Подакцизное похмелье Город на пороге дефицита... водки

После Нового года в Петербурге случилось неслыханное – остановились все заводы по производству самого что ни на есть национального российского напитка. Часть работников отправлена в бессрочный отпуск, оставшиеся гонят сорокаградусную исключительно на экспорт – выпускать ее для внутреннего рынка никак нельзя. Правда, дефицит водки городу пока не угрожает: производители спиртного, зная о грядущих неурядицах, запасли продукцию на складах. Но если до конца месяца водочный вопрос не решат – могут начаться трудности... В чем же дело? А дело в том, что с 1 января вступили в силу изменения к федеральному закону «О госрегулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» . И теперь, по основному российскому водочному закону, отменены «региональные» акцизные марки и предусмотрены лишь «федеральные». А их, как выясняется, нет. И неизвестно когда будут.

– Это вопрос не к нам, а к Федеральной налоговой службе, – пояснил «Новой» заместитель председателя Комитета по экономическому развитию, промышленной политике и торговле Николай Архипов. – Образцы новых акцизных марок только 16 января были утверждены в Минфине , но они к нам еще не поступили, и никто ничего утешительного на этот счет не сообщает. Результат закономерен – производство пришлось практически остановить. Вчера был своего рода крик души – встал завод шампанских вин. Но ведь у шампанского есть определенный производственный цикл, определенные сроки брожения. Передерживать нельзя – все пропадет... Кроме того, что изменились марки, изменилась система взимания акцизов. Если раньше 80% акцизных сборов мы получали с акцизных складов и только 20% – непосредственно от производителей, то теперь все 100% сборов платят производители. Но они стоят! В итоге город теряет деньги, и немалые. В этом году мы планировали около 2,5 миллиардов рублей поступлений от акцизов – значит, каждый день простоя лишает наш бюджет в среднем по 7 миллионов рублей... И еще: природа, как известно, не терпит пустоты, и вот эту неожиданно возникшую пустоту сейчас наполняет «левый» алкоголь, сработанный из технического спирта, с поддельными акцизными марками. В Москве после Нового года – уже 160 отравлений, у нас, наверное, картина не лучше.

По словам Николая Архипова, несколько дней назад контролеры Комитета вместе с представителями налоговой службы ездили на очередную проверку, и без труда обнаружили «левый» павильон, где нет ни договора аренды, ни кассового аппарата, а в ящиках – спиртное без всяких документов, оклеенное старыми акцизными марками, сделанными на простом ксероксе. Как только приехали – сразу начались угрозы: мол, откуда пришли, кто послал, кто старший и так далее...

– Я не понимаю, как можно было поступать так непродуманно? – недоумевает Николай Архипов. – Почему федеральный закон ввели в действие, не предусмотрев время на то, чтобы подготовить его реализацию? Ведь для этого надо принять полтора десятка правительственных постановлений федерального уровня, а к Новому году их приняли только половину! Почему не дали время, чтобы изготовить акцизные марки? Почему их образцы утвердили лишь через две недели после вступления закона в силу?..

Впрочем, этим водочные проблемы не исчерпываются. Тот же федеральный закон в новой редакции наделил региональные власти правом устанавливать для организаций, торгующих алкоголем, требования к минимальному размеру уставного капитала. Но – не более чем 1 миллион рублей. Власти Москвы, недолго думая, загнали планку на самый верх: разрешили торговать крепкими напитками (с содержанием спирта свыше 15%) только тем, чей уставный капитал как раз и составляет не менее 1 миллиона рублей. Тем самым весь мелкий бизнес сразу же вытеснили из этой сферы.

В Петербурге соответствующий проект городского закона – «Об обороте алкогольной и спиртосодержащей продукции в Санкт-Петербурге» – в Законодательное собрание уже внесен, в ближайшее время его будут рассматривать. Его авторы (единороссы Вадим Лопатников, Вячеслав Макаров, Олег Сергеев, Андрей Никитин, Аркадий Крамарев и Игорь Риммер) оказались более снисходительны, чем москвичи: торговать крепкими напитками смогут те, чей уставный капитал не менее 150 тысяч рублей (за исключением организаций общественного питания). Впрочем, и при таких ограничениях многим мелким предпринимателям придется решать: или закрывать лавочку, или продаваться с потрохами более крупным коллегам.

Но и это еще не все. После 1 июля 2006 года (это – требование федерального закона) заниматься розничной продажей смогут только организации. Индивидуальные предприниматели, у которых на руках есть действующие лицензии, смогут доработать в этой области только до 1 июля.

Ну а кроме того, с продавцов будут драть если не три, то уж две шкуры – это точно.

За все надо будет платить. За получение лицензии на розничную продажу алкоголя – 50 тысяч рублей, за продление – 25 тысяч рублей, за переоформление лицензии в случае реорганизации юридического лица – 30 тысяч рублей и так далее.

Конкретный порядок лицензирования определит правительство города, да и не только порядок. В законопроекте предлагается передать исполнительной власти практически все полномочия в решении водочного вопроса. Смольный будет проводить аккредитацию организаций, осуществляющих поставки алкоголя, организовывать проведение мониторинга ее качества и безопасности, устанавливать разрешенное время торговли водкой и другими крепкими напитками. (К примеру, в Москве уже запретили торговать спиртным в ночное время – с 11 вечера до 8 утра, правда, все равно торгуют, но уж из-под полы и втридорога.)

В общем, сплошные проблемы. И все это к тому же еще на фоне трескучих морозов, которые тоже, скажем так, в некотором роде располагают. А ну как кончатся запасы? Не вспыхнет ли «водочный бунт», бессмысленный и беспощадный?

Впрочем, известный закон о том, что если что-то где-то убыло, где-то оно соответственно прибавилось, продолжает работать и применительно к водке. И пока российские производители стоят, прилавки активно заполняют соседи по бывшему Союзу. Не случайно полки винно-водочных отделов все чаще заполняет украинская горилка. Горилке-то вся эта чехарда не помеха, ее «оклеивает» акцизными марками таможня, а там никаких проблем с этим пока нет.

Борис Вишневский

Юридические статьи »
Читайте также