Дорогая моя водичка... Послесловие к очередному скачку коммунальных тарифов

Когда еще в октябре петербургское правительство одобрило и направило в Законодательное собрание законопроект о 15-процентном повышении тарифов для населения на услуги водоснабжения и канализации , практически никто не сомневался, что эта инициатива пройдет все необходимые три чтения в Мариинском дворце победным маршем. Остряки шутили даже, что руководитель «Водоканала» Феликс Кармазинов, удостоенный депутатами в мае звания «Почетный гражданин Санкт-Петербурга», мог бы даже не беспокоить теперь Смольный своими традиционными просьбами поднять цену на воду. Взял бы да и внес свой непопулярный проект в ЗакС напрямую — для ускорения процесса.

Впрочем, и так все произошло достаточно быстро — за каких-нибудь полтора месяца закон принят в целом, подписан губернатором, и это значит, что с 1 января нам всем придется затягивать туже ремни.

А между тем рискну предположить, что если бы подавляющее большинство городских парламентариев внимательно, с карандашом в руках, проштудировали подготовленное для них экспертное заключение Контрольно-счетной палаты (КСП) на законопроект о повышении тарифов, то в головах некоторых из них возникли бы сомнения: а не слишком ли лихо, вот так, буквально каждый год, удовлетворяем мы растущие запросы «Водоканала» за счет горожан?

Нет, КСП прокатывать закон вовсе не призывала. Более того, в предложениях аудиторов прозвучала прямая рекомендация его принять. Но стоит вчитаться только в мотивацию именно такого решения экспертов: «Учитывая необходимость финансирования расходов, предусмотренных проектом финансового плана ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» на 2006 год... возвратом инвестированных в реализацию программ капитальных вложений средств и выплату процентов за пользование кредитами... КСП признает необходимость повышения тарифов...». Иными словами, если вы, господа депутаты, проголосовали еще в 2002 году за законы о программах строительства Юго-Западных очистных сооружений и завода по сжиганию осадка вод на Северной станции аэрации , где предлагалось заложить в потребительские тарифы возврат западных кредитов и проценты по ним, то делать теперь нечего. Будьте уж последовательны. И ЗакС дружно, как видим, с таким предложением согласился.

Скажем прямо: тут причиной непопулярного решения залезть в карманы петербуржцев стала политика. Депутаты оказались заложниками своего же принятого ранее решения платить деньгами петербуржцев за громкие инвестиционные проекты. С точки же зрения чисто экономической, как явствует из выводов специалистов КСП, далеко не все так просто и однозначно. Отмечая факт проведения экспертизы экономического обоснования новых тарифов на воду силами аудиторской фирмы ООО «БАНКО», представители палаты тут же сообщают о том, что комплексный финансово-технологический анализ деятельности «Водоканала» не выполнен. А ведь такая экспертиза была предусмотрена государственным контрактом, который заказчик — Региональная энергетическая комиссия Санкт-Петербурга — заключил с ООО «БАНКО». Аудиторы этой фирмы сделали лишь отчет по результатам изучения того, как определяется экономически обоснованная величина расходов и прибыли, влияющая на формирование тарифов. Производственно-технологическая же часть экспертизы, которую, по контракту, должны были выполнить до 1 октября, к 29 ноября, как доложили представителям КСП, была еще «в стадии подготовки».

Чем была вызвана такая затяжка, как долго могла продлиться эта самая загадочная «стадия подготовки», абсолютно неясно. Можем лишь констатировать, что депутатов это никак не насторожило. Ну а после драки, как известно, кулаками не машут...

Дальше — больше. КСП обращает внимание на то, что на протяжении пяти лет ежегодный рост тарифов «Водоканала» для населения в среднем опережал рост затрат на один кубометр воды на 2 процента, а уровень инфляции — в среднем вдвое и даже больше. В 2004-м, к примеру, тарифы выросли на 30 процентов, тогда как уровень инфляции составил всего 12 процентов. И в 2006 году будет то же самое: тарифы увеличиваем на 15 процентов, а инфляцию прогнозируем всего лишь на 8,5.

На эту часть выводов КСП внимание обратил, похоже, лишь депутат Сергей Андреев, предложивший своими поправками ко второму чтению законопроекта ограничить рост тарифов как раз уровнем предполагаемой инфляции. Но оппонировавший ему представитель губернатора Михаил Бродский заметил, что инфляцию прогнозируют в основном по ценам на потребительские товары — хлеб, колбасу и т. д., а у «Водоканала» постоянно дорожает хлор, другие реагенты, и намного больше. В результате поправки С. Андреева отвергли. Интересно, будут ли производители хлора ссылаться на подорожание воды, ведь и для промышленных потребителей цена ее с января увеличится на 11 процентов. Вопрос, как понимаем, риторический. И это значит, что осенью будущего года Ф. Кармазинов опять появится в Смольном и в Мариинском дворце с проектом поднять свои тарифы.

Наконец, еще одна любопытная деталь. Анализируя принятые методики расчета ставок за услуги водоснабжения и канализации, аудиторы КСП пришли к выводу, что петербуржцы вынуждены сегодня оплачивать происходящие не по их вине утечки и потери воды. А за используемую жилищными организациями воду мы, оказывается, и вовсе платим дважды — и непосредственно по счетам «Водоканала», и в составе платы за жилищные услуги!

Как это на деле происходит, объяснить в рамках сжатой газетной публикации трудно: специалисты палаты всю механику формирования тарифов отразили аж на четырех страницах своего заключения, снабдив текст диаграммами и таблицами. Но доказали они, несомненно, одно: вода в Петербурге очень и очень «кусается».

У нас в этом году удельный вес платы по «водяным» тарифам отнимает 0,98 процента от среднемесячных денежных доходов, тогда как в традиционно дорогой Москве — всего лишь 0,58 процента. Эксперты констатируют, что «в Санкт-Петербурге плата за услуги водоснабжения и канализации находится на уровне крупнейших городов Европы». Ах, нам бы всем еще и зарплаты подтянуть на тот же самый европейский уровень. Но об этом, увы, приходится лишь мечтать... Зато вода дорожает регулярно, как по расписанию.

Готов биться об заклад, что большинство депутатов в эти самые выводы и очень дипломатичные намеки специалистов КСП слишком глубоко не вникали. Пролистали, должно быть, эти скучные 20 страничек экспертного заключения, включающие сразу 10 таблиц с мелкими графами, прочитали рекомендацию принять законопроект, да таким образом в итоге и поступили.

А ведь КСП рекомендовала еще и проанализировать фактические объемы водопотребления в мегаполисе, убедиться в обоснованности утвержденных норм снабжения водой и ее отведения в расчете на одного петербуржца, разработать и принять нормативный правовой акт о порядке оснащения квартир водомерными счетчиками. Услышат ли депутаты и чиновники вот эти последние рекомендации палаты? Вопрос остается открытым.

Обидно, но, похоже, принятие закона о повышении тарифов на воду превращается у нас в ЗакСе в своего рода ежегодный ритуал — такой же, как, скажем, утверждение сметы собственных расходов городского парламента . И с одинаковым хладнокровием голосуют наши избранники как за прибавку себе самим сразу 132 миллионов целковых «на все про все», так и за изъятие денег из наших с вами кошельков.

Александр Рабковский

На краю беды находится сегодня наше общество, в котором многие явно недооценивают опасность наркотиков  »
Юридические статьи »
Читайте также