Мы будем строить корабли

Военный бюджет 2006 года сразу после его принятия вызвал диаметрально противоположные оценки и критику сразу с двух сторон. Одни назвали его "милитаристским" и даже "бюджетом военного времени", другие - недостаточным для нормального функционирования военной машины государства. Если обратиться к конкретным цифрам, то в бюджете 2006 года на раздел "Национальная оборона" выделяется 667,3 млрд. рублей (15,6% всех расходов), или на 25% больше, чем в 2005 году .

Кроме того, не следует забывать, что военная организация страны финансируется еще по пяти разделам бюджета: ЖКХ, "Образование", "Культура и СМИ", "Здравоохранение и спорт" и "Социальная политика", а это дополнительно еще 132 млрд. Из этих денег 573 млрд. рублей получит Министерство обороны, которое собирается 237 млрд. направить на закупку вооружения и военной техники. Для нашего государства в настоящий момент это огромные суммы. Но, по мнению ряда экспертов, они явно недостаточны для содержания сильной современной боеспособной армии. Дело в том, что только балансовая стоимость основных вооружений и военной техники (ВВТ) и вспомогательных технических средств (от средств связи до полевых пекарен) МО РФ оценивается приблизительно в 15 трлн. рублей. Если учесть, что ежегодно требуется обновлять 5% имеющегося вооружения, то только на закупку ВВТ каждый год необходимо тратить 750 млрд. рублей. Кроме того, немалые средства требуются для полнокровной боевой подготовки, достойного содержанияличного состава, армейской недвижимости и т.д. Исходя из этого нынешний военный бюджет должен быть увеличен как минимум до 2,3 трлн. рублей, что просто нереально, поскольку экономика России, до сих пор живущая исключительно за счет высокой цены на нефть, при таких военных расходах неизбежно развалится, как это случилось с СССР.

В результате в настоящее время в войсках техника начинает цениться на вес золота, о чем свидетельствует тот факт, что на коллегии МО в декабре прошлого года обсуждались проблемы сохранности и поддержания в исправном состоянии ВВТ и оптимизация системы их капитального ремонта. Озабоченность военного руководства этими вопросами понятна, поскольку количество поступающей в войска новой техники не соответствует потребностям Вооруженных сил. Достаточно сказать, что закупка в 2006 году батальонного комплекта танков Т-90 (31 машина) никакое не достижение, а скорее наоборот, поскольку еще в советские времена было рассчитано, что перевод частей и подразделений различных родов войск на новое вооружение необходимо проводить только полковыми комплектами.

Кроме того, процесс оснащения армии новой боевой техникой начинает сталкиваться с несоответствием потребностей ВС и возможностей оборонной промышленности. Об этом, в частности, говорил 9 ноября 2005 года на совещании руководящего состава ВС начальник Генштаба генерал армии Балуевский. "У меня и моих коллег, находящихся в зале, - заявил он, - нет полной уверенности в том, что те вооружения, которые нам потребуются в 2011 году, мы получим вовремя и в полном объеме". О том же упомянул и министр обороны Иванов во время своей поездки 21-24 ноября прошлого года по войскам Приволжско-Уральского военного округа. "Меня беспокоит не объем государственного оборонного заказа, который неизменно растет, - сказал он. - Больше беспокоит неконтролируемый рост цен на военную продукцию. В ряде случаев рост цен опережает общий по машиностроению. Если цена плывет, мы не можем прогнозировать госзаказ". И здесь у Иванова действительно есть все основания для беспокойства, поскольку, например, Индия примернос тем же военным бюджетом, что и Россия, закупает у нас для своей армии авианосцы, корабли, самолеты, более 300 танков и еще строит танковые заводы для выпуска по лицензии тех же Т-90.

