Контроль доступа

Тарифы на услуги, которыми пользуются миллионы людей, должны быть продуктом общественного договора

Необходимость проведения в Санкт-Петербурге грамотной, последовательной и открытой тарифной политики очевидна. 7 сентября городское правительство приняло постановление "О совершенствовании тарифной политики в Санкт-Петербурге". А в ближайшее время губернатор Валентина Матвиенко намерена внести в Законодательное собрание проект закона "О тарифной политике в Санкт-Петербурге". Основные идеи, лежащие в основе этого закона, со ссылками на председателя Комитета по экономической политике, промышленности и торговле Владимира Бланка, изложены в статье Владимира Грязневича "Тарифные качели" (см. "Эксперт С-З" N36 от 27 сентября 2004 года). С одной из этих идей хотелось бы поспорить.

Почему растут затраты?

Главное в предлагаемом администрацией законе - передача правительству Санкт-Петербурга, то есть исполнительной власти, полномочий по регулированию всех тарифов "в рамках компетенции петербургских властей". Напомним читателям "Эксперта С-З", что сегодня важнейшие жилищно-коммунальные тарифы - на ремонт и текущее содержание жилья, на услуги водоснабжения и канализации, оказываемые населению, - устанавливаются законом Санкт-Петербурга. Правительство полагает, что это право надо предоставить ему.

Какие же аргументы приводятся в обоснование этой точки зрения? Владимир Бланк говорит, что в конкретной ситуации с тарифами для "Водоканала" в июне 2004 года администрация "не могла ждать, пока пройдет закон в ЗакСе", и была вынуждена увеличить тарифы для организаций, переложив на них возросшие затраты.

Но почему же возросли затраты? Оказывается, потому, что было "оперативно принято решение ремонтировать инженерию на проспекте Энгельса". То есть необходимость срочного увеличения тарифов возникла не из-за стихийного бедствия, а из-за решения, принятого самой администрацией. Кто же в этом виноват? Кто виноват в том, что администрация заранее не запланировала ремонт инженерных сетей на проспекте Энгельса, не предусмотрела средства для этих работ? Если случилась крупная авария, последствия которой надо было ликвидировать, - существует резервный фонд администрации, как раз и предназначенный для финансирования непредвиденных расходов...

Кстати, решение о ремонте сетей на проспекте Энгельса совершенно неподготовленное - я присутствовал на заседании городского правительства, где это обсуждалось, - его приняли "с голоса" после выступления с места главы Выборгского района. Никакой необходимости в срочном решении не было - но его приняли. А пострадали в результате городские организации, которые стали больше платить за воду. Разве это логично?

Транспортный коридор

Это только один пример того, как "эффективно" исполнительная власть осуществляет тарифное регулирование собственными силами. Другой пример связан с тарифами на проезд в общественном транспорте. В последние годы стоимость проезда ежегодно увеличивалась. Например, в течение 2002 года наземный транспорт подорожал на 50%, подземный - на 40%. Индекс инфляции, заметим, за это время составил лишь 14%. Разница, прямо скажем, впечатляющая. И еще: в течение указанного года последнее повышение платы за проезд было проведено распоряжением губернатора Владимира Яковлева... 31 декабря 2002 года. Что подвигло его принять это решение аккурат перед новогодней ночью - неизвестно. Никаких сообщений о том, что повышение готовится или хотя бы обсуждается в городской администрации, не появлялось - как будто речь шла не о проезде в общественном транспорте, а о секретной операции, которая должна была застать противника врасплох. Вот только в роли "противника" оказались горожане, для которых решение администрации стало неприятным "новогодним подарком", обрушившимся на них, как снег на голову, в довесок к нагрянувшим тогда морозам.

С тех пор общественный транспорт успел подорожать еще раз, а с 2005 года администрация собирается установить плату за проезд на наземном транспорте 10 рублей вместо нынешних семи. Иначе говоря, планирует увеличить ее примерно на 43%. И это - при прогнозе инфляции в 10% и при отмене льгот для основной части пассажиров, что раньше всегда служило главным основанием для транспортников настаивать на повышении тарифов! Трудно понять, почему вообще необходимо такое увеличение: по информации самих транспортников, средняя себестоимость поездки одного пассажира не превышает пяти рублей, так что в условиях отмены бесплатного проезда и ликвидации бюджетных дотаций транспортной сферы даже нынешний тариф превышает себестоимость.

Плату за проезд, по справедливости, надо бы понизить, а вместо этого ее повышают. Между тем это значительно увеличит разрыв между размером выплат по монетизированным льготам для населения и фактической стоимостью проезда. Так, например, 281 тысяче пенсионеров, не относящихся ни к одной категории льготников, предполагается выплачивать 180 рублей в месяц, чего при новых тарифах хватит лишь на 18 поездок - за остальные поездки им придется доплачивать из своих скудных пенсий. Значительно вырастет бремя доплат и для других категорий льготников, в том числе инвалидов второй группы, которых в Петербурге насчитывается почти полмиллиона человек. Стоило бы по крайней мере обсудить эту проблему, прежде чем принимать окончательное решение. Но этого делать, похоже, никто и не собирается. Зачем? Если решение можно принять, не вынося его на публичный уровень, оно и не требует никаких обоснований.

