Муниципальная реформа: о чем говорить, если говорить не о чем

Семимильными шагами по всей России с января наступившего года начала свое официальное шествие реформа местного самоуправления. И уже к 1 января 2009 года, по задумкам Кремля, страна будет жить по-новому. Хотя бы на муниципальном уровне.

Старо предание

Реформа местных органов власти началась уже сравнительно давно. В частности, Петербург был поделен на нынешние 111 муниципальных округов в 1997 году - еще при Борисе Ельцине и Владимире Яковлеве. Тогда, напомним, остро стоял вопрос о вхождении России в Совет Европы. Для чего, в частности, требовалось наличие развитой структуры местной власти. Это означало, что в России должны были существовать некие локальные управленческие органы, которые отвечали бы за обеспечение жизнедеятельности той части населения, которая связана с ними численно и территориально. По европейским стандартам, данные органы необходимо было избирать - благодаря чему люди имели бы еще и контроль за своими представителями. Формально это и было сделано. Муниципальные округа и их советы на радость Европе появились по всей стране, и в Петербурге тоже.

В России разделение на эти непонятные народу муниципальные округа прошло сравнительно безболезненно. А вот городам-регионам Петербургу и Москве пришлось сильно попотеть, чтобы и Кремлю не перечить, и реальную местную (исполнительную) власть сильно не потревожить. Так и родились у нас 111 муниципальных округов (в Москве - 129) - без нормального финансирования, с весьма немногочисленными правами, руководимые никому не известными деятелями и с непонятной ответственностью.

Петербургские власти тогда, наверное, считали, что столь мелкое дробление позволит, как и прежде, решать все вопросы серьезного бюджетного финансирования на уровне Смольный - Мариинский. Да и отведенных муниципалам двух процентов городского бюджета вполне хватало - чтобы озаботиться детскими площадками, заниматься опекой и попечительством, развешивать красочную рекламу собственных физиономий перед очередными муниципальными выборами и жить на одну зарплату. Однако времена изменились.

О как!

Подписанный президентом еще 6 октября 2003 года закон N 131 "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" , по идее, все ставил на свои места. Подразумевалось, что с 1 января этого года регионы должны бели перейти на новую систему организации государственной власти на местах. То есть в рамках полномочий, определенных федеральным законодательством, Россия наконец-то от декларирования важности местечковой власти должна была стать государством, в котором у муниципалов эта власть появилась бы реально.

Однако, видимо, двух с половиной лет для местных преобразований чиновникам оказалось мало. Еще бы: тут регионалам нужно было делом заниматься, а не тупо соглашаться, допустим, с очередными избирательными инициативами Владимира Путина. Какая, действительно, разница председателю КУГИ или Жилищного комитета региона N, каким образом будет избран или назначен губернатор этого региона? Ему важнее, как жить дальше. А если изо рта должен уплыть лакомый кусок пирога, то нужно (и должно!) потратить все свои силы на то, чтобы хоть частичку лакомства у себя оставить.

Так вот, благодаря усилиям думских парламентариев действие закона N 131 для разных регионов теперь начнется в разное время - наверное, в зависимости от того, кто и как успеет урвать свою долю в муниципальном пироге. После долгих перепалок в Госдуме, стенаний губернаторов и на редкость удивительно взвешенного подхода правительства России к данной проблеме региональным властям разрешено самим определиться, когда же именно выборные муниципальные органы власти начнут соответствовать федеральному законодательству. На все про все дается три года.

За что бороться? Да все за те же бюджетные средства. Пока что в России система денежного обеспечения работает по схеме, доступной пониманию любого чиновника. Ты, регион, официально зарабатываешь (вернее, получаешь налоги от тех, кто действительно работает) какую-то сумму, и часть ее ты должен отправить в центр (они там тоже кушать хотят). После чего ты живешь либо на то, что осталось, либо получаешь к этому еще и прибавку, положенную по федеральному закону, учтенную в адресной программе, выделенную на восстановление пошатнувшейся несуществующей экономики, просто за лояльное поведение и тому подобное.

Это на общероссийском уровне иначе денег не получается. А в регионах можно и попроще: обдирать все тех же местных капиталистов, которые реально работают и получают прибыль, явно несоизмеримую с масштабами задач окружающих их людей. Ну, допустим, предложить им скинуться на юбилей города (района, ведомства, больницы для сумасшедших, питомника для чебурашек и т. п.). Думаете, откажутся?.. Но сейчас речь о муниципальных властях.

