жилищного строительства подвижки есть, хоть и небольшие, а вот для садоводов ничего не изменилось.

«Если бы люди могли оформить свои сотки за месяц, сдав документы в легендарное единое окно, заплатив при этом всего 500 рублей, а не по 8 — 15 тысяч, то я бы посчитал свою задачу выполненной», — говорит главный садовод города.

С грядки виднее

Давид Голощекин — весь мир знает его как непревзойденного джазового музыканта. Но для небольшого садоводства «Озерное-1» он — председатель. Однако даже ему, несмотря на помощь управления садоводств, оформить коллективную землю не удалось — всеволожская бюрократия оказалась сильнее.

А вот Олег Львов, член комиссии по контролю за соблюдением законодательства дачно-строительного кооператива «Дюны», считает: законодателю еще рано отказываться от бессрочного пользования. Иначе получается, что в действие вступает закон, однозначно ухудшающий положение граждан. В статье 20 Земельного кодекса говорится, что организации, законно получившие землю еще до вступления в силу кодекса, на этом основании сохраняют право пользоваться землей. Попытки через Конституционный суд добиться разрешения этой коллизии не дали пока результата — жалобы были оставлены без рассмотрения (определения № 512-О и 513-О ).

А самое главное, считает садовод из «Дюн», люди не хотят выкупать общую землю. Потому что боятся, что ее обложат налогами. Но это не единственный страх. Сейчас в Курортном районе можно приватизировать сотку всего за 600 рублей — это чуть меньше 1 процента ее рыночной цены. Некоторые депутаты ЗакСа предлагают ее отдавать бесплатно. Но есть опасение, что эта общая земля притянет криминал. Пока она вроде бы государственная. Но изъять ее из бессрочного пользования садоводства практически невозможно — это требует вносить изменение в генплан. Парадокс, но собственность через механизм принудительного выкупа отобрать намного проще...

Алексей Миронов

Почему теплотрассы похожи на решето  »
Юридические статьи »
Читайте также