Без вины виноватые Монетизация завела правительство в тупик. Вслед за ним в тупике оказались и федеральные льготники

Пока правительство разводит руками, пытаясь понять, как справиться с законом о монетизации, федеральные льготники активно подают заявления на отказ от социального пакета. В следующем году граждане хотят получать деньги вместо льгот, которыми они либо не пользуются, либо ими их не обеспечивает государство. Последнее касается в основном льготных лекарств, с которыми в большинстве регионов по-прежнему серьезные проблемы. И Петербург, увы, не исключение.

Заявления на полный или частичный отказ от социального пакета подали более двухсот тысяч петербуржцев - 26 процентов от общего числа федеральных льготников, проживающих в нашем городе. И, в общем, подавляющее большинство - именно из-за отсутствия льготных препаратов. "Зачем дарить государству ежемесячно по 400 рублей, если мы все равно вынуждены приобретать лекарства на собственные деньги?" - справедливо рассуждают люди. Многие считают, что государство, а точнее - отдельные его представители и так озолотились на этой реформе.

Сколько было обещаний, сколько оптимистичных прогнозов, сколько заверений в том, что теперь, дескать, мифические прежде льготные лекарства и путевки в санаторий станут реальностью! Путевки действительно стали, да только, как оказалось, отнюдь не все жаждут ими воспользоваться. Возможность регулярно и без проблем получать необходимые лекарственные препараты для многих куда важнее трехнедельного отдыха со скудным диетическим питанием и минимальным набором оздоровительных процедур.

Люди терпеливо ждали реальной возможности пользоваться льготой на лекарства. Ждали месяц, два, полгода. Измаялись их выписывать, измаялись ожидать их поступления в аптеки. И так, по большому счету, и не дождались. По данным Пенсионного фонда по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, в мае заявления на отказ от социального пакета подавали еженедельно примерно 25 тысяч человек. В июне эта цифра упала до 10 тысяч, но не потому, что в людях возродилась вдруг надежда, а потому, что многие просто переехали жить на дачи. Что будет твориться в районных отделениях фонда в начале осени, нетрудно себе представить. Ведь заявления принимаются только до 1 октября.

Два слова о социальном пакете. Точнее, о заявлении на отказ от него. Бланк, который предлагается заполнить отказникам, не есть изобретение районных или регионального отделений Пенсионного фонда. Поэтому если вас что-то в его формулировках не устраивает - все претензии в Москву, откуда он родом. А не устраивает, судя по читательским письмам и телефонным звонкам, многое. Наши законотворцы так витиевато все придумали, что отказываться от соцпакета разумно либо полностью, либо не отказываться совсем. Прорабатывая ту часть закона, которая подразумевала "свободный выбор" гражданина между деньгами или льготами социального пакета, авторы постарались максимально ограничить эту "свободу" весьма жесткими рамками.

В финансовом выражении социальный пакет выглядит следующим образом: 350 рублей - льготные лекарства, 50 рублей - санаторно-курортное лечение, 50 рублей - бесплатный проезд в железнодорожном транспорте. Что нам предлагает бланк отказа? Он предлагает либо полностью отказаться от всех этих льгот в пользу денег, либо отказаться только от лекарств и путевок, либо только от железнодорожного транспорта.

Неискушенному потребителю льгот кажется, что вроде бы все правильно. И, вероятно, именно на таких льготников рассчитывали те, кто эту форму отказа изобретал. А если вам нужны лекарства, но по состоянию здоровья или по каким другим причинам вы не пользуетесь санаторно-курортным лечением? Почему вас лишают возможности получать ежемесячно наличными эти самые заложенные в ваш социальный пакет 50 рублей? Раньше, как известно, людям выплачивали компенсацию за неиспользованную возможность отдохнуть по льготной путевке, не привязывая ее к лекарствам. Почему привязали сейчас?

А если наоборот? Если вы не прочь съездить в санаторий, но трудности с получением бесплатных лекарств вас до того достали, что вы не ждете милости от государства и покупаете лекарства сами? С чего это вы должны дарить "заботливому Отечеству" ежемесячно 350 рублей? На какие еще нужды, которые декларируются на бумаге и только?

Чиновники любят отвечать на этот вопрос, что, дескать, многие люди ежемесячно нуждаются в лекарствах на сумму, гораздо большую, чем 350 рублей, и эти деньги надо откуда-то брать... Что 1200 рублей за два года, которые граждане могли бы получить, имей они возможность отказаться от санаторно-курортного лечения, это совсем не 8400, которые государство реально тратит на путевку. И эти деньги тоже надо откуда-то брать... Надо, согласна. Только почему из кармана соседа, который, может, нуждается в них не меньше и фактически имеет на них все права?

С проездом по железной дороге тоже все очень "весело". Положим, не пользуетесь вы электричками, некуда и незачем вам на них ездить. Однако, ежели вы ненароком надумаете съездить по льготной путевке в Кисловодск или Минеральные Воды, извольте это иметь в виду, потому что, отказываясь от проезда в пригородном железнодорожном транспорте, вы заодно отказываетесь и от возможности добраться бесплатно до места лечения и обратно.

