Первому прощается. Второму запрещается чем массовые мероприятия отличаются от немассовых и почему в Петербурге их легко проводить в одиночку

Чуть не в первый раз приходится продолжать тему, о которой писал в прошлом номере. А в прошлом номере я писал, как надо делать новогодние журналы. Так вот в разделе, как их делать не надо, я забыл упомянуть о такой вещи: никогда не надо подводить итоги года. Потому что скучно. Да и вспомнишь только последнее. Не исключено, что последнее окажется ерундой.

Я был приятно удивлен: оказывается, городская администрация обо мне заботится. Они-то не знали, что ни про какие итоги я писать не собираюсь. Поэтому, перед тем как уйти на праздники, видимо, переполошились. И задумались:

-- Как там Сташков? Какие итоги политического года в городе он будет подводить? Что мы сделали для этого парня, чтобы ему было легче?

-- Да ничего не сделали, -- честно должны были признать городские руководители. А кто сомневается в их честности?

И подвели-таки. Я имею в виду итоги ушедшего городского политгода. 26 декабря утвердили порядок проведения в Петербурге публичных мероприятий . То есть демонстраций, митингов, шествий и прочих пикетов. Признав тем самым, что именно эти публичные мероприятия и были, так сказать, главной, а может, и единственной составляющей городской политики. Каковую составляющую к будущему году необходимо было ввести в узаконенные рамки.

Правда, говорят, документ юридически весьма спорен, но с этим пусть разбираются другие.

В самом "порядке проведения" лично меня не могла не порадовать либеральная часть.

Либеральная часть

Она, честно говоря, невелика. И состоит из одного пункта. Что исключением из всех строгих правил является проведение массового мероприятия одним участником. Конечно, крючкотворы могут засомневаться, является ли такое мероприятие массовым. И станет ли оно таковым, если к одному умалишенному, решившему провести шествие, случайно присоединится в дороге парочка его товарищей. Каких-нибудь старых друзей по сумасшедшему дому.

Все это, несомненно, доказывает, как говорят в чиновном мире, "сырость" этого пункта. Но не лишает его демократической и правозащитной направленности.

С остальным несколько хуже.

Совет

Совет поставлен сюда, чтобы не перескакивать из огня в полымя. И не переходить от либеральной части сразу к нелиберальной.

Организатор массового мероприятия должен уведомить о нем районную администрацию, если не собирается пересекать границу района. Если собирается -- то уведомлять об этом надо особый комитет по законности, правопорядку и безопасности.

Беда в том, что границу района можно пересечь случайно. По недомыслию, а не по злому умыслу. Я, например, легко могу случайно забрести из Кировского района в какой-нибудь Красносельский. Мне кажется, было бы уместнее четко разделить районы по границам и поставить хоть кое-где сторожевые будки. Ну, на месте снесенных ларьков, скажем. На будках, кстати, можно будет разместить социальную рекламу. С "Люблю тебя, Петра творенье", "Отсель грозить мы будем щведу" и прочими "добро пожаловать".

Опять же совет. Не надо писать фразу "Нам в городе этом жить". Она наводит склонных к ипохондрии петербуржцев на мысль: кому именно -- нам?

Впрочем, к моим советам власть, как всегда, не прислушается. Я уж привык. Я уж и пишу эти совету исключительно ради очистки совести.

Нелиберальная часть

Собственно, к нелиберальной части относится весь остальной документ. Он выделяет "особые зоны", согласовывать которые нужно в уже упомянутом комитете. Который, как показывает практика, почти никогда ничего не согласовывает. Зон этих столько, что кажется, будто город наш -- по меньшей мере -- на осадном положении. И массовые акции грозят перерасти в вооруженное восстание.

Чем, предположим, такая уж особенная зона у ОАО "Телерадиокомпания "Петербург""? И кому нужна зона у штаб-квартиры Секретариата Совета Межпарламентской ассамблеи СНГ? Думаю, там митинговать придет в голову в последнюю очередь. Если не считать тоже запрещенного места -- "под высоковольтными линиями электропередач".

Хотя, если учесть, что весь центр города попадает тоже в особые правила как памятник истории и культуры, могут пригодиться и высоковольтные линии.

Короче говоря, если перевести весь документ на человеческий язык, он будет звучать так:

-- Достали вы за год с вашими митингами и пикетами хуже горькой редьки. Сидели бы дома. Смотрели бы сериалы. Для кого они, в конце концов, снимаются?

Глеб Сташков

Юридические статьи »
Читайте также