Страшно ли тебе, братец бомж?

К нам в редакцию "ТС" нередко приходят люди, чей юридический статус "бомж", чтобы рассказать историю своей печальной жизни. Они не пришельцы из неведомых миров, а такие же люди, как и мы. Люди, которые учились, работали, любили, но которые утратили свое жилье, чаще всего не имея за собой какой-либо вины, а лишь в силу определенных обстоятельств. Многие из них, уже став бездомными сами, еще долго не могут избавиться от собственных укоренившихся взглядов на других бездомных и при обращении к нам за помощью всячески стараются подчеркнуть, что не имеют с этими другими бездомными ничего общего, что они лишь случайно оказались несчастными жертвами злого рока. А когда приходят снова, пообщавшись с обитателями дна, уже не так стремятся к оппозиции и только говорят, что никогда не могли предположить, что судьба так жестоко обойдется и с ними. Профессора и бомжи - два полюса, две противоположные стороны света, небо и земля. Это - в книгах. А в жизни бомжами бывают не только алкаши и бывшие уголовники, но и профессора. К сожалению, страховой полис от бездомности ещё не придуман.

Бездомными не рождаются

Александр Борисович Немцев приехал в Петербург много лет назад из Америки. Когда-то здесь, в Петербурге, у него была большая квартира. Но случилось так, что за пропаганду трудов Солженицына он был выставлен за границу. А здесь остался его брат, который после долгих лет разлуки вместе с супругой радушно приняли родственника. Мало того, на законных основаниях прописали в свою комнату в коммуналке: в тесноте, да не в обиде. Будучи человеком светским, Александр Борисович от души радовался, что нашел место преподавателя в Государственной консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова. Там же познакомился со своей будущей супругой. (К тому времени брат с семьей уже жил в отдельной квартире, а Немцев с молодой женой остались жить в коммуналке, там же оставалась прописана и периодически жила жена брата.) Все обещало, что встреча старости будет достойная.

В скором времени в семье случилось несчастье - жена брата Немцева заболела и умерла. Александр Борисович отнес свидетельство о смерти женщины в жилконтору и через год прописал в комнату свою супругу. А потом решил заключить с государством договор социального найма. Но некая госпожа Шарова, которая, по словам Александра Борисовича, занимается решением такого рода проблем, отказала ему и посоветовала обратиться в суд. Потому что Немцев якобы не являлся членом семьи нанимателя (жены родного брата) и не приобрел права пользования комнатой.

В суд так в суд. Немцев считал себя правым и никак не ожидал, что администрация Невского района подаст встречный иск: выселить Александра Немцева с женой из комнаты. На улицу. Без предоставления...

Судился Немцев почти 3 года, и конфликт разрешился в пользу невских чиновников: Немцева выселили.

- Это решение означало выбросить меня с женой на улицу, так как никакого другого жилья у нас не было. Нервы моей жены не вынесли, и она оставила меня, сказав, что не в силах ждать, когда нам придется стать бомжами. То, что решение обрекло меня на гибель, никого не интересовало. Для меня совершенно немыслимо и невозможно скитаться у мусорных бачков, но теперь я поставлен именно перед фактом этого.

3 минуты - и ты бывший интеллигент

Надо сказать, что Александр Немцев - потомственный петербуржец, хотя и долгое время жил в других странах. Его мать провела в Ленинграде всю блокаду, работала в госпиталях и потеряла почти всю семью. Отец Немцева, инвалид Великой Отечественной, воевал на Ленинградском фронте.

- Я родился в Ленинграде, - гордится своим происхождением Александр Борисович, - а теперь этот город выбрасывает меня на промерзлую улицу из убогого, но единственного жилища - комнаты в коммуналке без удобств, где я законно прожил много лет. А конституция и законы России притворяются, что защищают жизнь, права и интересы граждан.

