"Как и в любой системе госвласти, взяточники существуют и в судах" Светлана Изотова – о деятельности Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленобласти

В ближайшее время внутренняя структура Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области будет существенно изменена. В частности, помощников судей и секретарей судебного заседания закрепят за конкретным судьей, что позволит повысить эффективность рассмотрения дел. Обо всех нововведениях и ожидаемых результатах реформы председатель Арбитражного суда Светлана Изотова рассказала корреспонденту Ъ Дмитрию Маракулину.

– Один из основных показателей вашей работы – остаток дел на конец года. С 2004 года он вырос на 2 тыс. дел и составляет 21 тыс. Что вы намерены предпринять?

– Здесь есть две причины: объективная – незаполненные вакансии и субъективная – недостаток ответственности. Что касается первой, то вместо 120 судей у нас работают только 65, на семь вакансий квалификационная коллегия объявит вскоре конкурс, документы на остальных судей находятся на различных стадиях согласования. Нагрузка на каждого судью – до 120-140 дел. Поэтому сейчас поступающие к нам дела назначаются на март-апрель. О каких сроках может в такой ситуации идти речь?

Вторая причина – недостаток ответственности как у самих судей и персонала суда, так и у участников процесса. Я намерена изменить внутреннюю структуру суда, подготовлен проект приказа, который будет принят в ближайшее время. Помощники судей, секретари судебного заседания будут переведены из отдела делопроизводства в судебные коллегии. За организацию их работы будет нести ответственность конкретный судья. Помощники будут, подчеркиваю, оказывать судье юридическую помощь, а не бумаги в дело подшивать – это задача канцелярии. Мы снимем с них большую часть этой работы, но дадим новую – контроль за работой специалистов. Эта система уже оправдала себя в Федеральном арбитражном суде (ФАС) Северо-Западного округа.

У нас есть более 700 так называемых дел-"ветеранов". Если в результате анализа будет выявлена вина конкретных судей в несоблюдении сроков, то к ним могут быть применены и "карательные" меры. Впрочем, нередко и сами стороны затягивают рассмотрение дел, обжалуя определения, которые обжалованию не подлежат. В этом случае большим подспорьем для нас стало письмо президиума Верховного арбитражного суда . В нем рекомендуется не отправлять все дело в суды вышестоящей инстанции, а только те материалы, которые непосредственно касаются обжалуемого акта. Само дело остается в суде, и его можно продолжать рассматривать по существу.

– Какое количество решений Арбитражного суда было отменено кассационной и апелляционной инстанциями?

– Естественно, что при наших нагрузках эффективность работы снижается. В 2005 году кассационная инстанция изменила или отменила почти треть обжалованных решений. В апелляционной инстанции эти показатели поменьше.

– Сколько в 2005 году проиграли споров в вашем суде городская администрация, в частности КУГИ, и представители федеральных ведомств в СЗФО?

– Мы не ведем подобной статистики, но, как показывает практика, решение чаще всего принимается в пользу КУГИ. В прошлом году было много споров с налоговыми органами, с пенсионным фондом. Госорганы просили взыскать с налогоплательщиков налоги, отказывали в возврате НДС и т. д., коммерческие структуры оспаривали различные акты государственных органов, кстати, наиболее часто – отказы налоговиков в возврате НДС. По последней категории дел решение в большинстве случаев выносится в пользу налогоплательщиков.

– Как вы реагируете на попытки лоббирования властными структурами принятия конкретных решений по делам между частными компаниями и госорганами?

– Реагирую, конечно, отрицательно: нарушается закон – идет давление на судью . На имя председателя суда нередко приходят жалобы от сторон в процессе с требованием взять дело на контроль, довести до сведения судьи... Многим из них я вынуждена объяснять, что это давление на суд.

– Как вы относитесь к тому, что арбитражный суд первой и второй инстанции получил репутацию "коммерческого"? Участвующие в процессах юристы утверждают, что, несмотря на высокий профессионализм судей этих инстанций, дела в них рассматриваются в пользу заплатившей стороны.

– В появление таких слухов вносят вклад обе стороны: и сами судьи, и участники процесса. Свой непрофессионализм перед клиентом юрист нередко пытается прикрыть словами, что другая сторона заплатила больше.

Мы тоже даем определенную почву для таких разговоров, вынося не совсем адекватные решения, к примеру по избранию обеспечительных мер. И говорить о том, что все судьи "белые и пушистые", не приходится. Наверное, как и в любой системе государственной власти, взяточники существуют и в судах. Есть же у нас "оборотни в погонах". Почему не может быть "оборотней в мантиях"? Что касается Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области, то у нас нет ни одного уголовного дела по обвинению судей во взятках. Если СМИ располагают подобной информацией, мы готовы разбираться с конкретными претензиями.

– Как вы собираетесь противодействовать распространенному механизму использования рейдерами обеспечительных мер? (Он заключается в том, что рейдеры просят наложить арест на имущество законных владельцев в качестве обеспечения находящегося в суде иска. Судья выносит соответствующее определение, которое эти же рейдеры обжалуют. Дело уходит в апелляционную инстанцию на два месяца, и законные владельцы в течение этого времени не могут добиться в первой инстанции отмены незаконного решения. – Ъ.)

– Мы провели анализ применения обеспечительных мер за 10 месяцев 2005 года. Было подано более 3,5 тыс. заявлений, а удовлетворено менее половины – 1518. Большую часть мер применяют судьи административной коллегии, рассматривающие заявления о взыскании налоговых сборов, санкций, недоимок либо оспариваемые акты налоговых органов о взыскании НДС или отказы в возмещении НДС.

Что касается неадекватности, то из анализа следует, что наиболее часто судьи накладывают арест на имущество, даже не получив доказательств отсутствия денег на счетах должников. ФАС неоднократно отменял такие решения, в свою очередь ВАС заявлял, что по спорам о признании сделок недействительными обеспечительные меры должны быть адекватными. Однако запрет голосовать спорными акциями является несоразмерной мерой! Тем не менее судьи нашего суда такие меры принимают.

Мы пригласим на президиум судей, имена которых наиболее часто фигурируют в нашем анализе, и зададим вопрос, который вы так часто задаете мне: почему они приняли такое решение?

И наконец, я уже уведомила всех судей, что, если обнаружатся решения, принятые с явным нарушением закона, я буду обращаться в квалификационную коллегию судей с представлениями о дисциплинарном взыскании – вплоть до лишения полномочий.

Колонна без мигалок Автомобилисты выступили в поддержку Олега Щербинского  »
Юридические статьи »
Читайте также