Должен остаться только один Выступившего против пиратства журналиста Дмитрия Коровина обвиняют в клевете

Сегодня в Симоновском суде должна слушаться жалоба члена президиума Московской городской коллегии адвокатов адвоката Ларисы Поляковой на действия прокурора, отменившего постановление следователя о прекращении дела против журналиста Дмитрия Коровина. Обвинение по делу более чем серьезно - клевета.

История вопроса

18 ноября 2002 года в журнале "Компьютерра" было опубликовано журналистское расследование "Должен остаться только один". В нем 24-летний журналист предположил, что рынок пиратских компакт-дисков будет монополизирован. При этом одним из важнейших участников монополии может стать завод "Руссобит" и его дочерние компании. Дмитрий Коровин выяснил, что завод, построенный в свое время крупнейшей пиратской фирмой "ХХI век", оброс сетью аффилированных структур. Такими как фирма-правообладательница "Руссобит-М", Национальное агентство по защите интересов правообладателей (НАЗИП), организация под названием Protection Technology, и самое любопытное - комитет по интеллектуальной собственности Торгово-промышленной палаты. Журналист сделал прогноз: "Если не оказать сопротивления вышеописанной пиратской структуре, за год-полтора она сможет подмять под себя весь рынок. В стране останется фактически один-единственный пират, который поставит под контроль все остальные пиратские фирмы и заводы".

Статья Дмитрия не осталась без внимания. Председатель совета директоров ООО "Руссобит", глава НАЗИП и в то же время глава комитета по интеллектуальной собственности ТПП Олег Гордийко написал заявление в ОВД "Донское".

В июне 2003 года было возбуждено уголовное дело по статье 129 ч.2 УК РФ (клевета в СМИ). Дмитрия в качестве подозреваемого допрашивал следователь ОВД Донского района Милан Сажин. После допроса Коровина он приостановил уголовное дело, в том числе для "розыска лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого". Однако уже на следующий день это постановление было чудесным образом отменено Симоновским межрайонным прокурором Константином Кремневым. Передав дело другому следователю (первого "заменили" по жалобе заявителя) - замначальника следственного отдела при ОВД Донского района Елене Петровой, прокурор настоял, чтобы следствие было возобновлено.

Журналисту пришлось еще раз рассказать о том, как работал над статьей по заданию редакции, опираясь на открытые источники, на основании которых он высказал свое суждение о состоянии дел на рынке оптических носителей информации. В ходе следствия Дмитрий своей вины в клевете не признал, так как считал и считает, что сведения, изложенные им в статье, достоверны. 24 июля 2003 года старший следователь Петрова вынесла постановление о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. Однако 8 сентября 2003 года все тот же прокурор Кремнев, проявив настойчивость, отменил и это постановление. Такое решение обжалует адвокат журналиста. Первого октября Лариса Полякова подала в суд жалобу, в которой просит отменить постановление прокурора от восьмого сентября 2003 года как незаконное. В тот же день из подозреваемого Дмитрий превратился в обвиняемого.

Дмитрий Коровин рассказал корреспонденту "РГ": "Я полагаю, что уголовное дело, заведенное на меня, является еще одним звеном в цепи преследований свободных российских журналистов. Складывается впечатление, что данное дело специально было переведено в разряд уголовных (статья о клевете) из типично гражданского (о чести и достоинстве). Очевидно господа, интересы которых я затронул в своей статье, посчитали трудным выиграть дело у популярного компьютерного издания и решили, что проще будет поквитаться со мной - автором".

Елена Шмелева

Факта клеветы нет

Лариса Полякова, Член президиума московской городской коллегии адвокатов:

- Считаю, что Дмитрия Коровина обвинили незаконно. Для того чтобы квалифицировать его действия как клевету, нужно доказать прямой злой умысел. Для этого нужен какой-то мотив. А мотива-то как раз и нет. Все материалы, которые журналисту удалось найти в СМИ, опровержений не имели. Выводы Коровина логичны: все они сделаны на основании изложенных фактов. Рассматривая ситуацию с точки зрения уголовного закона утверждать, что Коровин кого-то оболгал, нельзя. Для обвинения в клевете следствие должно доказать, что: распространенные в газете сведения не соответствуют действительности, журналист знал, что эти сведения ложные, журналист имел целью опорочить этими сведениями другое лицо. Если же хотя бы одного из этих элементов нет, то не может быть и дела о клевете.

