Наци без табу Прокуратура признала: расизм и неонацизм в нашем городе есть, а вот эффективных мер противодействия коричневой заразе нет

На прошлой неделе прокурор Петербурга Сергей Зайцев сообщил о ходе расследования ряда резонансных экстремистских преступлений (в частности, убийств африканского студента Ролана Эпассака, антифашиста Тимура Качаравы). А также о своем декабрьском письме губернатору города, в котором речь идет именно о ситуации с криминалом на расово-этнической почве. Письмо в высшей степени любопытно. Его вполне можно расценить так, что прокурор обвиняет городские власти в нежелании решать эту проблему и в бездействии.

Реакция питерской прокуратуры на национал-экстремистские преступления в последние годы заслуживает особого внимания. Можно даже говорить об определенной эволюции.

Дела, связанные с проявлениями фашизма и национализма, начали активно расследоваться еще при экс-прокуроре Николае Винниченко (даже ходили слухи, что именно это обстоятельство сыграло свою роль в его неожиданной для многих отставке). Однако в публичных выступлениях Винниченко не раз говорил о том, что проблемы неонацистских группировок в нашем городе не существует, что ее раздули журналисты. А летом 2004 года, когда произошло убийство африканского студента (сына атташе по культуре посольства Ливии) и тогдашний пресс-секретарь ГУВД Павел Раевский предположил, что преступниками могли быть скинхеды, Винниченко так разгневался, что направил Михаилу Ваничкину представление о привлечении Раевского к дисциплинарной ответственности.

Нынешний прокурор Сергей Зайцев был осторожен в высказываниях на эту тему. В октябре прошлого года в одном из интервью он заявил, что не склонен драматизировать ситуацию, «хотя проявления экстремизма есть, и скрывать это мы не намерены». Кроме того, прокурор подчеркнул: «Проблеме экстремизма правоохранительные органы и власти города уделяют серьезное внимание».

Теперь выясняется, что все же недостаточно серьезное. В аналитической записке, отправленной Валентине Матвиенко, речь идет о проверке органов исполнительной власти и местного самоуправления города на предмет исполнения требований Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» .

«На протяжении последних лет в Санкт-Петербурге были совершены десятки преступлений, имеющих расовую и национальную подоплеку, – сказано в письме. – Только в 2003–2004 годах совершено 23 подобных деяния... В нынешнем (2005-м) году ситуация обострилась, совершено уже более 20 преступлений с установленным либо предполагаемым экстремистским мотивом, убиты гражданин Конго Эпассак Ролан Франз, студент из Камеруна Канхем Леон, от рук скинхедов погиб Тимур Качарава. Однако складывающаяся в Санкт-Петербурге на протяжении многих лет система проявлений межнациональной неприязни не стала предметом комплексного анализа в правительстве города. Исполнение требований ст. 4, 5 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» до сих пор не возложено ни на один из отраслевых органов исполнительной власти Санкт-Петербурга и оставлено без целевого финансирования».

Факт появления этой аналитической записки заставляет задуматься – с чем связаны новые веяния в работе правоохранителей, в чем причина их активности?

Если проанализировать ситуацию с противодействием «коричневому злу» в Петербурге, получится неоднозначная картина. С одной стороны, эффективная работа стражей правопорядка, раскрывающих едва ли не все преступления на этнической почве, адекватные приговоры судов, гневная реакция городских властей на экстремистские выходки (комментируя нападения на африканцев в декабре прошлого года, губернатор сравнила случившееся с террором). С другой стороны, всех этих мер явно недостаточно – нападения «патриотически настроенных» молодчиков на людей с другим цветом кожи и разрезом глаз идут своим чередом, на месте отрубленных голов дракона по имени «ксенофобия» тотчас вырастают новые. Решение проблемы требует комплексных и всесторонних мер. Здесь должны быть и усиление охраны и патрулирование территорий около общежитий, где обитают студенты-иностранцы, и определенная работа с далеко не всегда вписывающимися в уклад жизни города мигрантами, и программы воспитания толерантности начиная со школьной скамьи, и профилактическая работа в отношении национал-экстремистского молодняка. Последнее прежде всего касается лидеров экстремистских группировок, «старших товарищей», втягивающих младших в преступную воронку. Не все ли это имел в виду Сергей Зайцев, когда говорил о том, что усилий одних прокуроров недостаточно для решения проблемы?