Замечу: в этом году наша комиссия внесла законопроект, согласно которому плата за проезд в общественном транспорте устанавливается не распоряжением городской администрации, а законом Санкт-Петербурга. Администрация выступила резко "против", и проект провалили. И теперь ничто не мешает брать за проезд по 10 рублей.

Простые расчеты

Третий пример - плата за жилищные услуги. Сейчас она устанавливается городским законом, принимаемым по представлению губернатора. Именно это право администрация хочет забрать себе в первую очередь. Напомню, что в апреле-мае 2004 года через Законодательное собрание буквально продавливали законы о повышении жилищной платы. При этом обоснованность новых тарифов была, мягко говоря, не очевидна.

Специалисты нашей комиссии провели простые расчеты и выяснили, что при новых тарифах дворник, убирающий лестницу в 9-этажном доме (6 квартир на этаже, в среднем по 60 кв. м каждая), должен получать 100 долларов за работу, объем которой (в соответствии с графиками уборки, вывешенными в питерских домах) можно выполнить за 8 часов (!). А за "санитарное содержание придомовой территории" - речь идет о стандартном дворе в новостройках - предлагалось брать с окружающих домов примерно 1500 долларов. Среди петербуржцев не мало тех, кто и за половину этих денег держал бы двор в идеальной чистоте. В какой чистоте содержатся наши дворы и лестницы - хорошо известно. Надо ли объяснять, каковы будут последствия передачи исполнительной власти полномочий по установлению жилищных тарифов? Бесконтрольный рост - и не более того. Без малейших гарантий улучшения качества услуг.

Разрыв между словом и делом

Рассуждения о том, что тарифы должна регулировать исполнительная власть, поскольку ей "некогда ждать, пока примут закон", не новы. Все десять лет, пока существует Законодательное собрание, мы регулярно слышим это из уст чиновников - кто бы ни возглавлял городскую администрацию: Анатолий Собчак, Владимир Яковлев или Валентина Матвиенко.

Моя точка зрения такова: вопросы регулирования тарифов в принципе не являются оперативными. Здесь речь не идет о выделении средств на то или иное мероприятие или устранение последствий чрезвычайной ситуации, которые действительно возникают в непредвиденное время и требуют скорейшего решения. Но решение этих вопросов существенно влияет на условия, в которых живут граждане и работает бизнес, а также - на формирование городского бюджета, его доходы и расходы. Поэтому тарифы на жилищно-коммунальные услуги должны устанавливаться путем принятия законов. И не в "пожарном" режиме, а так, как сейчас предписано федеральным законом: раз в год, одновременно с принятием городского бюджета. А изменение тарифов - также в соответствии с федеральным законом - должно сопровождаться обязательным изменением бюджета.

Замечу: на протяжении многих лет я выступал за то, чтобы был реализован именно этот принцип установления тарифов. Между прочим, о "несогласованности тарифного регулирования с бюджетным процессом" говорит и Владимир Бланк. Мол, "бюджет принимается в одних условиях по одним тарифам, а потом ситуация меняется". Но где же логика? То администрация говорит, что необходимо "утверждение всех тарифов до принятия закона о бюджете на очередной финансовый год", то - о "меняющейся ситуации", то - сама принимает "оперативные решения", которыми потом обосновывает срочное изменение тарифов.

Да, законы не всегда принимаются быстро. При этом администрации надо отвечать на вопросы (в том числе неприятные) и в публичной дискуссии доказывать обоснованность своих предложений. Да, депутаты могут внести поправки или отказать в изменении тарифов. Но где гарантия, что городское правительство, решая "тарифный вопрос", сделает это лучше? Или заранее известно, что в Смольном сидят люди более умные, знающие и ответственные, чем в Мариинском дворце? А может быть, все обстоит ровным счетом наоборот?

Конечно, в "тарифном процессе" исполнительная власть, в том числе городское правительство, должна играть важную роль. Она обязана готовить предложения по установлению тарифов, представлять депутатам необходимые экономические расчеты, давать пояснения. И главное, она должна координировать процесс изменения тарифов, следить за тем, чтобы учитывались все взаимосвязи, не возникало перекосов и "перекрестного субсидирования".

Однако передавать правительству полномочия по регулированию не следует. Тарифы на услуги, которыми пользуются миллионы людей, должны быть продуктом общественного договора. Именно так обстоит дело в современных развитых странах, в Европе, чьи стандарты качества жизни принято считать оптимальными. В своем послании Законодательному собранию губернатор Петербурга Валентина Матвиенко объявила повышение уровня жизни главной задачей своей администрации на ближайшие четыре года. Так давайте решать эту задачу всерьез, не допуская разрыва между словом и делом.

Михаил Амосов, председатель комиссии Законодательного собрания Санкт-Петербурга по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам

Юридические статьи »
Читайте также