Дело особой секретности

Сегодня в Городском суде в обстановке строгой секретности проходит второе судебное заседание начавшегося в понедельник процесса по делу Олега Маковоза

Посторонняя публика в зал заседаний не допускается, с адвокатов еще в ходе предварительного расследования взята подписка о неразглашении сведений, составляющих тайну оперативно-розыскной деятельности и... государственную тайну. Удивительно, но дело – начавшееся с того, что с подачи правоохранительных органов был предпринят массовый вброс информации об Олеге Маковозе и о причастности его братской группировки к гибели известных «авторитетных» петербуржцев (да и не только петербуржцев), включая Константина Яковлева (Костю Могилу), – к началу судебного процесса оказалось максимально закрытым от постороннего взгляда.

По многочисленным публикациям, выплеснувшимся на страницы газет вскоре после ареста Олега Маковоза в марте 2004 года, могло сложиться впечатление, что Маковоза должны обвинять как минимум в организации банды, многочисленных громких заказных убийствах, незаконном обороте оружия и тому подобным статьям Уголовного кодекса . Однако этого не произошло. В общей сложности семи подсудимым по делу Маковоза вменяются в вину всего два эпизода. Это похищение директора Корниловского фарфорового завода Гейдара Иманова и вымогательство у него акций предприятия в апреле 2000 года; а также убийство в кафе «Славянский базар» на Ланском шоссе в марте того же года Павла Касаева, причисляемого правоохранительными органами к казанской организованной преступной группировке, и некоего Лысенко. Нет никаких «громких и авторитетных» имен, нет обвинений в бандитизме. Мало того, самому Маковозу в рамках данного уголовного дела история с убийством Касаева даже не вменяется...

Уроженец Иркутской области Олег Маковоз с юности активно занимался физкультурой, стал мастером спорта по дзюдо. В начале 90-х устроился мастером в автомастерскую, потом организовывал собственную станцию техобслуживания. В 1995 году переехал в Петербург. К этому времени он уже возглавлял коммерческую фирму по торговле лесом. В 1996 году учредил частное охранное предприятие «Илтис». По оперативным данным, вошел в состав братской ОПГ в середине 90-х. По тем же оперативным данным, возглавил группировку примерно в 1999 году, когда погибли в разборках прежние лидеры (Окунев, Кондратьев). Впрочем, сам Олег Маковоз всегда называл себя исключительно легальным бизнесменом, не имеющим отношения ни к какому криминалу.

В 2003 году Маковоз окончил Институт управления и права. Осенью того же года баллотировался в Государственную Думу по списку Народной партии. В своих предвыборных материалах указывал, что является начальником департамента ФГУ «Северо-Западная дирекция Госстроя России».

На скамье подсудимых сегодня Олег Маковоз сидит вместе со своим бывшим охранником Денисом Долгушиным, тем самым, что в октябре 2003 года организовал покушение на своего босса, едва не завершившееся для Маковоза трагически. Правда, они все же разделены клеткой, отделяющей скамью подсудимых от остального зала. Долгушин – в зале, под охраной вооруженных сотрудников спецслужб, Маковоз с остальными фигурантами – на скамье подсудимых под стражей сотрудников конвойного милицейского полка. Этакая гримаса судьбы – ведь именно на показаниях Долгушина во многом и строятся обвинения Олега Маковоза. Для следствия Долгушин не столько преступник, сколько ценный свидетель, которого охраняют и берегут. Недаром исключительно мягким оказался для Долгушина и приговор Городского суда в августе прошлого года за организацию покушения на Маковоза («Новая» подробно рассказывала об этой истории). 8 лет условно с испытательным сроком в 4 года для организатора пусть и неудавшейся попытки заказного убийства – такого

история отечественного правосудия еще не видела. Удивительно ли, что через несколько месяцев приговор Городского суда Денису Долгушину «за мягкостью» был отменен Верховным судом. Правоохранительные органы не оставили своего «ценного подсудимого» в беде – генеральный прокурор направил протест в президиум Верховного суда, требуя отменить решение и оставить приговор в силе.

Александр Самойлов

Свобода выбора неволи  »
Юридические статьи »
Читайте также