Олигархи на кормлении Год без губернаторских выборов

Вслед за бесланским "юбилеем" мы отмечаем еще одну важную дату - годовщину отмены прямых губернаторских выборов . Осенью прошлого года в ответ на самый громкий теракт нынешней кавказской войны Владимир Путин заявил о необходимости прямого назначения глав регионов из федерального центра. А вслед за выдвижением президентской идеи исполнительные парламентарии приняли соответствующие нормативные акты.

Еще год назад ясно было, что "зачистка губернаторов" не имеет никакого отношения к борьбе с терроризмом. Ладно бы зачищали на одном лишь Северном Кавказе - тогда еще можно было бы понять глубину президентского замысла. Но перекурочивать всю систему управления в тех регионах, где терактов никогда не было и не будет (а таких все же у нас подавляющее большинство), явно не имело смысла. Впрочем, нет... имело. Только цель отмены демократии оказалась совершенно иной, нежели официально продекларированная.

Начальник Камчатки

У всей этой операции имелась не только политическая задача - низведение региональных элит до уровня послушных исполнителей воли Кремля. Имелась, судя по всему, и задача чисто хозяйственная. Лучше всего смена административных парадигм видна в несколько курьезной истории с подбором кандидатов на пост губернатора Камчатки.

Присматривающий за порядком на всем Дальнем Востоке президентский полпред Константин Пуликовский как-то заявил, что неплохо было бы крупному олигарху Виктору Вексельбергу, имеющему интересы в нефтяной и алюминиевой промышленности, взять Камчатку под свое крылышко. Делая такое заявление, Пуликовский явно ориентировался на соседний регион, в котором начальник Чукотки Роман Абрамович давно уже присматривает за аборигенами. Причем делает это, практически не покидая столь любимого им Лондона.

Сам Вексельберг, в отличие от Абрамовича, на камчатское царство, похоже, не напрашивался. Во всяком случае, информации в прессе о проявлении каких-то инициатив с его стороны не проскальзывало. Скорее всего, генерал-губернатор по собственной инициативе решил втюхать изрядно запущенную Камчатку какому-нибудь богатому купчине. А Вексельберг как раз известен удивительной для российского олигарха безотказностью.

Пару лет назад он прославился на всю страну своими яйцами. Точнее, не своими, а яйцами Фаберже, которые сей олигарх, исполненный высокого патриотизма, купил за границей и вернул на родину. Вот Пуликовский и подумал: если Вексельберг может вернуть родине яйца, то почему бы ему не вернуть отчизне Камчатку, которая из-за царящего там бардака вот-вот совсем загнется.

Назначить олигарха присматривать за регионом чрезвычайно удобно.

Во-первых, его всегда можно будет держать за яй..., пардон, дергать за веревочку. Если вдруг сменит политическую ориентацию, прокуратура мигом обнаружит, что лет десять назад он незаконно приватизировал какую-нибудь контору. Или налогов недоплатил на пару миллиардов долларов.

Во-вторых, олигарх не будет канючить, прося у федерального центра финансовых трансфертов. Финансы у него имеются свои - важно лишь правильно ими распорядиться. Когда перестаешь отличать вверенный твоему попечению регион от родной компании, финансы тоже начинают смешиваться. Из собственного кошелька подкармливаешь аборигенов (или хотя бы аборигенскую олигархию), но зато никто не мешает тебе раскручивать на крупные бабки субъект федерации.

Чуден бизнес в своем регионе! Не надо отстегивать взятки местным чиновникам, поскольку ты сам - главный чиновник. Не надо давать долю бандитским крышам, поскольку ты сам - главная крыша. И самое важное - не надо бегать советоваться по каждой мелочи с Кремлем, поскольку именно Кремль тебя поставил. И для Кремля главное, чтобы порядок был и народец не роптал. А как при этом смешиваются государственные финансы с частными - дело десятое.

Абрамовичевский призыв

Пример покорения Абрамовичем Чукотки оказался столь успешным и для Кремля, и для Чукотки, и для Абрамовича, что волей-неволей приходит в голову мысль: а не сам ли Роман Аркадьевич со товарищи стоял у истоков прошлогодней отмены губернаторских выборов. Недаром Леонид Невзлин, являвшийся вторым лицом в разгромленной ныне промышленной империи Ходорковского, сказал в одном из интервью, что Абрамович и по сей день практически столь же влиятелен, как в достопамятные годы доминирования ельцинской Семьи.

