Предоставить нельзя отобрать Запятую в этой словесной формуле государство ставит, как хочет

Как известно, на революционные преобразования Москвы в области монетизации льгот , так и оставшиеся невнятно реализованными, Петербург ответил не менее революционным протестом. Более шестидесяти процентов петербуржцев — федеральных льготников полностью или частично отказались от социального пакета. И не секрет, что основная причина — отсутствие льготных лекарств.

Что движет правительственными умами

Точное количество отказников, которым государство с нового года должно будет вместо льгот ежемесячно выплачивать наличные деньги, еще уточняется. Но уже понятно, что федеральный бюджет рискует не выдержать столь масштабных выплат. И если в сентябре в Москве еще надеялись, вероятно, на чудо, то в октябре, после подведения итогов в регионах, с иллюзиями пришлось расстаться окончательно. Недоверие правительству по части социальных реформ народ продемонстрировал так явно, что впору хвататься за голову.

И оно стало хвататься. Поползли слухи о том, что в верхах обсуждается возможность внесения в 122-й закон изменений, связанных с предоставлением гражданам права забрать отказные заявления до конца года. Документальных подтверждений пока нет.

Только не надо думать, что все это происходит из большой любви к народу. Реальность дефицита бюджета — вот что движет правительственными умами. И неприятная перспектива легализации бюджетных средств, отпущенных на реализацию 122-го закона, в наличные выплаты гражданам. Средств, кстати, весьма немалых, которые в нынешнем году растворились по большей части не пойми где и не пойми на что.

Как справедливо заметил один городской чиновник, государство обязано было бы в полной мере рассчитаться по долгам федеральным льготникам, недополучившим или вообще не получившим в нынешнем году бесплатных лекарств. Рассчитаться либо деньгами, либо продлением их прав на эту льготу, скажем, на шесть месяцев 2006 года, независимо от того, отказались они от нее или нет. Понятно, что утопия. Но она хоть со знаком плюс. В отличие от утопичных идей, возводимых в ранг федеральных законов.

Весь сентябрь федеральных льготников лихорадило: в отделениях Пенсионного фонда шел последний месяц приема отказных заявлений на 2006 год. В редакцию то и дело звонили люди, прося совета, что им делать. Мы советов, понятно, не давали.

В октябре-ноябре пошли звонки и письма по другому поводу. Льготники, особенно те, кто подписал частичный отказ, заинтересовались: а как теперь им доказывать свои права на те льготы, которые они оставили? Как вообще будут разделять: кто отказался, кто нет?

— А очень просто, — сказали в Пенсионном фонде. — Мы передадим электронную базу данных городу, а город пусть сам с этим разбирается. Как считает нужным.

В общем, логично. Только доверять электронной базе, как показывает практика, довольно трудно.

Не забуду первые месяцы года, когда Пенсионный фонд оставил без средств к существованию десятки тысяч людей. Не забуду, как эти люди, месяцами не получая пенсию, рыдали от отчаяния в телефонную трубку. И писали в редакцию о своем бедственном положении такие письма, от чтения которых мурашки по коже. И никто за весь этот беспредел наказания не понес. Никто из Пенсионного фонда перед людьми даже не извинился!

Так что банальную передачу электронной базы данных Пенсионного фонда городским структурам, задействованным в реализации 122-го закона, я рассматриваю как попытку переложить на город очередные муки. Ну и, понятно, сделать в конце концов именно его ответственным, если что-то где-то будет не так.

Компьютерный мозг не лучше человеческого

Знаете, это только в развитых странах можно доверять электронным средствам учет граждан в такой нестратегической сфере, коей является социальная защита. У нас же эта база — то есть фактическое жизнеобеспечение людей — зависит то от неумно созданных компьютерных программ, которые при наложении сжирают данные друг друга, то от электричества, которое вдруг куда-то исчезает и рушит все в компьютерных мозгах, то от человеческого фактора — нолик в номере не поставил, в отчестве буквочку пропустил — и все, исчез из списка реальный человек. И компьютерный сбой, повлекший за собой невыплату пенсий в начале года, отнюдь не единственное тому подтверждение.

