Уроки, которые надо усвоить

Почему организаторы демонстраций протеста предпочитают оставаться в тени?

События в Санкт-Петербурге, произошедшие с пятницы по воскресенье, если не потрясли город, то по крайней мере сильно всколыхнули его. Их вряд ли можно было бы назвать драматическими, если бы не гибель пожилого человека под колесами "Мазды". Запись произошедшего показал городской телеканал. Все видевшие могли своими глазами лицезреть, как группа истерично настроенных граждан разных возрастов напала на "богатенькую" семью в иномарке. Как владелец автомобиля с поднятыми руками пытался в чем-то оправдываться перед нападавшими. Как преисполненные "классовой ненависти" демонстранты применяли к незнакомому им человеку физическое воздействие. Как он, спасая свою семью, включая своего ребенка, впрыгнул в машину и в панике ударил "по газам". Как жертвой наезда стал один из пожилых нападавших. Первая кровь пролилась. Один человек погиб, жизнь другого - искорежена. За что?

События последних дней порождают немало вопросов. Разбирающимся в нюансах политической жизни людям почти понятно, что никакого "стихийного протеста" и в помине не было. Хотя признаем: тысячи пенсионеров, вышедших на улицу, имели право на выражение своего протестного мнения. Но только задумаемся: кто конкретно планировал "мероприятия"? Элементарный здравый смысл подсказывает, что места сбора были выбраны не просто удачно, но выбраны заранее и с определенным умыслом. Никто из, к примеру, радиокорреспондентов, освещавших происходящее в прямом эфире, не спросил участников: "Как вы узнали о том, что надо собираться на Суворовском и Невском, на Средней Рогатке? Кто дал команду людям с Суворовского идти колонной на соединение с людьми с Невского?" Стихийность таких движений по меньшей мере сомнительна.

Вопросы можно множить. Если основным требованием митингующих было восстановление бесплатного проезда в общественном транспорте, то почему на следующий день после того, как губернатор Валентина Матвиенко огласила решение о введении единой проездной пенсионной "карточки", митинги продолжились? Кто организовывал массовый обзвон людей по так называемому "сетевому" принципу? Что обещали людям? Почему произошло резкое нарастание требований? Ведь если в пятницу-субботу выступавшие требовали сохранения бесплатного проезда, то уже в воскресенье над их головами можно было увидеть лозунги с требованием повышения пенсий до двенадцати тысяч рублей. Стихия, конечно, имела место. Но столь же безусловно, что внутри этой стихии были элементы серьезной организации. И что любопытно: организации анонимной, предпочитающей оставаться в тени. Кто это? Время даст свой ответ на поставленные вопросы. Но мы вправе представить себе возможные цели.

Ближайшая цель - добиться столкновений питерских стариков с милицией. Отсюда и агрессия. Отсюда подчеркивание несанкционированности шествий и митингов. В планах реальных организаторов - надежда на то, что милиция начнет силовыми методами пресекать несанкционированные шествия. И тогда можно раздувать дальнейший пожар возмущения.

К счастью, милиция понимала сложность ситуации. К тому же, по моим сведениям, она получила приказ, который состоял в том, чтобы "выше локтей руки не поднимать". Замысел довести дело до столкновений, таким образом, удалось сорвать.

Отдаленная цель - раздуть пожар революции. Какая-то часть леволиберальных публицистов все усилия свои бросила на пропаганду "оранжевой революции" в России. Сразу скажу: мне лично чрезвычайно симпатична та организованность, с которой была проведена киевская "оранжевая революция". Ни одного разбитого носа. Полное пресечение пьяных выходок. Братские угощения едой политических оппонентов. Это был иной тип организации. Мощной, но не провокационной. Над питерскими демонстрантами явно витал душок провокации.

В отличие от киевской "оранжевой революции", в ходе которой организаторы и активисты не скрывали своих лиц и фамилий, реальные организаторы питерских выступлений предпочли остаться "в тени". Они содействовали проведению именно несанкционированных выступлений, ибо пойди они законным путем, им пришлось бы раскрыться. А этого они явно не хотели. Простая логика позволяет в очередной раз задать вопрос: почему?

