Александр Викторов, главный архитектор Петербурга: "Хочется увидеть город, в котором не будет ужасных дворов"

На рассмотрение депутатов ЗакСа председатель комитета по градостроительству и архитектуре и главный архитектор города Александр Викторов вынес Концепцию генерального плана развития города на 2005-2025 годы. Разработка его ведется давно, однако теперь перед градостроителями поставлены жесткие сроки. И судя по уверенности нового главного архитектора города, очень скоро Петербург будет развиваться, строиться и реконструироваться точно по плану. Об идеологии нового Генплана обозреватель "Известий" беседует с Александром Викторовым.

- Что вам кажется самым главным в готовящемся Генплане?

- Прежде всего - довести до конца то, что было начато раньше. Наша цель - создание европейского по стандартам жизни города. Главное, на мой взгляд, то, что город идет по интенсивному, а не экстенсивному пути развития. Это значит: мы не имеем территориальных претензий к соседу. Город остается в тех административных границах, которые есть. Основной принцип развития - реконструкция всего городского организма. Но все, что происходит, - происходит здесь, внутри, в черте города. Жилье, например. Мы выявили 24 тысячи га резервных площадей - это 17% территорий города. Этот резерв образовался в основном за счет сельскохозяйственных и неиспользуемых земель.

В предыдущем генплане был сделан упор на переселение крупной промышленности на окраины. Сегодня мы говорим о выселении только тех предприятий, которые создают проблемы для города. Ну, скажем, невозможно в центре заниматься транспортировкой леса. Та промышленность, которая не требует больших энергоресурсов и большой санитарно-защитной зоны, останется на прежнем месте.

- А что все-таки будет происходить в историческом центре? Город в результате станет комфортным или останется памятником?

- Вопросы сложные. Представим равносторонний треугольник. Одна вершина - экономика, другая - социальная справедливость, третья - историческое наследие плюс экология. Серединка - это баланс интересов. Если мы будем говорить о центре города только как о памятнике, как о музейном экспонате - труба. Мы все прекрасно знаем, что фасады у нас замечательные, а во дворы зайти страшно. Если резко будем смещать точку в сторону экономического роста, возникнет социальная напряженность (например, протесты против уплотнительной застройки) и так далее. - Но строить в центре будем или не будем?

- Понятие реконструкции предполагает и новое строительство, но у него есть четкие правила и принципы.

- Например, строительство на территории Этнографического музея жилого комплекса?

- Будут там строить или нет - покажет конкурс. Мы же не говорим о строительстве на территории памятника федерального значения. Не в Михайловском саду строим, а на территории хозяйственного двора Этнографического музея (здесь планируется построить не только жилой дом, но и фондохранилище). На этом месте был не реализован в свое время вариант архитектора Свиньина, автора проекта музея. Но вот рядом, на канале Грибоедова, 2, стоит жилой дом, и никому не мешает. А музей в результате получит фондохранилище.

- Какие города мира разработчики плана взяли за образец, или вообще на Запад не смотрели?

- Разработчики сверяли цифровые показатели. Например, мы планируем иметь 27 кв. метров на человека к 2015 году и 32 кв. метра на человека к 2025 году. Европейский уровень - 30-45 кв. метров. Существуют европейские стандарты и по количеству торговых центров, спортивных сооружений, социальных объектов - всего того, что дает ощущение комфортности жизни.

В Генплане заложена полицентрическая схема: это когда у города кроме исторического центра есть еще много так называемых субцентров. Наша задача сделать так, чтобы у человека, в каком бы месте он ни жил, не было других проблем, кроме проблемы выбора. Раньше, 25 лет назад, где покупали? В Гостином и ДЛТ. Сейчас в спальных районах - крупные торговые центры.

- А что будет с транспортом, который, как считают многие, действует на город разрушительно?

- Во-первых, строится КАД, обеспечивающая вывод всего грузового транспорта за границы города. Предусмотрены скоростные трассы сквозного транспортного движения по городу. Наверняка придется вводить ограничения на въезд автомобилей в центральные кварталы. Упор в Генплане делается на развитие общественного транспорта. Как известно, один автобус перевозит столько же людей, сколько 50 легковушек. Необходимо будет организовывать и огромные парковки при въезде в центр, например, у станций метро. Понятно, что хайвэи проложить в исторической части города мы не сможем. Что же касается экологических свойств самих автомобилей - нужно и в этом придерживаться европейских стандартов. Пока это проблема.

- Но ее решение Генпланом не предусмотрено?

- Нет.

- Давайте обратимся к экономической составляющей. Сколько все это будет стоить?

- Пока не буду отвечать на этот вопрос. Не из вредности. Просто деньги, конечно, огромные, но траты растянуты во времени. Как пойдет реализация плана, нам неизвестно. Вспомните 1994 год. Все было тяжело и сложно. Могли ли мы представить такое развитие экономики за 10 лет? Может быть, все пойдет быстрее, чем предполагаем. Наши специалисты работают с комитетом экономики и промышленной политики, они занимаются социально-экономическим прогнозом, а мы - реализацией его в геометрии и географии.

- Если говорить о векторе развития города, куда он направлен? Американские города развивались вверх, например. У нас такой возможности нет.

- Почему нет? Мы говорим об ограничениях высотных характеристик только в историческом центре. А строить высотные здания можно, и не только на окраинах, но в районах, не имеющих статуса центра, но не очень удаленных. Главное грамотно, тактично обращаться с историческими городскими ландшафтами, которые и привлекают туристов, и дают нам необходимую экономическую составляющую. Портить наследие собственными руками не будем.

У нас на территории 137 тысяч га живет 4,5 миллиона человек. Между прочим, в Москве соотношение численности населения к площади города гораздо напряженнее. Так что возможностей для развития внутри административных границ достаточно.

- В чем, как главный архитектор города, вы видите свою миссию, главную цель?

- Их столько, этих целей. Генплан - пока самое главное. Мы должны в декабре отдать его на согласование и в июле - на утверждение ЗакСа. И тут же на базе Генплана начинать разработку более детальной градостроительной документации - проектов планировки районов, кварталов, на которых уже и отдельные домики видны. Чтобы как в анекдоте: "Ты не рассказывай, а пальцем покажи". На 25 лет вперед все вопросы не решить, но транспортный каркас и кварталы будут держаться. В европейском городе можно зайти в киоск и купить брошюрку, где написано, где что можно построить. И мы должны сделать так, чтобы такая информация была доступной.

- Каким вы видите Петербург будущего?

- Удобным для жизни. Но узнаваемым, без нарушения наших градостроительных традиций. Без ужасных дворов и кварталов пятиэтажек с квартирами из четырех комнат общей площадью в 38 кв. метров. Не просто мегаполис с "центром" и "спальниками", а город, в котором хочется жить.

Алла Борисова

Юридические статьи »
Читайте также