Шея вертит головой

Разумеется, такое положение вещей сложилось не за один день. Как сие произошло, стоит рассмотреть на примере военного судостроения. В настоящее время по данным Федерального агентства по промышленности в России насчитывается 70 организаций (судостроительные и судоремонтные заводы, КБ, научно-исследовательские институты, управляющие компании, разработчики и производители смежного оборудования и т. п.) в той или иной мере участвующие в военном и гражданском судостроении. Причем подавляющая часть из них расположена на Северо-Западе. Это ОАО "Балтийский завод" (СПб), ОАО "Судостроительный завод "Северная верфь" (СПб), ФГУП "Адмиралтейские верфи" (СПб), ОАО "Судостроительная фирма "Алмаз" (СПб), ОАО "Морской завод "Алмаз" (СПб), ФГУП "Средне-Невский судостроительный завод" (СПб), ФГУП "Северное машиностроительное предприятие" (Северодвинск), ФГУП "Машиностроительное предприятие "Звездочка" (Северодвинск), ОАО "Прибалтийский судостроительный завод "Янтарь" (Калининград) и целый ряд других. Состояние дел на всех судостроительных предприятиях различно, но результат деятельности для отечественного флота плачевен - после распада СССР для ВМФ РФ был заложен и достроен только один более-менее крупный надводный корабль. Это СКР "Татарстан", построенный на ОАО "Зеленодольский судостроительный завод" и направленный в 2002 году на Каспий.

Во многом такое положение сложилось из-за того, что руководство ВМФ до сих пор не имеет четкой, утвержденной на высшем государственном уровне судостроительной программы (утвержденные указами президента РФ "Основы политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности до 2010 г." от 4 марта 2000 года и "Морская доктрина Российской Федерации до 2020 г." от 27 июля 2001 года не в счет, так как они, по сути дела, лишь декларации о намерениях). В результате флот вынужден подчиняться интересам ОПК, и яркий пример тому - история создания РК "Булава".

Напомним, что с 1947 года созданием ракетных комплексов подводного базирования занималось миасское КБ "Машиностроения" (ныне Государственный ракетный центр им. Макеева). В начале 80-х годов в КБ начались работы по созданию нового РК "Барк", но в 1998 году, после ряда неудачных испытаний, финансирование этого проекта было закрыто, а заказ на создание нового РК не без подковерных интриг, в которых, можно предположить, активное участие принял генеральный конструктор ЦКБМТ "Рубин" Спасский, были переданы в Московский институт теплотехники (МИТ), опыта таких работ не имеющий. Главным козырем МИТ стало обещание в кратчайшие сроки создать новый РК "Булава" с универсальной МБР (шифр Р-30) для РВСН и ВМФ на основе МБР "Тополь-М".

Последствия этого решения для военно-морского флота можно смело назвать катастрофическими. Разумеется, МИТ не только не уложился в заявленные сроки (2005 год), но и не смог обойтись без специалистов из Миасса. А первую твердотопливную ступень и некоторые другие агрегаты вообще разрабатывали на пермском НПО "Искра". При этом ни о какой унификации "Тополя" и Булавы" речи не идет - Р-30 на несколько метров короче, толще в полтора раза и легче на несколько тонн. Для проведения испытаний "Булавы" был задействован находящийся в составе флота подводный ракетоносец пр. 941 "Дмитрий Донской" - случай беспрецедентный, ибо обычно для этого используют специальный плавучий стенд. Всего на настоящий момент было проведено два подводных пуска Р-30 (27 сентября и 21 декабря 2005 года), что явно недостаточно для принятия ее на вооружение. Однако под еще не созданный, но уже обошедшийся государству в 800 млн. долл. РК "Булава", на "Севмашпредприятии" строятся первые два из шести запланированных РПКСН пр. 955 "Борей" ("Юрий Долгорукий" - заложен в ноябре 1996 года, планируется к спуску в 2006 году, и "Александр Невский" - заложен в марте 2004 года, спуск планируется в 2007 году). Кроме того, предполагается перевооружить "Булавой" все пять РПКСН пр. 941 "Тайфун". Выгода для флота от этих мероприятий более чем сомнительна, но зато "родное" для ЦКБМТ "Рубин" "Севмашпредприятие", которое многие специалисты называют "черной дырой" российского ОПК, без работы и финансирования не осталось.

В результате львиная доля бюджета оснащения ВМФ (в ближайшие годы он, по оценкам экспертов, будет колебаться в размере около 20 млрд. рублей в год при необходимых 150 млрд.) будет уходить на северодвинский "долгострой", а на строительство новых надводных кораблей в лучшем случае будет направлена 1/5 этого бюджета. Тем самым нездоровая диспропорция между надводным и атомным подводным флотом будет нарастать. (Для справки: в настоящее время балансовая стоимость 194 единиц военных кораблей и неатомных подлодок ВМФ РФ составляет 588 млрд. рублей, 18 атомных подлодок - 1080 млрд. рублей, 348 единиц МБР морского базирования - 527 млрд. рублей.) Здесь впору задуматься и над планами Спасского создать судостроительный холдинг, в который должны войти ЦКБМТ "Рубин", ФГУП "Адмиралтейские верфи", ФГУП "Севмашпредприятие" и еще ряд других предприятий, в частности НПО "Аврора". При этом обязательным условием создания холдинга, по словам Спасского, должно быть получение им права на самостоятельную внешнеэкономическую деятельность.