По данным городского комитета по здравоохранению, в августе, после очередного обновления, присланного Пенсионным фондом, из базы «выпали» куда-то десять тысяч человек. Их просто не оказалось в новом электронном списке, и у этих федеральных льготников в аптеках не приняли рецепты на бесплатные лекарства.

Пусть не в таком количестве, но люди из электронной базы при ее обновлении пропадают постоянно. Блоками. От этого не застрахованы даже льготники со стажем, не только новички. Потому как обновляется она полностью — просто вместо старого приходит новый список.

Теперь о сроках обновления. Уж не знаю, чья тут нерасторопность — тех, кто эту базу посылает, или тех, кто ее получает, но обновлять ее, как положено, каждые десять дней, стали только с недавнего времени, после грозного напоминания должностного лица из Росздравнадзора, посетившего наши края с проверкой. Прежде это почему-то происходило раз в месяц-полтора.

Компьютерное оснащение городских структур тоже оставляет желать лучшего и большего. Как, впрочем, лучшего и большего оставляют желать компьютерные знания тех, кто с техникой работает.

Кому на что рассчитывать

Теперь по сути.

Те федеральные льготники, которые сохранили за собой право на бесплатный проезд в пригородном железнодорожном транспорте, похоже, могут особо не волноваться. Как нам стало известно, с декабря нынешнего года граждане, имеющие право на бесплатный проезд в городском транспорте, вместо нынешних проездных карточек будут получать электронные смарт-карты.

На недавнем совещании в комитете по транспорту обсуждалась возможность заложить в эту транспортную смарт-карту информацию с подтверждением прав на бесплатный проезд в электричках тем, кто сохранил эту льготу в будущем году. Одним словом, карта будет отражать все транспортные льготы, что, согласитесь, весьма удобно.

Гарантировать отсутствие проблем у тех, кто в будущем году сохранил права на бесплатные лекарства, довольно трудно. Особенно в той части, которая касается наличия этих самых лекарств. Нас и сейчас уверяют, что препараты есть, а звонки от читателей свидетельствуют об обратном.

Но помимо этого есть и еще одна весьма болезненная и совершенно непонятная ситуация, которая коснется людей, страдающих так называемыми социальными заболеваниями и являющихся одновременно федеральными льготниками, отказавшимися на будущий год от бесплатных лекарственных препаратов.

Мы неоднократно призывали этих людей не отказываться от жизненно необходимых для них лекарств. Мы честно предупреждали, что им не стоит рассчитывать на помощь города. Городской бюджет в отличие от федерального обладает гораздо меньшими «резиновыми» свойствами. И, отказываясь от федеральных лекарств, они волей-неволей будут отбирать их у таких же страдающих людей, только не имеющих права на федеральную льготу. Кроме того, региональный перечень бесплатных лекарственных препаратов несоизмеримо мал по сравнению с федеральным. Это тоже надо учитывать. Но дело даже не в этом.

На всех может не хватить

На днях мы столкнулись со странным, с точки зрения юриспруденции, фактом. 19 октября в нашей газете был опубликован закон Санкт-Петербурга о льготном обеспечении лекарственными средствами и бесплатном зубопротезировании отдельных категорий жителей города . В данном случае нас будет интересовать только две статьи из этого документа — первая и четвертая.

В первой приводится перечень заболеваний, при которых определенные лекарственные средства и изделия медицинского назначения отпускаются бесплатно. Перечислять эти заболевания не буду, скажу лишь, что многие из них однозначно «тянут» на получение человеком инвалидности. Прелесть формулировки этого документа в том, что распространяется закон на всех без исключения жителей Санкт-Петербурга. На всех. Независимо от того, имеет человек право на федеральную льготу или нет.

Собственно, принципиально новым этот документ никак не назовешь. Его предшественник был во многом схожим. И именно на него ориентировались те федеральные льготники, которые отказывались от бесплатных лекарств в пользу денег. Потому что на бесплатные лекарства они, как жители Петербурга, и так имеют все права.

Вообще трудно понять логику этого закона в нынешнем, обновленном, варианте. Ведь к середине сентября, когда он принимался ЗакСом, уже было ведомо, что процент федеральных льготников-отказников перевалил за половину. А уж к 10 октября, когда он был подписан губернатором, ситуация с отказами стала еще более угрожающей. И законодательно устанавливать предоставление бесплатных лекарств номинально «всем жителям города», страдающим определенными заболеваниями, не разделяя их на федеральных и региональных льготников, это фактически гарантировать невыполнение закона — на всех не хватит.

