Мятежный квартал не сдается

Если кто-то в Петербурге еще не знает историю мятежа в 26-м квартале на Малой Охте, то непременно должен ее узнать. Это попытка горожан убедить чиновников следовать тем правилам, которые сами же чиновники и декларируют. Это борьба за то, чтобы власть научилась наконец учитывать мнение людей и признала их право говорить с нею — с властью — на равных. Это желание сохранить собственное достоинство.

Мятеж был вызван планами фирмы «Петербургстрой-Сканска» построить в середине 26-го квартала (между домами по Малоохтинскому, 84а, Стахановцев, 9б, и ЛВИТУ имени Макарова) 13-этажный жилой дом, который по здешним меркам вполне может именоваться «высоткой». Слух об этих планах прошел еще в 2003 году. Уже тогда сформировалось однозначное общественное мнение — не хотим. И никакие меры не заставили людей изменить своего отношения к этому проекту: ни дважды проводимые слушания с увещеваниями и обещаниями полной замены теплосистемы, ни помпезная презентация проекта в бизнес-центре «Югра». Отчасти это, конечно, было вызвано нежеланием «уплотняться», отчасти — надеждой сохранить сложившийся облик микрорайона, определяющего невскую панораму. Ведь 13-этажная «высотка» с котельной на крыше навсегда изменит вид на Макаровку с Невы.

Многочисленная инициативная группа жителей микрорайона рванулась изучать городское законодательство , ограничения высотности , действующие нормативы и проекты застройки, прочую документацию, которая помогла бы им сформировать безупречную юридическую позицию. И такие документы нашлись. 2004 год стал для 26-го квартала годом лихорадочной переписки с комитетами, администрациями и прокуратурами. Но... Переписка перепиской, а постановление городского правительства, позволявшее строительной фирме проводить изыскательские работы, продолжало действовать . Пятно будущей застройки везде в официальных документах характеризовалось как «неухоженный пустырь».

И граждане решили не ограничиваться письменным общением с инстанциями и походами на приемы. Летом 2004 года жители соседних с «пустырем» домов в складчину решили заняться благоустройством спорного участка.

В результате получился симпатичный зеленый уголок, названный просто и со вкусом — «Наш сквер». Здесь разбиты дорожки, сделаны клумбы, установлены скамейки и — гордость жителей — фонари. Сейчас «Наш сквер» стал уже привычным местом прогулок. Здесь встретишь студентов

Гидромета и курсантов Макаровки, стариков ближайших домов и мамочек с колясками. Здесь собираются народные сходы и назначаются свидания. Жители сами, своими силами продолжают благоустраивать свой зеленый уголок, поддерживать в нем чистоту.

Вместе с радостью «Наш сквер» принес его создателям и проблемы. Администрация Красногвардейского района приложила немалые усилия, чтобы не замечать благоустройство, не регистрировать сквер как зеленую зону. От граждан, потративших собственные деньги, собственные силы, требовали представить проект сквера, который прошел бы все мыслимые согласования. При этом всем должностным лицам было дано распоряжение отказывать «диким благоустроителям» в согласованиях. В то время только прямое вмешательство губернатора заставило районных чиновников официально включить «Наш сквер» в перечень благоустроенных участков района.

Именно факт благоустройства спорного участка жителями выделил ситуацию на Малой Охте из сотен конфликтов, связанных с уплотнительной застройкой. В. И. Матвиенко отметила эту инициативу как положительный пример и во всеуслышание произнесла то, что давно хотели услышать очень многие: «Если жильцы сами благоустроили двор, сквер, разбили детские площадки, и речи не может быть, чтобы на этом месте строился дом. Но, безусловно, и застройщик не должен пострадать. Ему будет предложена другая территория, где нет никаких правовых препятствий для жилищного строительства».

В ноябре 2004 года Валентина Матвиенко озвучила свое намерение отменить постановление правительства Санкт-Петербурга, разрешившее строительство дома в 26-м квартале Малой Охты . Обрадованные жители квартала поспешили получить в строительном комитете, в районных инстанциях подтверждение словам губернатора. И наткнулись на ту же стену, что пытались прошибить лбом в течение года.

Прошел еще год. И вот на днях чиновничья «стена» разродилась-таки ответом. Начальник управления по обращениям и жалобам О. Н. Зиброва, подписавшая официальное письмо в адрес инициативной группы граждан 26-го квартала, сообщила, что публичное заявление губернатора аннулируется «в связи с необоснованностью претензий жителей»! В письме был приведен ряд доводов, которые должны были со всей очевидностью доказать людям эту самую «необоснованность».

— Мы читали и не верили свои глазам, — рассказывает член инициативной группы Татьяна Красавина. — Все выводы сделаны на основании документа, который мы изначально брали в подтверждение нашей правоты, — «Проекта детальной планировки района Ладожского вокзала и промзоны Большой и Малой Охты» № 290, утвержденного решением Ленгорисполкома 21 апреля 1980 года. Этот документ никем не отменен, и на нем четко — цветом — обозначен «Наш сквер» как не застраиваемая зеленая зона. Так что, благоустроив своими силами эту территорию, мы лишь выполняли планы, разработанные и утвержденные властями города.

Жителям квартала ничего больше не оставалось, как вновь обратиться с письмом к губернатору, вновь объяснить свою позицию с юридической точки зрения. А заодно рассказать, с каким упорством чиновники не замечают ни одного решения или предписания, которые являются аргументами в пользу точки зрения граждан. А иные документы трактуются, как говорится, с точностью до наоборот, как произошло с «Проектом детальной планировки...». Письмо отчаянное. Письмо, как в последнюю инстанцию. Письмо о защите прав, которые подтверждены многими законодательными актами... и словом губернатора.

Пишут люди, как не заметили авторы ответа представления городской прокуратуры, подтверждающего, что строительство в квартале было бы нарушением городского законодательства. Не заметили, что прокуратура предлагала разработать проект межевания земли, что стало бы наиболее корректным способом разрешения конфликта интересов жителей и застройщиков.

Пишут, что в своей решимости дать возможность «Петербургстрой-Сканске» построить пресловутый жилой дом руководство строительного комитета закрывает глаза не только на труды граждан, но и на «Временный регламент высотного регулирования» . Высота дома, по этому регламенту, должна быть не 13, а 9 этажей, чтобы он своим современным видом не менял исторически сложившуюся панораму.

А еще пишут, что самым оскорбительным заявлением в официальном ответе было то, что «земельный участок подлежит реконструкции в связи с тем, что благоустройство территории выполнено незаконно, без соответствующих согласований и проекта». И это после того, как «Наш сквер» прошел регистрацию.

Иными словами, любая инициатива, любая попытка сделать что-то своими силами властью не приветствуется. Даже наоборот. В общем, любить свой город, свой район, свой дом можно только при посредничестве административных структур. И, очевидно, выражать свою любовь и заботу позволительно только безропотным и дисциплинированным внесением все новых и новых платежей, налогов и сборов.

Наталья Орлова

Что скрывается за праздничным фасадом  »
Юридические статьи »
Читайте также