Надводная часть айсберга

Но и судостроительные компании, создающие надводные корабли, также озабочены отнюдь не интересами ВМФ. Здесь классической можно назвать ситуацию, сложившуюся вокруг конфликта между "Северной верфью" и "Балтийским заводом" (впрочем, это тема для отдельного разговора). Между тем, как уже было сказано, за последние 15 лет ВМФ РФ получил только один надводный корабль водоизмещением свыше 100 т. Еще несколько кораблей заложены и находятся в стадии постройки. В том числе три корвета пр. 20380, строящиеся на "Северной верфи" (первый корвет "Стрегущий" был заложен в декабре 2001 года, второй - "Сообразительный" - в мае 2003 года, третий - "Бойкий" - в июле 2005 года). Генеральный конструктор ЦМКБ "Алмаз" Шляхтенко, которое разработало эти корабли, дал им следующую оценку: "Это многоцелевой сторожевой корабль, располагающий универсальными техническими параметрами и составом вооружения для проведения операций в открытом море". А в СМИ вообще было заявлено о строительстве "кораблей XXI века".

Между тем, по мнению многих специалистов, корвет пр. 20380 имеет слабый контур ПВО/ПРО, что не позволит ему в полной мере решать задачи по борьбе с надводным и подводным противником даже в ближней морской зоне. Дело в том, что противовоздушная и противоракетная оборона корвета обеспечивается ЗРАК 3М87 "Кортик"/"Каштан" в носовой части корабля и двумя 30-мм ЗАК АК-630М в кормовой части. Эти средства ПВО/ПРО вполне надежно защищают корвет от противокорабельных ракет, атакующих с носовых курсовых углов, но практически беспомощны при атаке с кормовых курсовых углов. В связи с этим корвет пр. 20380 никак нельзя назвать универсальным (многоцелевым) кораблем. В лучшем случае это специализированный противолодочно-ударный корабль (причем оснащенный далеко не новейшими средствами ПВО/ПРО), и уж тем более не "корабль XXI века".

Казалось бы, специалистам ЦМКБ "Алмаз" следовало внести в проект необходимые изменения (предложения на этот счет не раз высказывались), но этого не последовало. Более того, в ЦМКБ "Алмаз" был разработан экспортный вариант корвета (пр. 20382 "Тигр"), который имеет те же недостатки, что и пр. 20380. "Тигр" был представлен на проходившей в Лангкави (Малайзия) 6-11 декабря 2005 года выставке LIMA MARITIME 2005 и позиционировался главным конструктором ЦМКБ "Алмаз" Арсеньевым как "универсальный корабль, который имеет оружие для отражения воздушных атак, для борьбы с надводными кораблями и подводными лодками противника". При этом Арсеньев выражал уверенность, что "Тигр" является удачным вариантом для обновления ВМС стран Юго-Восточной Азии, одна из важнейших задач которых - борьба с пиратством. Комментарии, как говорится, излишни.

Впрочем, нельзя сказать, что в Кремле не понимают пагубность сложившейся в ОПК ситуации. Попытки ее исправить предпринимаются, но пока безрезультатно. Так, определенные надежды связывались с назначением на должность вице-премьера министра обороны Иванова. Но 5 декабря прошлого года он заявил, что "никаких агентств, министерств оборонной промышленности создаваться не будет". По его словам, система ОПК претерпела изменения, и этот процесс продолжится в дальнейшем, "но для того, чтобы консолидировать военно-промышленный комплекс, никаких отдельных министерств создавать не нужно". В контексте этого заявления планы МО, озвученные тем же Ивановым на заседании Совета Федерации в конце декабря, согласно которым к 2017 году 70% военного бюджета будут направлены на закупку новой техники, что позволит полностью перевооружить ВС, скорее всего, так и останутся планами.

Иван Дмитриев

Транспорт на излете  »
Юридические статьи »
Читайте также