Можно было бы, конечно, объяснить эту странную формулировку безмерной заботой города о своих гражданах. Не получается. Потому что четвертая статья того же документа гласит, что финансирование расходов на реализацию закона осуществляется в пределах средств, предусмотренных законом о бюджете города на очередной финансовый год. И должна вам сказать, что «предел городских средств», предназначенных в 2006 году на льготные лекарства, по сравнению с текущим годом сокращен на 300 миллионов рублей — с восьмисот до пятисот. Выводы делайте сами.

Но ведь и это еще не все. За два дня до официального опубликования закона Санкт-Петербурга на стол председателя комитета по здравоохранению легла интереснейшая бумага, адресованная руководителям органов управления здравоохранения субъектов Российской Федерации и подписанная заместителем главы Минздравсоцразвития В. Стародубовым. Название у нее длинное — «Разъяснения о правах граждан — получателей государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, установленных гл. 2 федерального закона от 17.07.1999 г. № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи» . И назначение серьезное: «С целью информирования граждан — получателей государственной помощи об их правах «Разъяснения» необходимо довести до всех лечебно-профилактических и аптечных организаций, оказывающих медицинскую помощь отдельным категориям граждан».

Лучше поздно, чем никогда?

Речь в этой бумаге идет о федеральных льготниках, сообщается о составе социального пакета, о порядке и сроках отказа от него — в общем, ничего нового. Правда, я с удивлением узнала из этого документа, что затраты, связанные с предоставлением набора социальных услуг (то есть социального пакета), оказывается, являются расходными обязательствами Российской Федерации, и необходимые финансовые средства выделяются из федерального бюджета. Диковато, согласитесь, звучит на фоне шестидесяти одного процента федеральных льготников-петербуржцев, отказавшихся от мифических бесплатных лекарств, главным образом потому, что государство не выполняет своих обязательств.

Но дело не в этом. Дело в том, что документ этот зарегистрирован в Минздравсоцразвития 30 сентября, в последний день подачи заявлений с отказом от льгот социального пакета. И органам здравоохранения на местах вменяется в обязанности довести до федеральных льготников знаете какую информацию? О том, что никакая из льгот социального пакета, если гражданин от нее отказался, «не может быть предоставлена за счет иных источников финансирования субъектов Российской Федерации или муниципального образования». Проще говоря, закон Санкт-Петербурга, предусматривающий бесплатное лекарственное обеспечение всем жителям города, страдающим определенными заболеваниями, в данном случае просто отдыхает. И еще: «Гражданин, подавший заявление на отказ, предупреждается о его личной ответственности за возможные социальные последствия». Очень сомневаюсь, чтобы эту личную ответственность в условиях девятимесячного отсутствия в городе лекарств для федеральных льготников кто-то имел возможность осмыслить и осознать.

...Я пытаюсь осмыслить социальную политику нашего государства. И не могу. Я не могу понять, почему оно так издевается над своими гражданами — пожилыми, больными людьми. За что оно так их ненавидит? Почему оно врет и лукавит, призывая нас быть законопослушными, но не удосуживаясь при этом исполнять законы, им же созданные? Какой смысл в законе Санкт-Петербурга, если его одним росчерком пера перекрывает министерское распоряжение? Какой смысл в министерском распоряжении с формулировками «не предоставлять», «предупредить о личной ответственности», «довести до сведения», подписанном тогда, когда доводи не доводи, предупреждай не предупреждай, люди все равно уже ничего не имеют права изменить?

Говорят, только дураки учатся на своих ошибках. Умные — учатся на чужих. Властьимущие в нашем Отечестве, похоже, относятся к какой-то третьей категории.

P.S. Сегодня Госдума намерена заслушать на своем пленарном заседании доклады вице-премьера Александра Жукова, министра финансов Алексея Кудрина и главы Минздравсоцразвития Михаила Зурабова об итогах реализации закона о монетизации льгот. Интересно, какую лапшу на уши россиянам будут вешать на этот раз?

Виктория Морозова

Детям репрессированных положили по 825 рублей  »
Юридические статьи »
Читайте также