Оппозиционные партии приняли Хартию свободных СМИ и обратились к В.В. Путину с требованием отменить цензуру.

Чартисты обратились по адресу?

Сергей Митрохин, зам. председателя партии "Яблоко"

- Наш комитет в защиту свободы слова был создан народом, который мы объединили на митинге у Останкино. Это значит, что люди, а не партии обращаются через комитет к президенту как к гаранту Конституции, которую он же и нарушил. Путину было отправлено обращение с требованием отменить политическую цензуру, черные списки запретных тем и персон на телеканалах и учредить в России общественное телевидение по типу ВВС в Англии или "Первого канала" в Германии. Совместно с союзом журналистов мы уже разработали проект закона об общественном телерадиовещании и предложили президенту внести этот закон в Госдуму, потому что ни один другой субъект законодательной инициативы не имеет шансов ее протащить. Хартию мы отправили во все СМИ, чтобы они подписались под теми обязательствами, которые в ней содержатся. Несмотря на то, что сегодня большинство масс-медиа подконтрольны Кремлю, принятие Хартии - это определенная форма давления. Уверен, мы добьемся ощутимых результатов: мы ведь только в самом началеборьбы!

Дмитрий Мезенцев, председатель комиссии Совета Федерации РФ по информационной политике

- В стране цензуры нет! Тот базовый закон о СМИ, который работает с 1991 года, предельно романтический и "не давящий" на журналистское сообщество. Степеней свободы у российского журналиста намного больше, чем у его зарубежных коллег. Другое дело, что пока мы будем бесконечно выискивать примеры давления на прессу, нам постоянно будет казаться что-то в конце коридора - то ли силуэт того, кто хочет закрыть редакцию, то ли того, кто давит на журналиста. А проблема в другом. Необходимо по-настоящему выстраивать систему отношений медиа-цеха с обществом. Одним из реальных шагов к этому я вижу повышение роли Общественной палаты (об этом президент сказал в своем послании Федеральному собранию) и реальное содействие тому, чтобы информационная палитра была по-настоящему яркой и богатой, а не состояла из куцего набора красок.

Дмитрий Быков, писатель и журналист

- Поскольку фактически вся власть сосредоточена в руках Путина, то такое обращение, скорее всего, по адресу. Но интонация этого заискивающего обращения в форме просьбы, конечно, ошибочна. Власть воспринимает только язык шантажа, угроз, прямого давления. Язык униженных просьб она презирает. Обращаться к президенту надо, но не с просьбой, а с жестким текстом требований или с политической карикатурой, с фельетоном, с каким-нибудь социологическим исследованием, которые обрисовали бы Путину последствия цензуры.

Константин Боровой, политик и предприниматель

- Пора уже обращаться в магазины, где продают вилы. Я за то, чтобы отстранить эту бессовестную власть, поэтому советую оппозиции выбирать более радикальные методы борьбы. Нужно выходить на улицы и выводить за собой народ, объясняя людям, что у них отняли право говорить и слышать. К сожалению, цивилизованные методы политической борьбы - парламент и пресса - уже недопустимы. Парламента в стране больше нет, а пресса подконтрольна власти. Поэтому обращения оппозиции к Путину похожи на поиск потерянной вещи под фонарем: бесполезно просить о помощи у того, кто нарушает Конституцию.

Ирина Хакамада, лидер партии "Наш выбор"

- Если бы мы обратились к народу, то Вы бы сейчас мне не позвонили. Мы уже выходили к Останкино и обращались к людям, но народ безмолвствует: не было должной реакции российских людей на призывы о свободе слова и отмене цензуры. Тем не менее, эту проблему необходимо решать, поэтому мы стали бить по разным точкам: обращаемся и к народу, и к журналистам, и к интеллигенции. И к президенту идем на всякий случай. Хотя Путин наверняка плюнет на все это. Вот тогда народ увидит, что в России демократия нарисована на бумаге, а в реальности все решает только Путин.

Георгий Данелия, режиссер

- Обращаться надо только к господу Богу... В нашей стране ни одна эпоха не обходилась без какой-нибудь цензуры: то это была эпоха цензуры Березовского, то Ельцина, то Путина, потом будет цензура Потанина или еще кого-нибудь. Хотя вообще без цензуры тоже плохо: ведь люди состоят, в основном, из идиотов. Позволь им говорить - и тут же захочешь пойти и повеситься. А про наших оппозиционеров могу сказать, что все они получили очень много от этого президента и теперь живут припеваючи.

Подготорвила Оксана Попова

Виталий Волков: "Я за дифференциацию телевидения"  »
Юридические статьи »
Читайте также