Поруганная честь законопослушного гражданина

Некоторое время назад в редакцию "Версии в Питере" обратился некто Валерий Юров. Его оскорбил резкий тон публикации под названием "Ни себе, ни Богу".

Этот материал повествовал о том, что, являясь членами небезызвестной организации "Свидетели Иеговы", Юров и его жена "окучивали" жителей Всеволожска. Но главное, что Юров, будучи одним из учредителей предприятия "Всеволожский ДОК", передал в аренду часть площадей фирме "Элен", которая специализировалась на производстве дверей. А вскоре вместо "Элен" появилась его собственная фирма - "Пальмира" - и также занялась дверным производством. Она будто бы не платила за электричество и аренду, из-за чего арендодатель стал испытывать серьезные трудности. Позднее Валерий Юров якобы забрал учредительные документы "Всеволожского ДОКа", подделал их и превратился в генерального директора. Соучредителям, между тем, пришлось обратиться в милицию, а заодно и опечатать за неуплату оборудование "Пальмиры". В итоге разгоревшийся конфликт вылился в серию разбирательств в арбитражном, гражданском и даже уголовном судах.

Однако, утверждает герой публикации, все происходило с точностью до наоборот. А во всех бедах, обрушившихся на "Всеволожский ДОК", он склонен винить своих бывших партнеров. Равно как недоумевает Валерий Юров, зачем приплетать к этой истории решение Московского Головинского суда, запретившего деятельность местных "Свидетелей Иеговы". Лично он является законопослушным гражданином, и его отношения с Богом никак не причастны к коммерческому конфликту.

Сегодня участники противостояния называют друг друга подлецами, негодяями и мошенниками, приносят в подтверждение своей правоты множество документов в редакцию. Вот как, в свою очередь, комментирует ситуацию сам Юров.

- В статье мне и моей жене без всяких на то оснований были нанесены оскорбления. В частности, сообщалось, что моя жена, "экзальтированная дама в расцвете сил, следовала арьергардом за мужем по Всеволожскому району в крестовых походах". Это глубоко нас задело. Супруга - мать троих детей, и очень аккуратно относится к людям. Более того, она пострадала от преступных действий определенных лиц.

- Но противная сторона утверждает, что ваша жена устроила истерику на собрании учредителей. Под видом того, что ее избивают, вызвала милицию и пыталась саботировать переговоры...

- Есть решение арбитражного суда, из которого следует, что это собрание проведено незаконно. В ходе судебного процесса были представлены видеозаписи, документы, в том числе и подложные документы другой стороны...

- Ваши противники тоже представили видеозаписи...

- Да, суд принял к сведению всю информацию и вынес соответствующее решение. Из-за того, что на собрании был назначен другой директор "Всеволожского ДОКа", совершены незаконные действия, а именно захват моего предприятия. Мой бывший партнер Игорь Акопян воспользовался услугами квалифицированных людей, которые раньше работали в правоохранительных органах, имеют юридическое образование и практику решения подобных вопросов. Они, используя различные ухищрения, пытаются оспорить решения судов и затянуть процесс. Например, посылались заказные письма, якобы о расторжении договора аренды, хотя в конвертах были просто чистые листы бумаги. Но пока длятся суды, мои законные права не реализуются.

- Как же быть с решениями других судебных инстанций, вынесенными не в вашу пользу?

- Я не знаю таковых. По какому решению суда было изъято принадлежащее мне имущество, оборудование, произведенная продукция? На каком основании бывшие партнеры с помощью охранной фирмы применили насилие ко мне, жене и моим сотрудникам? Я не знаю, на основе какого судебного решения двое работников оказались в больнице, один с черепно-мозговой травмой, другой с инфарктом и инсультом.

К сожалению, активные действия некоего следователя Арсентьева все же закончились судебным разбирательством. Против меня были возбуждены два уголовных дела по четырем статьям Уголовного кодекса . Но одно уголовное дело прекращено и три обвинения лопнули, как мыльные пузыри. Существует 49-я статья Конституции , согласно которой до решения суда никто не имеет права называть меня преступником.