И вот вдруг региону говорят: "А не могли бы вы, уважаемый регион, все-таки озаботиться и нуждами населения? Вот и структура у вас имеется - народно избранные муниципальные органы власти. Так пусть они возьмутся, к примеру, за ЖКХ, за здравоохранение, за землепользование. Им-то виднее, куда деньги направить, кому их в кредит дать, а с кого и потребовать, ежели что не так". Казалось бы, логично. Но не для всех. Тут региону думать нужно. И повторимся, двух лет для этого обдумывания оказалось явно мало - чиновникам нужно еще хотя бы три.

Эх, налоги...

По новому законодательству об органах местного самоуправления довольно значительная часть налоговых поступлений может ускользнуть из-под чуткой опеки региональных властей. Предполагается, что в доходную часть бюджетов муниципалитетов будут полностью поступать налоги на землепользование и имущество (муниципальное), а также частично - от подоходного и на аренду - список не полный. Конечно, рядовым гражданам в принципе абсолютно все равно, в какую именно из госструктур идут их налоги. Им важно, чтобы их жизнь, как обещал президент Путин, становилась лучше день ото дня. Только вот региональным властям, в том числе и петербургским, налоговые денежки отнюдь не безразличны.

Потому, например, до сих пор в городе на Неве по большей части и не произведено так называемое межевание земельных участков. Вроде бы и понятно, что пора бы определиться, кому принадлежит имеющийся кусочек земли: городу (субъекту Федерации), муниципалитету, всей России или частному лицу. И потом спокойно получать с него налоги в тот или иной бюджет, естественно надзирая за его правильным использованием. Но пока что в Петербурге с окончательным решением этой проблемы не спешат. То ли администрация еще слишком молода и во все перипетии не вникла, то ли не хочет в них вникать, то ли ищет с кем-то разумный компромисс на конструктивной основе.

Характерна ситуация с торговыми павильонами. Внешний вид так называемых ларьков в городе Петербурге за последние несколько лет поменялся минимум раз десять. Причем по всему городу, как в армии, - безобразно, но единообразно. Чистоты вокруг и качества обслуживания изнутри павильонов это не прибавило. Зато городу, наверное, очень выгодно иметь контроль над этим процессом. А представляете, что бы было, если б каждый из 111 муниципалов сам распоряжался тем, что находится у него бод боком? Только вот не получается. Не желает администрация доверять местным властям сей изрядно налогооблагаемый кусочек городского хозяйства. Хотя, казалось бы, у нее и так есть чем заняться - одна "Балтийская жемчужина" чего стоит!

Коллективные организаторы

Пока муниципальные органы власти недосчитываются даже того, что им уже сейчас положено по закону, администрация города пытается в меру сил помочь им самоорганизоваться. К сожалению, укрупнить муниципальные округа (дабы их удачнее контролировать) не получится - для этого по закону необходим референдум . Однако в Смольном не тушуются. Председатель Комитета по работе с исполнительными органами государственной власти и взаимодействию с органами местного самоуправления Нина Шубина все происходящее оценивает позитивно: "Я не как чиновник, а как специалист в области местного самоуправления считаю, что, учитывая нынешний этап развития местной власти, существующую в нашем городе модель можно определить как наиболее рациональную для укрепления и развития местного самоуправления".

Помимо жизнеутверждающих заявлений чиновники следят и за формальной организацией муниципалов в нечто целое. Так, под чутким руководством Смольного в конце прошлого года прошло первое заседание Совета муниципальных образований. Это не была инициатива городских властей - так предписано в федеральном законодательстве. Ведь три года на муниципальную реформу, по разумению Москвы, даны именно для того, чтобы на местах оценили все прелести и недостатки принятых установок и внесли в процесс затянувшегося становления местных органов власти соответствующие коррективы. Хотя результаты первого съезда муниципалов Петербурга незначительны: сформирован ряд руководящих органов, к которым даже в некоторых округах нет никакого почтения. Уж слишком по-разному понимают задачи местной власти в округах, в администрации и уж тем более в Кремле.

Вселяет надежду разве что то, что за дело муниципальной реформы всерьез взялась партия "Единая Россия". Один из "медвежьих" депутатов Госдумы - Валерий Гальченко заявил: "Партия "Единая Россия" берет под контроль реформу местного самоуправления и создает общественную организацию, объединяющую представителей органов местного самоуправления для предотвращения профанации этой реформы и ее эффективной реализации в обозначенные сроки".

Оптимизм представителя единороссов не оставляет сомнений в том, что к 2009 году вместе с "Единой Россией" наконец-то обретут истинную власть и муниципалы.

Павел Тимофеев

Юридические статьи »
Читайте также