Из "Искорки" не возгорится пламя... Как и зачем местные чиновники "гасят" детские учреждения

Коллизия между городской властью и учреждениями социального назначения все больше напоминает грандиозное воплощение в жизнь известной детской сказки о Лисе-Плутовке и Бедном Зайчишке, у которого, на его беду, была избушка лубяная...

Отличие реальности от литературной версии заключается лишь в том, что изъятие лубяной недвижимости происходит "не просто так", а строго "по закону" и исключительно в виде общегородской пользы, о которой в нашем "вертикальном" ледяном дворце смеют свое суждение иметь исключительно его хозяева - чиновники...

Итак, жил-был до недавнего времени в городе Пушкине детский санаторий "Искорка"...

Уничтожить не по-европейски

Начнем с присказки. Как известно, команда губернатора Валентины Матвиенко, помимо всего прочего, славна разработкой и внедрением в жизнь разного рода концепций, затрагивающих все сферы нашей и без того счастливой муниципальной жизни. Вот и городское здравоохранение с декабря прошлого года тоже катится по блестящим концептуальным рельсам и будет катиться по ним до 2010 года , когда созреют окончательные плоды благодетельной реформы.

Однако некоторые плоды можно вкушать уже сегодня. Взять хотя бы ту же "Искорку" - санаторий для ослабленных детей из неблагополучных семей. Спрашивается, зачем она нужна, с точки зрения концептуальной бюрократической мысли? Не нужна! - решили чиновники и закрыли санаторий аккурат в августе - накануне очередного заезда. Детей, приехавших отдыхать в санаторий, правда, на улицу выгонять не стали: отправили на другой конец Петербурга - в санаторий в Солнечном.

Компетентные аргументы начальника отдела здравоохранения администрации Пушкинского района Дмитрия Павловича следующие: "Фонд детских санаториев работает не на полную мощность. Медико-демографическая ситуация такова, что доля детей в Петербурге неуклонно сокращается. Если у нас в Курортном районе простаивают санатории, зачем реконструировать этот барак под названием "Искорка", где нет никаких минеральных источников, бассейна, где скученные маленькие комнатки? К тому же этот санаторий расположен рядом с железнодорожным вокзалом, в центре индустриального района. И эту натуральную ночлежку мы называем санаторием! Ведь одно дело - послевоенная разруха, когда санаторий был открыт, и другое - теперь, когда Петербург и его руководство стремится к городу европейских стандартов!"

Правда, у родителей детей, лечившихся в санатории не один год, мнение иное: "Для моего ребенка этот санаторий был самым лучшим. Там работали настоящие профессионалы, которые заботились об Артеме, словно родители. Там он получил столько заботы и внимания! Дети там стихи учили, песни пели, ставили спектакли. Даже в садике столько с ребятишками не занимаются. Каждый раз в течение двух лет ребенок с радостью ехал туда, он привык к воспитателям, подружился с ними. А чиновники одним махом разбили такой коллектив, который очень редко встретишь в современных детских учреждениях! Мы вместе с другими родителями послали письмо Валентине Матвиенко, но я почти уверена, что она даже его не читала", - огорчена Галина Гаталова, опекун Артема Яхьяева.

"Когда-то мне уже предлагали отправить Костю в Солнечное, но я была против. Во-первых, ребенок уже привык и к "Искорке", и к коллективу. Во-вторых, до Пушкина гораздо удобнее добираться, чем до Солнечного: дорога занимала 25 минут, а в Солнечное мне надо ехать полтора часа на автобусе и еще идти пешком до санатория", - сетует бабушка-пенсионерка Кости Лексина Зинаида Соболева, выражая мнение многих родственников детей, произвольно перемещенных чиновниками на совершенно другой конец Петербурга. Многие уже сегодня говорят, что не смогут возить детей так далеко...

"Конечно, отдельно взятый факт ликвидации санатория может вызвать у обывателя слезы горя и массу отрицательных эмоций, но все зависит от того, как это представить обществу, - возражает, со своей стороны, г-н Павлович. - С точки зрения государственных интересов, я Вас уверяю, что все сделано правильно. При этом все, что совершается в интересах государства, идет на пользу каждому гражданину!"

Но вот что любопытно. Мысль о "европейских стандартах" применительно к санаторию "Искорка" посетила представителей власти как-то уж очень внезапно. В конце концов, здание санатория ветшало на протяжении многих лет, и никто не спешил его модернизировать или хотя бы отремонтировать, никто не вспоминал о "бедных детях". Напротив, многочисленные комиссии и инспекции всякий раз приходили к выводу о том, что особых поводов для чиновного беспокойства данный санаторий не дает. А когда его руководство просило денег на реконструкцию или предлагало сократить количество коек со 100 до 75, чтобы детям было попросторнее, высокое начальство оставляло "докучливые" инициативы без внимания.