В своей жалобе на действия прокурора я написала, что его шаги вызывают недоумение. Удивительно, но факт: постановление о прекращении дела было отменено и направлено второй раз тому же следователю - Елене Петровой. То есть ее, уже сделавшей однажды вывод, что факта клеветы нет, и прекратившей дело, заставляют предъявлять обвинение. Как тут не вспомнить историю с унтер-офицерской вдовой, которая вынуждена была сама себя высечь.

Я, как адвокат, уверена в своей позиции, а тем, кто сомневается, советую еще раз обратиться к комментарию к Уголовному кодексу - законному толкованию и руководству к действию судей, прокуроров, адвокатов.

Статья 129 "Клевета"

Субъективная сторона клеветы характеризуется прямым умыслом.

Необходимо установить, что виновный заведомо осознавал ложность сообщаемых им сведений, а также то, что распространяемые им сведения порочат честь и достоинство другого лица или подрывают его репутацию, и желал это сделать. Если гражданин уверен в том, что сведения, которые он распространяет, содержат правдивые данные, хотя на самом деле они являются ложными, он не может нести уголовную ответственность по статье 129 УК. Клевета чаще совершается по мотивам мести, зависти, ревности и т.п. (Из книги "Комментарий к УК РФ" под общей редакцией доктора юридических наук, председателя Верховного суда РФ В.М. Лебедева, доктора юридических наук, профессора Ю.И. Скуратова.)

Закон о СМИ не нарушен

Михаил Федотов, Секретарь союза журналистов России, доктор юридических наук, один из авторов закона "О средствах массовой информации":

- Норма, обязывающая журналиста проверять достоверность информации, работает в законе вместе с правом журналиста проверять достоверность сообщаемой ему информации. Журналист рассматривается законом как посредник в реализации конституционного права на информацию. Когда журналист является непосредственным очевидцем события, то он обязан точно и добросовестно передать аудитории то, что он сам видел и слышал.

Однако в большинстве случаев журналист не является очевидцем и получает необходимые ему сведения из других источников. Например, от какого-нибудь должностного лица. В этом случае у него есть право, но не обязанность, проверить достоверность того, что сообщил ему источник. Проверка достоверности информации является обязанностью журналиста лишь в том случае, если журналист сообщает аудитории информацию, полученную им от неназванного источника. Таким образом, он берет на себя роль очевидца. Закон возлагает на него обязанность сохранять конфиденциальность источника, а также убедиться, что источник достоверный.

Пиратство - несомненное зло

Владимир Григорьев, Заместитель министра по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций:

- Пиратство - несомненное зло, которое не дает нормально развиваться национальной музыкальной и киноиндустрии, а также программным продуктам. Чем больше пресса будет уделять этой проблеме внимания, тем скорее мы сможем внести перелом в общественном сознании. Правонарушения в этой области душат легальную индустрию.

Я положительно оцениваю расследование Дмитрия Коровина, как материал, глубоко и обстоятельно раскрывающий основные механизмы функционирования контрафактного бизнеса. Подобные статьи непременно должны присутствовать в СМИ.

Из ответа Минпечати России адвокату Ларисе Поляковой:

На Ваш запрос от 1 октября 2003 года МПТР России сообщает:

С 16 июня по 31 июля 2003 года была проведена проверка деятельности ООО "Руссобит-софт". В ходе проверки министерством были установлены грубые нарушения лицензиатом требований и условий деятельности по воспроизведению аудиовизуальных произведений и фонограмм, утвержденных постановлением Правительства РФ N 381. МПТР России приказом от 8 августа 2003 года N 166 приостановило действие лицензии, предоставленной ООО "Руссобит-софт".

По информации, предоставленной МВД России на заседании Правительства РФ "О мерах по обеспечению защиты интеллектуальной собственности в Российской Федерации", состоявшемся 3 октября 2002 года, по факту противоправной деятельности в ООО "Руссобит" в июле 2001 года возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных статьями ч. 2 ст. 146 (Нарушение авторских и смежных прав), ст. 242 (Незаконное распространение порнографии) и ч. 1 ст. 273 (Создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ) УК РФ.

Петербургские журналисты, освещающие деятельность судов, объединились в клуб.  »
Юридические статьи »
Читайте также