Держать и не пущать

Прежде чем принимать в законотворческом раже очередные запретительные постановления, думцам следовало бы посмотреть, исполняется ли хоть один закон из принятых ранее.

Вот, например, запрет на рекламу крепкого алкоголя по телевидению. В результате мы узнаем о существовании каких-то никем и никогда не пробованных минеральных вод и безалкогольных напитков, названия которых странным образом совпадают с названиями водок. Чего стоит одна только реклама воды "Союз-Виктан", "настоянной на березовых почках"! Вы когда-нибудь пробовали настаивать минералку? На почках? Но воображение производителей водки не стоит на месте, и если даже удастся запретить подобную рекламу (хотя сделать это чрезвычайно трудно: нужно доказать, что одноименная вода не производится вовсе или выпускается в нетоварных количествах), наготове новый ход. В последнее время по телевизору широко рекламируется книга под названием "Смирновъ: русский характер". Книги я не видел, но реклама вызывает однозначное желание пролистать бутылочку-другую в хорошей компании. А теперь угадайте, к чему приведет аналогичный запрет на рекламу пива, вступающий в силу в новом году? Только к появлению еще более изощренной рекламы, из которой мы узнаем о прекрасном городе Вене, бескрайних просторах Балтики и подвигах народного героя Степана Разина. Стоило ради этого огород городить?

Депутаты, видимо, полагают, что стоило. У нас ведь если вещи не называются своими именами, то их как бы и нет. Если по телевизору не будут показывать непосредственно подростков, пьющих пиво, - дело в шляпе, детский алкоголизм побежден! Столь же разумные соображения движут борцами против распития пива в общественных местах. Фактически принятый закон гласит: "Хочешь пива - готовь сотню для мента", и более ничего. Видимо, именно с целью поддержки бедствующих правоохранительных органов в законе никак не регламентируется, имеют ли право оштрафовать человека, пьющего из упакованной в пакет бутылки? В США, например, наказание "за распитие" несоизмеримо с нашим - вплоть до ареста, но ни один полицейский не имеет права спросить: "Что у тебя в пакетике?". Борцам же за общественную нравственность следовало бы прогуляться, например, к памятнику на Пушкинской улице. Каждый день, с утра до вечера вокруг бронзового поэта даже не пьют, а именно (другого слова-то не подберешь!) бухают, причем отнюдь не пиво. Здесь более популярна дешевая водка, а также вкусные и полезные "медицинские" настойки, в просторечии "аптека". И ни разу доблестная милиция не попыталась вмешаться в естественный ход событий. Неудивительно, ведь что можно взять с бомжеватого алкаша, и так потратившего последние денежки "на лекарство"? Гораздо проще будет снять стольник с какого-нибудь студента, решившего выпить бутылочку пивка в погожий день. А надо будет - и в пакетик к нему заглянем, и карманы вывернем: у нас ведь любой закон толкуется не в пользу гражданина. В этом, собственно, и заключается великий смысл системы запретов.

Скорость принятия запретительных законов у нас завидная. Так, например, 12 ноября Госдума принимает закон "О внесении изменений в статьи 3 и 6 федерального закона "Об ограничении курения табака", уже 24 ноября его одобряет Совет Федерации, и тут же подписывает президент. Дело хорошее, особенно - если кто сам не курит. В свете всемирной борьбы с курением тоже шаг нужный, и в законе есть статьи, которые ни у кого не могут вызвать возражений, - например, о запрещении продажи табака ближе 100 метров от образовательных учреждений. Но почему моя страна безоговорочно запрещает мне курить на рабочем месте? Может, этот вопрос я могу решить самостоятельно, поговорив с коллегами и начальством? Если они против, я и так курить не буду - а если они не возражают? Да, в США вообще можно спокойно курить разве что у себя дома - но никто, кроме американцев, и не считает эту страну образцом для подражания. Почему моя родина стремится регулировать мое поведение во всем, даже в мелочах?

Если бы при этом родина, в лице лучших своих представителей, хотя бы думала, прежде чем делать! Да, в большинстве европейских стран существуют ограничения на показ сцен насилия в дневные часы. Да, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод позволяет вводить ограничения и санкции в сфере свободы слова и прессы для охраны нравственности, если эти ограничения предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе. Но оцените красоту мысли российских законодателей: "Запрещается в период с 7 часов утра до 22 часов вечера распространение в теле-, видео-, кинохроникальных программах и демонстрация в телевизионных фильмах и кинофильмах трупов людей, сцен убийства, нанесения побоев, причинения тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью, изнасилования и иных насильственных действий сексуального характера". Если закон в таком виде и преследует какую-то реальную цель, то только одну - на его основании можно будет спокойно лишить лицензии любой федеральный или региональный телеканал. Классику всякую, во главе с Шекспиром, конечно, сразу долой с экранов: сплошные трупы. Детское кино тоже редко без "легкого вреда здоровью" в виде драки нечасто обходится - тоже после 22-х, особенно всяких там "Неуловимых мстителей". Но ведь и в "Буратино", и в "Красной Шапочке" сплошные насильственные действия! Телеканалам, желающим сохранить лицензию, стоит показывать в дневные часы только мультфильмы - если, конечно, про них не вспомнят при следующем чтении закона. И главное - никаких новостей! Тогда никто не сможет упрекнуть любимую власть в использовании позаимствованной у Салтыкова-Щедрина системы мышления, при которой для управления губернией достаточно периодически произносить "Не потерплю!" и "Разорю!".

Дмитрий Мотрич

Козленочком будешь?  »
Юридические статьи »
Читайте также