Кстати, насчет того, что конституция и закон притворяются, Александр Немцев не прав. Дело не в притворстве, а в том, чьи интересы затронуты. В данном случае цена вопроса - комната могла быть либо оставлена Немцеву, либо отошла бы государству. Государство в очередной раз оказалось сильнее пенсионера. И вполне логично сначала районный, а потом и городской суд обосновал свое решение. Есть документы, в которых "вселение истца в спорное помещение не преследовало цели создать с Ляховой (женой брата) единую семью и проживать постоянно с нею на спорной жилплощади, а было осуществлено ввиду отсутствия у истца иной жилплощади...". Как только Немцев получил на руки документы судебных органов, его и без того безрадостное бытие превратилось в сущий ад. Доброжелательные доселе соседи сменили в квартире замки, а Немцеву, по его словам, сказали, что жилконтора устами госпожи Шаровой предложила им купить эту комнату. По сходной цене.

Пожалуй, впервые в жизни Александр Борисович поступил не совсем как интеллигентный человек - он взломал замки, вошел в свою, теперь уже бывшую, комнату и остался. Новый замок, конечно, в этот же день сам и поставил, но соседей предупредил: поменяете - снова сломаю. Вот так люди отстаивают свое право спать на кровати, есть за столом и вообще существовать. Он рассказывал нам, что часто вспоминает, как за 3 минуты судья решила выбросить его на улицу. Вспоминает и рисует воображаемые картины, в которых служительница Фемиды, трясясь от холода возле мусорных бачков, кутается в рваный плед эпохи Возрождения и спрашивает: "За что же со мной так?"

Куда идти дальше, Немцев не знает. Он был везде. Даже в вестибюле Смольного. Говорит, что ждал записи на прием к вице-губернатору Виролайнену, но секретарша так его и не записала. Хотел пойти еще выше. Но потом сам же и передумал. Потому что слышал по телевизору, как первые лица нашего города публично говорили о том, что борются с бездомностью, и рассуждали, что бомжам пора давать жилплощадь. Но эти люди для Немцева совершенно недосягаемы. Сейчас он уже не уверен, что хоть кто-то в смольнинских кабинетах обратил бы внимание на такого маленького человека, как он.

Он прав. И кто бы сомневался...

О том, что с Немцовым обошлись не по закону, думает не он один. В Законодательном собрании есть милая женщина, депутат Наталья Евдокимова. Невский район - ее вотчина. Пожалуй, единственная из всех чиновников, чьи пороги обивал Александр Немцев, она выслушала пожилого человека, который уже и сам стал сомневаться в своей правоте. Если коротко изложить юридическую точку зрения Евдокимовой на эту ситуацию, то она выглядит так: "Выселить вас не могут, так как в соответствии со статьями 10, 90 ЖК РСФСР выселение из занимаемого жилого помещения в доме государственном или общественного жилищного фонда допускается лишь по основаниям, установленным законом. Эти основания прописаны в статьях 91,94,98 и 99: капитальный ремонт дома, грозящий обвал дома, самоуправно занятое жилое помещение, невозможность совместного проживания. К вам (Александру Немцеву. - И. К.) эти нормы не относятся.

Кроме того, у вас нет другого жилья, а статья 40 Конституции гласит о недопустимости произвольного лишения жилища.

Статьей 10 ЖК РСФСР установлено, что граждане РСФСР имеют право на получение в установленном порядке жилого помещения по договору найма. Установленный порядок означает, что у гражданина есть какое-то жилье, но он признан нуждающимся в улучшении жилищных условий. Случай, когда гражданин вообще не имеет никакого жилья, не предполагается. Следовательно, вы, приехав из эмиграции, могли только поселиться к кому-либо на условиях поднайма. Такая ситуация предусмотрена статьей 29 ЖК РСФСР. Тысячи граждан проживают на условиях поднайма с регистрацией. И если наниматель умирает, такие граждане продолжают проживать, ожидая своей очереди на улучшение жилищных условий.

Вы - гражданин России, имеете все конституционные права, в том числе право на жилище. И выселить вас в никуда нельзя. Считаю, что вам беспокоиться нет причин. Закон на вашей стороне".

Инесса Кузнецова

Фигура речи В Смольном обещают муниципальную революцию? Или...  »
Юридические статьи »
Читайте также