Служить готов... но только санитаром Почему в России непопулярна альтернативная служба

Первых призывников альтернативной службы встречают, как космонавтов, настолько редко молодые люди выбирают именно этот вариант исполнения своего гражданского долга. За весь осенний призыв в Петербурге нашелся только один желающий служить на гражданке! А всего в нашем городе девять альтернативщиков, восемь приехали из других городов России. Таким образом действует принцип экстерриториальности прохождения службы, то есть призывника в обязательном порядке направляют служить "не в своем районе".

Кабала на три года?

Как считает Сергей Литвинов, заместитель председателя Комитета по труду и социальной защите населения Петербурга, этот принцип и есть главная причина непопулярности альтернативной службы. Ведь призывник не знает, куда его отправят и в каких условиях ему придется служить. Более того, по закону об альтернативной службе фактически призывнику полагается только зарплата не ниже прожиточного минимума. Что касается обеспечения жильем и пропитанием - это всецело лежит на совести работодателя.

- Работодатель с альтернативщиком заключают срочный трудовой договор, - рассказывает о юридической стороне службы Сергей Гуров, ведущий специалист отдела экспертизы условий труда Комитета по труду и соцзащите. - Далее призывник полностью подпадает под трудовое законодательство. Он должен получать зарплату не ниже прожиточного минимума и на эти деньги оплачивать общежитие и питаться. Но мы же понимаем, что в Петербурге на зарплату 3,5 - 6 тысяч рублей снимать жилье и нормально питаться почти невозможно. Поэтому отслеживаем все заявки на альтернативщиков и сразу отсеиваем работодателей, которые не предоставляют ребятам жилье.

Закон об альтернативной службе вызвал понятный интерес у предприятий, которые не прочь получить дешевую рабочую силу. Служить придется долго: призывники без высшего образования должны отработать на том месте, куда направлены, 42 месяца (3,5 года), с высшим образованием - 21 месяц. Попасть на 3,5 года в кабалу за мизерную плату в чужой город - вот он, страшный сон альтернативщика. В Петербурге поначалу поступили заявки от 400 предприятий (в основном это строительные фирмы), но в администрации список сократили до 20 организаций. В первую очередь решили комплектовать "гражданскими солдатами" психоневрологические диспансеры, дома ветеранов и социальные службы. Впрочем, огромная работа по отбору учреждений все равно пошла насмарку. Служить-то приходят считанные единицы. Конечно, отмена принципа экстерриториальности решила бы многие проблемы. Но, как признался Павел Жучков, представитель военного комиссариата Санкт-Петербурга, "мы не хотим обидеть обычных призывников, которые давно отдают свой долг не в родном городе, а в войсковых подразделениях других регионов".

Учи молитвы, призывник!

Оказалось также, что в военкоматах до призывников часть информации не доводят. По закону существует перечень профессий для альтернативной службы. Молодой человек вправе указать свои пожелания - где и кем он хочет работать. Конечно, нет гарантии, что эти пожелания будут учтены, но если у призывника есть какая-то профессиональная подготовка, его шансы работать в определенной области резко возрастают. Однако перечень профессий ребятам, как правило, даже не показывают.

Многие призывники вообще опаздывают подать заявление на альтернативную службу. Так, чтобы попасть в осенний призыв 2006 года, о своем желании сменить автомат на швабру или метлу нужно сообщить до 1 апреля 2006 года. Соответственно, на весенний призыв 2006 года успели только те, кто подали заявление до 1 октября 2005-го. При этом одного заявления мало, нужно еще доказать, что у юноши есть уважительные причины служить альтернативно. При военкоматах формируются специальные комиссии, в которые входит специалист по религиозным конфессиям. И заявления о том, что, мол, я ни в какое пацифистское общество не вхожу, просто сам по себе такой добрый, не принимаются. Поэтому почти все ныне работающие альтернативщики - это свидетели Иеговы, баптисты или представители таких же крупных религиозных организаций, в которых есть свои юристы. Последние снабжают ребят целой кипой документов и даже дают, справку о том, что призывник является членом той или иной религиозной организации. Уже известен случай вСестрорецке, когда молодой парень "провалился" на комиссии, не доказав свои миролюбивые взгляды. Как уверяют в военкомате, призывник не смог вспомнить ни одной молитвы.

"Не пьют - и ладно"

С теми, кому комиссия поверила, корреспонденты "НП" встретились в территориальном центре социального обслуживания N 1 (Дом для престарелых). Здесь работают четыре альтернативщика, все - свидетели Иеговы. Станислав Газарян и Юрий Братецкий приехали из Адыгеи. Сергей Здоренко родом из Урюпинска, а Сергей Алексик - из поселка Псебай Краснодарского края. Ребятам под жилье выделили одну из палат центра. В комнате есть санузел, телевизор и холодильник, а еду они разогревают в столовой. В центре их даже кормят, правда, по признанию самого младшего, Юры Братецкого, "эти пресные каши просто надоели". Сами ребята любят побаловать себя курочкой и теми заготовками, что присылают родственники.

- Нас и сотрудники центра иногда угощают, ведь тут работают в основном женщины, они относятся к нам по-матерински. Вот недавно медсестра подарила соленые огурчики, - сказал Сергей Алексик, хвастаясь трехлитровой банкой. - А так мы скидываемся по 200 рублей в месяц и покупаем себе еду.

Получают ребята зарплату по ставке санитара - около 3,5 тысяч. Работают по свободному графику, выполняя определенную норму часов в месяц.

- Работа несложная, но иногда морально тяжелая, - делится Юра из Адыгеи. - Выносить горшки за стариками - это еще нормально. Хуже, когда наши подопечные умирают. К нам в любое время могут прийти и попросить, чтобы мы вынесли тело.. Бывает, уже поздно, мы спим, или сидим за столом, обедаем, а к нам стучатся и говорят: "Идите, выносите трупы". Я работаю здесь с октября, за это время умерли четверо. Поначалу меня это сильно коробило. Сейчас уже привык.

В Питер никто из ребят и не рассчитывал попасть. Сергей Здоренко вспоминает, как в Волгоградском военкомате его пугали Сибирью. Мол, зашлем туда, куда нога человека не ступала. Интересно, что никто из ребят не планирует остаться в Петербурге.

- Питер - город как город. Большой и шумный, - считает Сергей Алексик. - Я хочу домой, в поселок. У нас климат лучше, и собственное хозяйство есть. Дома, конечно, рук и без меня хватает, у меня три младших брата. Но там мне будет спокойнее.

Сергей еще не определился, где хотел бы работать после службы. Впрочем, он уже был и лесорубом, и сборщиком обуви, и забойщиком скота, поэтому тяжелого труда не боится.

Живут ребята скромно, по городу много не ездят. Иногда, правда, выбираются погулять по центру Питера. Но в основном все их общение вне работы - это посещение собраний в местном отделении свидетелей Иеговы. Кстати, непосредственный начальник двух Сергеев, старшая медсестра Татьяна Ефимова, лояльно относится к их религиозным убеждениям:

- Они свою религию никому не навязывают. Не курят, не пьют - вера запрещает, с девушками ведут себя очень скромно. Как работодатель я очень ценю, что наши младшие медицинские сотрудники - непьющие молодые парни.

Юлия Ли

Дама сдавала в багаж: контейнер, чемодан, саквояж... Какой порт собираются строить в зоне намыва - пассажирский или грузовой?  »
Юридические статьи »
Читайте также