И вдруг о детях вспомнили! И вот бывший главврач санатория по непонятным причинам сам составил и подал "наверх" бумаги о необходимости ликвидации санатория - в связи с его изношенностью на 77% и невыполнением плана по койко-дням.

Нынешний главврач "Искорки" Надежда Степаненко (которая работает в санатории не один десяток лет) доказывает ложность этих аргументов: "У меня есть официальные документы, в которых четко написано, что мы выполняли планы всегда, за исключением прошлого года, а изношенность основных фондов, согласно официальному заключению ПИБа, составляет не 77%, а 40%!"

Поздно спохватились, доктора! У чиновников все ходы давно расписаны...

Законодательная игра "Сделай сам!"

Отвечая на отчаянную просьбу коллектива "Искорки" о пересмотре решения о закрытии санатория, руководство городского комитета по здравоохранению радетелям отказало, сославшись сразу на два очень серьезных документа. Во-первых, на упомянутую выше "Концепцию модернизации системы здравоохранения", а во-вторых, на закон о целевой программе СПб "Развитие и совершенствование санаторно-курортной и реабилитационной помощи детскому населению СПб на 2003-2006 гг." . Правда, представитель самой законодательной власти - председатель комиссии по социальным вопросам ЗакСа Наталья Евдокимова - выражает крайнюю обескураженность такой интерпретацией городских законов чиновниками: "По концепции, действительно предусмотрена оптимизация сети санаториев, но в тексте нет ни одной строчки о том, что конкретный санаторий "Искорка" подлежит ликвидации. На каком основании чиновники решили его закрыть, я не понимаю! Я также не понимаю, на каком основании комздрав ссылается на закон о целевой программе, действие которого было приостановлено на период с 1 января по 31 декабря 2005 года!"

Выходит, чиновники сначала самовольно трактовали концепцию, а затем для пущей убедительности сослались на недействующую норму (авось, прокатит!) и на ее основании закрыли санаторий. При этом ни депутаты, ни коллектив санатория, ни горожане, пользовавшиеся его услугами, не были вовлечены даже в обсуждение дальнейшей судьбы санатория.

"Еще в прошлом году нам заявили, что ликвидируют наш санаторий в четвертом квартале этого года, - рассказывает Надежда Степаненко. - Тогда мы не стали доказывать чиновникам нецелесообразность решения, поскольку спорить с ними бесполезно, тем более что мы целиком от них зависим. Хотя лечебная работа детского санатория прошла аккредитацию по всем видам служб еще в 2003 году, мы в том же году получили лицензию на работу до 2008 года... И вот, когда смена на сентябрь-октябрь была уже сформирована, начальник райздрава потребовал приостановить работу санатория из-за нарушений, которые выявила накануне пожарная инспекция. Это просто смешно! Никаких актов от пожарных мы не получали. Более того, в 2003 году проходили лицензионную комиссию, и после определенных требований, которые мы давно выполнили, пожарная инспекции разрешила нам работать до 2008 года. В общем, вся чрезвычайная ситуация была сфабрикована районным отделом здравоохранения".

В чем причина столь внезапной пожарной проверки и соответствующей резолюции, Дмитрий Павлович пояснить отказался: "Я получил документ и работаю по факту", - сухо ответил он.

Земля - дети = деньги?

Куда уходят корни, известно: в землю. "Наверняка территория нашего санатория понадобилась каким-то застройщикам. Каждый год вокруг "Искорки" вырастают всё новые частные коттеджи. Из-за их строительства руководству санатория даже пришлось закрыть один из входов. Бесспорно, теперь на этой территории построят очередной коттедж", - убеждена Зинаида Соболева.

Предположения бабушки Кости Лексина фактически подтвердил и Дмитрий Павлович, хотя лично сам попытался от этого откреститься: "В нашей администрации никаких реальных планов по использованию данной земли не существует. Это все домыслы! В генплане данное место обозначено как жилищно-административная застройка. Поэтому дальнейшее строительство будет определять городское правительство, а не мы".

Со своей стороны, депутат ЗакСа Наталья Евдокимова, а вместе с ней и вся представительная ветвь городской власти подводит итог этой и множеству ей подобных историй, который, впрочем, более походит на некролог: "Получается, что под благовидным предлогом чиновники могут ликвидировать учреждение, необходимое детям, и отдать землю частным инвесторам. Мы уже сталкивались с подобными примерами сокращения бюджетных учреждений: детские оздоровительные лагеря продаются под эгидой оптимизации их сети, а на самом деле первостепенную роль играют интересы частных инвесторов, которые затем приходят на их места".

Оксана Попова

Монетизация совести  »
Юридические статьи »
Читайте также