Что скрывает морской фасад?

Западнее Васильевского острова намоют в 18 раз больше земли, чем нужно строящемуся там морскому пассажирскому терминалу (МПТ). Однако на схемах и картах, включая недавно принятый Генеральный план развития города , площадь терминала всего лишь в 5–6 раз меньше территории намыва.

Как вы порт свой назовете:

Новый скандал вокруг МПТ разразился в начале февраля, когда Законодательное собрание Петербурга поменяло название стройки в Финском заливе . Возводимый там географический объект решением ЗакСа превратился в «морской торговый порт, включающий морской пассажирский терминал».

Жители Васильевского острова с самого начала опасались, что проект «Морской Фасад» кончится чем-то в этом роде и что из окон домов на Морской набережной будут виднеться не огромные круизные лайнеры, а лес портовых кранов. В прошлом году бывший начальник Балтийского морского пароходства Виктор Харченко укрепил василеостровцев в их сомнениях. По его мнению, пассажирские терминалы плохо окупаются, и чтобы вернуть инвесторам вложенные средства, новому порту придется принимать грузовые суда наряду с «пассажирами». Противники намыва полагают, что и Западный скоростной диаметр пассажирскому порту не нужен — интуристов приведут в исторический центр новые мосты через Неву. А вот контейнеры вывозить по автобану удобно. Кстати, президент ООО «Морской фасад» Шавкат Кары-Ниязов в январе возглавил Национальную контейнерную компанию.

«Новый порт на Васильевском острове изначально задумывался как грузовой, а не как пассажирский, — убежден политолог Борис Вишневский. — Просто после решения Законодательного собрания тайное стало явным».

«Родина» слышит, «Родина» знает

Любопытно, что ряд аналитиков считают вдохновителем проекта «Морской Фасад» известного промышленника Виталия Южилина, депутата Госдумы от партии «Родина», в недавнем прошлом — владельца крупного пакета акций ОАО «Морской порт Санкт-Петербург». А законопроект об изменении названия на рассмотрение ЗакСа внес член фракции «Родина» Игорь Артемьев.

«Здесь нет никакой политики, — объяснил депутат Артемьев «АиФ-Петербург». — Если на географической карте появляется новый объект, он должен как-то называться. 14 сентября прошлого года мы приняли постановление «О присвоении наименования «Пассажирский порт Санкт-Петербург» географическому объекту — строящемуся морскому пассажирскому терминалу на Васильевском острове в Санкт-Петербурге». Это постановление изучили в Федеральном агентстве по геодезии и картографии, и еще 29 ноября попросили нас кое-что исправить в названии. Позднее к просьбе «Роскартографии» присоединился «Минтранс», приславший письмо в Законодательное собрание. Поскольку я возглавляю Комиссию по транспорту, я и вносил соответствующий законопроект».

Суть претензий, услышанных депутатом фракции «Родина», — морской пассажирский терминал «не является географическим объектом». В Кодексе торгового мореплавания России нет даже термина «морской пассажирский порт»: есть «морской торговый», «морской рыбный» и «морской специализированный». Терминал, построенный на западе Васильевского острова, подпадет под определение «морского торгового порта» (п. 1. статьи 9 Кодекса именно ему отводит функцию обслуживания пассажиров) — что и требовалось отразить ЗакСу. Он и отразил. Заменил слова «строящемуся морскому пассажирскому терминалу» на слова «строящемуся морскому торговому порту». А само название «Пассажирский порт Санкт-Петербург» — прямо противоречащее Кодексу! — осталось прежним.

Здесь будет порто-сад

«Я нисколько не сомневаюсь, что новый пассажирский порт на Васильевском острове нужен городу, — говорит Игорь Артемьев. — И я абсолютно уверен, что у его причалов не будут разгружаться контейнеры. Это просто невыгодно». Контейнерные терминалы есть в существующем Морском торговом порту, возможности которого расширятся после ухода «пассажиров». Большой терминал такого рода уже построен в Усть-Луге, так что Питеру не скоро понадобится третий перевалочный пункт. Наконец, вывозить морские контейнеры автотранспортом намного дороже, чем по железной дороге, которую на Васильевский не протянешь.

А вот за отдаленное будущее и другие места в Финском заливе Артемьев не ручается. В 2001 году, еще при губернаторе Яковлеве, питерский парламент принял долгосрочную программу развития Финского залива между дамбой и городом, от Горской на севере до Бронки на юге. В прошлом году это огромное пространство получило от ЗакСа название «Большой порт Санкт-Петербурга» . «Я не исключаю, что впоследствии инвесторы захотят построить здесь новый контейнерный или какой-то другой терминал. Такой проект будет на 100 процентов соответствовать городскому законодательству», — считает депутат.

Намыть отсюда и до заката?

Новое название порта оставляет инвестору возможность для маневра. И на пространствах, которые будут намыты «под прикрытием» МПТ, маневр вполне возможен. 5 декабря 2005 года распоряжением 2117-р правительство России перевело земельный участок площадью 476,9 гектара в Невской губе Финского залива из состава земель водного фонда в земли поселений и передало его в собственность Санкт-Петербурга. Это даже больше, чем просило ООО «Морской Фасад» (450,2 га). Пассажирский терминал займет всего лишь 25 гектаров. Где намоется остальная земля?

Казалось бы, ответ готов. Он есть на зональной схеме строительства МПТ, куда попал из технико-экономического обоснования, выполненного фирмой ЗАО «ГТ Морстрой». В том же виде, что и на полосе нашей газеты, Шавкат Кары-Ниязов представлял пассажирский терминал 15 ноября 2005 года в Москве на круглом столе «Инвестиции в транспортную инфраструктуру России: основные проекты». Практически без изменений схема намывных территорий вошла в недавно принятый Генеральный план. Между тем территория МПТ здесь меньше общей территории намыва раз в 5–6. А должна быть меньше раз в 18. Несоответствие картинки и цифр — чудовищное. Депутат ЗакСа от Васильевского острова Алексей Ковалев поначалу усомнился, нет ли тут какого недоразумения. Но узнав, что схема взята нами с сайта «Минтранса», решил подать запрос губернатору о местонахождении новых земель.

Объяснений возможно несколько. Если ошиблись проектировщики, какова цена их проекта? Если, готовя презентацию пассажирского терминала, кто-то «скорректировал» схему, увеличив территорию порта и уменьшив все остальное, — значит, министра транспорта Левитина, заместителя министра экономического развития Шаронова и других уважаемых людей обманули. Но меньше всего хотелось бы думать, что обмануты миллионы простых людей и что кроме небольшого пассажирского терминала в Финском заливе намоют песчаную косу от Васильевского острова до самого Кронштадта.

Борислав Михайличенко

Будущее у последней черты  »
Юридические статьи »
Читайте также