Так или иначе, многое сейчас будет зависеть от реакции на критику со стороны прокуратуры городских властей. На сегодняшний момент никто из городской администрации выводы Сергея Зайцева никак не прокомментировал.

Впрочем, некоторые эксперты склонны рассматривать официальное признание экстремизма в Петербурге совсем в иной плоскости – политической. По их мнению, теперь разгул неонацизма – отнюдь не табуированная тема; более того, в скором времени об угрозе «коричневой чумы» будут говорить открыто и представители власти. И делать это не столько с целью противостояния «фашизации» страны, сколько с намерением запугать ею население, – с тем чтобы направить «электоральные предпочтения» граждан в нужное русло. Ведь если возникнет выбор между партией власти и официальным преемником Владимира Владимировича, с одной стороны, и рвущимися во власть неонацистами – с другой, понятно, что народ охотно проголосует за «меньшее зло». Впрочем, как небезосновательно считают эксперты, разыгрывание «коричневой карты» чревато. Ведь, согласно многочисленным опросам последнего времени, все меньше россиян сочувствуют жертвам «бритоголовых», зато все больше солидаризуются с неонацистским призывом «Россия для русских». Втакой ситуации можно «выпустить джинна из бутылки». Во всяком случае, подобные примеры в мировой истории есть.

Дмитрий Кречетов

Справка «Новой»

Хроника последних месяцев

Раскрыто:

– Убийство вьетнамского студента Ву Ань Туана (13 октября 2004 года). К уголовной ответственности привлечены 17 человек в возрасте от 14 до 18 лет. Большинству предъявлено обвинение в убийстве, совершенному группой лиц по мотиву национальной ненависти. Предварительные слушания по делу назначены на 1 февраля.

– Убийство африканского студента, конголезца Ролана Эпассака (9 сентября 2005 года). В скором времени дело будет передано в суд. В преступлении подозреваются четверо молодых людей, один из них – несовершеннолетний. Мотив убийства – «на почве национальной неприязни».

– Убийство петербургского студента Тимура Качаравы, нанесение телесных повреждений его приятелю Максиму Згибаю (13 ноября 2005 года). Арестовано восемь человек, включая организатора нападения (всего в расправе над антифашистом участвовало 11 человек). Двое из них признали свою вину. По мнению прокуроров, это была тщательно организованная акция.

Не раскрыто:

– Убийство африканского студента, камерунца Канхема Леона (24 декабря 2005 года), нанесение телесных повреждений замбийцу Мванги Эдди Майну. Сотрудники правоохранительных органов провели более 20 обысков, опросили около сотни попавших под подозрение подростков. Пока никто не задержан, но в прокуратуре не сомневаются, что дело в скором времени будет раскрыто.

– Нападение на индийского студента Костападходика Сахида (11 января 2006 года). Получил ушибы лица и грудной клетки. Инцидент произошел на углу улиц Льва Толстого и Рентгена – там же, где был убит Ву Ань Туан. Возбуждено уголовное дело по статье 116 УК РФ (побои). Пока никто не задержан.

– Нападение на африканского студента, камерунца Ована Манго Гифрокона (24 января 2006 года). Диагноз медиков – закрытый перелом правой скуловой области, ушибленная рана правого подбровья и кровоизлияние в правое глазное яблоко. Возбуждено уголовное дело по статье 213 УК РФ (хулиганство) . Подозреваемых у следствия пока нет.

Скверное дело В эти памятные дни жители площади Мужества вышли на митинг – против планов строительства закусочной «БлинДональтс» вместо обещанного мемориала жертвам блокады  »
Юридические статьи »
Читайте также