Кстати, совершенно не сработал и действующий федеральный Закон о митингах, шествиях и демонстрациях. Он оказался процедурно настолько жестким, что не дает возможности быстро и ответственно организовать легальные шествия. Слишком жестким, а следовательно, и неработающим.

Хоть и в малом, но теневым организаторам удалось добиться своего. Те демонстранты на Московском, что напали на пассажиров "Мазды", в сущности, ничем не отличались от скинхедов, избивающих "кавказцев" и прочих "черных". Если вы им об этом скажете откровенно - они возмутятся. Но печальная истина состоит в том, что по методам достижения целей они родные братья.

Пора понять простую истину: в России не будет ни "оранжевой", ни "розовой", ни "пальмовой", ни "тюльпановой" революции. В России революция станет черной от запекшейся крови. Возможно, что есть наивные соотечественники, верящие в светлое "оранжевое" будущее. Питерские события должны эту веру сильно поколебать. По крайней мере у тех, кто не лишен интеллектуальной честности и ответственности.

Наши политики показали себя, мягко говоря, далеко не лучшим образом. Создавшие единый блок в форме уличной группировки "нацболы" и "яблочники" вряд ли могут быть отнесены к чисто политическим структурам. Казалось, молодежь, присоединившаяся к пенсионерам, должна была внести элементы организации в процесс шествий. Вместо этого мы явно видели попытки намеренной дезорганизации. А если называть вещи своими именами, то еще раз придется повторить слово "провокация". Уже в понедельник утром небольшая группа демонстрантов у Смольного, в то время как губернатор Матвиенко вела переговоры с активистами протестующих граждан, попыталась подвергнуть суду Линча одну из советниц вице-губернатора Людмилы Косткиной, вышедшую для того, чтобы разъяснить суть принятых в субботу решений. Дело закончилось бы совсем плохо, если бы милиция не вытащила советницу из рук линчевателей. Это и есть "мирная", "оранжевая" революция по-питерски?

Бездарно повели себя питерские думцы. По элементарной политической логике, те из них, кто голосовал за "монетизацию", должны были находиться в Питере и разъяснять, разъяснять, разъяснять суть принятых решений. В обычные дни они не слезают с экранов. Здесь до них было не дозвониться.

Те, кто голосовал против "монетизации", тоже должны были быть здесь, во главе демонстрантов. С тем, чтобы придать шествиям мирный, организованный характер. Где оппозиционеры? Слиняли. При принятии закона о "монетизации" глава Совета Федерации Сергей Миронов заявил, что Совфед организует постоянный мониторинг его реализации и будет в случае чего корректировать процесс. Ни о господине Миронове, ни об одном сенаторе за последнюю неделю слышно не было ничего. Несуществующей силой показала себя и городская организация "Единой России".

Автор этих заметок совершенно искренне признает законность большинства требований наших пенсионеров. Но пора понять: их движение пытаются и будут пытаться использовать те, чья цель - новая революция в России. Ибо, как гласит закон циничного бизнеса: "Самые большие деньги делаются тогда, когда на улицах льется кровь".

Городские власти с большим запозданием объявили о принятых мерах по реализации проезда пенсионеров в общественном транспорте. И это - тоже урок для них. Никто не может сказать, что во всем произошедшем он - абсолютно чист. Это было бы лицемерием. Как нельзя сказать, что драматические события закончились.

Испытания еще предстоят. Пора извлекать уроки. Пора властям научиться не ужесточать свои законы, не уходить от ответственности. Гражданам пора научиться действовать строго по закону. И выражая свой законный протест, не быть слепыми марионетками. Пора думать. Ибо пока что на душе тревожно.

Валерий Островский, политолог

Будущим мамам выдадут сертификаты По прогнозам специалистов, в 2006 году в Петербурге и Ленобласти на свет появятся около 55 тысяч новорожденных.  »
Юридические статьи »
Читайте также