Арсентьев сфабриковал дело и передал его в суд, который длится с февраля этого года. Заседания все время переносятся, сменились пять прокуроров... Меня обвиняют в том, что я якобы подделал протокол собрания учредителей "Всеволожского ДОКа". Это предприятие мы с Акопяном организовали в 2002 году. Акции оформили на своих жен. Теперь мне вменяют в вину то, что, имея генеральную доверенность от жены, я поставил вместо нее свою подпись. Нет сомнений - дело шито белыми нитками, следователь подверг мою семью репрессиям. С помощью обысков решили подорвать мой бизнес, выгнали сотрудников на улицу, разорили офис, изъяли всю оргтехнику, которую я не мог получить обратно на протяжении восьми месяцев. Профессионализм Арсентьева направлен на то, чтобы окончательно лишить меня способности защищаться в арбитражных судах. Я считаю действия сотрудников правоохранительных органов, грубо вмешавшихся в гражданско-правовой конфликт, преступными. Мне пришлось обратиться в Главное следственное управление с заявлением о нарушении конституционных прав, и следователь был подвергнут дисциплинарному взысканию.

Есть несколько постановлений Всеволожского городского суда, которые свидетельствуют о халатности, злоупотреблениях со стороны сотрудников ОБЭПа и следователей РУВД. Надеюсь, руководство Всеволожской милиции и прокуратуры сменит оперативников и следователей и хотя бы как-то начнет контролировать ситуацию. Да, я был вынужден неоднократно обращаться в суд на сотрудников прокуратуры, и суд поддержал мои требования о необоснованности их действий.

- Как утверждают ваши бывшие партнеры, конфликт начался из-за того, что предприятие "Пальмира" не платило за аренду и электричество. Вы якобы забрали учредительные документы ДОКа, назначили себя генеральным директором. Причем учредительных документов больше никто не видел, равно как и документов, подтверждающих оплату вами аренды.

- Я стал конфликтовать с Акопяном и его братом гораздо раньше. У нас была совместная компания "Теос". Будучи ее генеральным директором, Акопян стал перечислять оборотные средства на фирмы-однодневки. Мы решили расстаться мирно. Было достигнуто соглашение о возвращении денег учредителям и проведении аудиторской проверки. К этому времени уже существовали и "Всеволожский ДОК", и "Пальмира". Исходя из соглашения, я обязался отозвать все заявления в правоохранительные органы, и это условие выполнил. Акопян, в свою очередь, тоже попытался выполнить условия соглашения и частично стал возвращать деньги. Мы пригласили независимую аудиторскую компанию, однако в дальнейшем договоренности были нарушены. К сожалению, обнаружился этот факт слишком поздно. Потом появился некто Романов, действующий в интересах Ако-пяна. Он же являлся работником "Всеволожского ДОКа" и оформлял документы с "Пальмирой", причем с неоднократными финансово-хозяйственными нарушениями в деятельности. Моей же целью была полная легализация арендных платежей "Всеволожскому ДОКу", ведь там располагалось множество арендаторов. Это было выгодно всем, так как предприятие платило по упрощенной схеме налогообложения; благо государство сейчас идет навстречу предпринимателям. Что касается учредительных документов и арендной платы, то документы существуют. Просто следует поинтересоваться у Акопяна, где они сейчас находятся.

- Вы являетесь владельцем фирмы "Пальмира". Известно, что она родилась из фирмы "Элен", учредители которой вами совершенно недовольны.

- У меня был заключен договор купли-продажи оборудования фирмы "Элен", заложенного в банк, которое ей уже фактически не принадлежало. Я выполнил все условия погашения кредита, гасил другие задолженности этой фирмы и платил зарплату рабочим.

- Так почему же люди недовольны тем, что вы вытащили их из долговой ямы?

- Их действия, мягко говоря, некорректны. Остается тайной, почему они сдружились с Акопяном и решили выступить против меня...

Василий Щукин

Вспомним? Забудем?  »
Юридические статьи »
Читайте также