Пункт "б" в вариантах отказа на бланке заявления гласит, что можно отказаться от набора социальных услуг "в части дополнительной бесплатной медицинской помощи, в том числе предусматривающей обеспечение необходимыми лекарственными средствами по рецептам врача (фельдшера)..." Получить в комитете по здравоохранению внятное разъяснение, что именно подразумевается под выражением "дополнительная бесплатная медицинская помощь" и в чем ее суть, нам не удалось. Чем она отличается от услуг, оказание которых предусмотрено полисом обязательного медицинского страхования? Ведь чем-то же должна отличаться, если бесплатные лекарства и путевки фигурируют в этой формулировке после слов "в том числе"?

Специалисты комздрава, подняв необходимые документы, пришли к выводу, что речь в этом пункте идет только о лекарственном и санаторно-курортном обеспечении. Но форма отказа, еще раз повторю, придумана не городскими властями. А что имели в виду Министерство по здравоохранению и социальному развитию и Пенсионный фонд Российской Федерации, спустившие в регионы эту "бумажку", остается только гадать. Реформы последнего времени, увы, не располагают к тому, чтобы в полной мере доверять правительству и не ожидать какого-нибудь подвоха.

Кстати, весьма любопытно наблюдать за публичными выступлениями правительственных мужей, комментирующих ход монетизации. Нашему народу неоднократно пришлось расплачиваться за ошибки десятка-другого государственных личностей высшего ранга. Но что-то я не припомню, чтобы когда-либо они вели себя так неприкрыто цинично. Причем по отношению к кому? По отношению к старикам.

Почти весь январь центральные телевизионные каналы пичкали нас правительственными совещаниями и интервью с министрами - то с господином Кудриным, то с господином Зурабовым, целью которых было показать, что процесс монетизации под контролем, все идет хорошо, а в имеющихся ошибках и недоработках виноваты сами регионы. О том, что в регионы не были своевременно спущены необходимые нормативные документы, - ни слова.

В феврале льготников вдруг публично обвинили в том, что лекарств нет из-за того, что все вдруг разом бросились их выписывать, а отнюдь не из-за того, что Минздрав ими не обеспечивает: "Мы-де белые и пушистые, вы, граждане, сами во всем виноваты".

Чтобы хоть как-то снять напряжение, гражданам подали на хлеб насущный - повысили пенсию. Оно спасибо, конечно, но льготных лекарств от этого не прибавилось. Чуть позже - президентский подарок в виде ежемесячных денежных выплат получили к юбилею Победы ветераны и блокадники. А лекарств по-прежнему нет. Михаил Зурабов, который весной прошлого года заявлял во всеуслышание, что, если не будет лекарств, он подаст в отставку, весной года нынешнего, отмахиваясь от настойчивых требований тележурналистов прокомментировать неисполнение 122-го закона в части обеспечения лекарственными препаратами, с неизменной улыбкой говорил: "Ну хорошо, снимут меня, я готов, да только вы что думаете, от этого лучше будет? Не будет!" Позволю себе предположить, что хуже тоже бы не было.

Когда в центр из городов и весей стали поступать сведения о массовом отказе граждан от льгот социального пакета и над правительством нависла угроза реальных денежных выплат, а не невидимого постороннему глазу перемещения государственных денежных средств, народ вежливо, все с той же улыбкой предупредили: "Не торопитесь отказываться. Иначе цены на лекарства так подскочат, что вам и не снилось". Напомню, фирмы - поставщики лекарственных препаратов для федеральных льготников выбирались не регионами, они были назначены Минздравом. И какими интересами руководствовались в Минздраве, вписывая их в реализацию реформы, можно только догадываться. Определенно, интересы народа здесь и близко не лежали.

Как правительство поведет себя дальше, спрогнозировать трудно. Не исключено, что резкое уменьшение числа льготников, которые оставят за собой право пользоваться социальным пакетом в будущем году, приведет в конце концов к наличию достаточного количества льготных лекарств. А на крики о помощи всех остальных правительство, улыбаясь, скажет: "Сами виноваты. Нечего было отказываться". Это вполне в стиле публичных заявлений последних месяцев. Но возможно и то, что социальный пакет - большая его часть - и на будущий год также останется мифом, и вы окажетесь и без лекарств, и без денег.

Посоветовать что-либо в этой ситуации трудно. Не буду оригинальной, если скажу: прежде чем идти с заявлением в Пенсионный фонд, надо все продумать и все взвесить. Насколько возможно. Не поддаваясь ни эмоциям, ни стадному чувству. У всех разные возможности - и физические, и финансовые. А речь идет о ваших личных льготах или деньгах на весь следующий год...

Виктория Морозова

Льготники предпочитают здравницы Северо-Запада  »
Юридические статьи »
Читайте также