Надо заметить, что еще до отмены губернаторских выборов в России быстро шло активное проникновение олигархов на кормление в регионы. Самые разные финансовые группы брали пример с пионера Абрамовича. Но первым среди учеников, конечно же, был Владимир Потанин - лидер группы "Интеррос" и бывший первый вице-премьер одного из российских правительств.

Самый яркий проект Потанина - проникновение одного из его ближайших сподвижников, Александра Хлопонина, на пост красноярского губернатора. В той нелегкой кампании ресурс "Интерроса" возобладал над ресурсом чуть ли не всего левого движения, от лица которого выступал Сергей Глазьев. Хлопонин поставил под свой контроль богатейший край, причем смог его даже расширить в свете спущенной из Кремля идеи укрупнения регионов. Обилие энергоресурсов и цветных металлов (самым ценным из которых является норильский никель) делает хлопонинское кормление хотя и хлопотным, но весьма сытным.

Другой успех Потанина - покорение Москвой Твери. Там пост губернатора занял Дмитрий Зеленин, который еще в середине 90-х гг. был генеральным директором "Интерроса". Тверь не столь богата и обильна, как Красноярский край, но зато это подступы к самой Москве.

О том, что клан Муртазы Рахимова контролирует всю башкирскую нефть (а сынишка президента лично присматривает за хозяйством), не стоит даже долго говорить. Похожим образом дело обстоит и в Татарстане. Есть, правда, некоторая национальная специфика. Здесь олигархи сформировались за счет политического ресурса, тогда как в большинстве регионов страны, наоборот, политики возникают за счет ресурса олигархического. Но в целом это не сильно меняет суть дела.

Словом, налицо ярко выраженная тенденция. И вот эту-то именно тенденцию за минувший год укрепил механизм назначения губернаторов. С терроризмом легче бороться не стало. А провести во власть нужного олигарха или олигофренда (олигархова друга) при системе назначения из Кремля гораздо проще. Не надо теперь думать о том, избираем ли данный кандидат, сможет ли он понравиться аборигенам. Пройдет любой. Лишь бы деньги были.

Яркий пример такого рода - Валерий Шанцев, бывший до недавнего времени правой рукой Юрия Лужкова в Москве. Несмотря на явный излишек веса физического и недостаток политического, он стал губернатором в Нижнем Новгороде. Понятно, что Шанцев связан с одной из крупнейших финансовых группировок страны - той, что сформировалась вокруг Лужкова. Сегодня Кремль эту группировку выводит из столицы (скорее всего, для того, чтобы после ухода мэра на пенсию поставить Москву под контроль своих людей), но зато дает ей на кормление третий по значению город России.

Похожая история складывается и с другой влиятельной московской фигурой - заместителем спикера Государственной думы Георгием Боосом. Согласно просочившейся в прессу информации, ему в кормление предназначен Калининград.

На этом фоне уже не столь интересно вроде бы назначение иркутским губернатором Александра Тишанина. А ведь это влиятельный железнодорожный магнат. После того, как железная дорога была поставлена под контроль близкого Путину человека - Владимира Якунина, к разрастанию данной империи тоже имеет смысл приглядываться.

Реванш олигархии

Несмотря на то, что Михаил Ходорковский со товарищи в этом году был жестоко добит мещанским правосудием, можно в известной степени говорить о возрождении олигархического капитализма в его новой, путинской, редакции. Большинство олигархов не только смогли сохранить свои империи, соответствующим образом откупившись, но и в определенном смысле сумели усилить свои позиции. Олигархическое кормление в регионах - один из ярких примеров такого рода. А вновь начавшийся быстрый рост российского фондового рынка является косвенным свидетельством того, что бизнес освоил новые правила игры и все меньше боится неожиданных ударов со стороны власти.

Отличие от времен позднего Ельцина состоит лишь в том, что сегодня олигархи являются таковыми лишь в переносном смысле. Они не сами правят страной, а берут ее в кормление с позволения центральной бюрократии. Вместо десятка-другого конкурирующих кормушек сформировалась Единая кормушка с многочисленными филиалами, дочерними и внучатыми компаниями, а также совместными предприятиями, в которых участвует иностранный капитал.

Можно ли сказать, что такая система менее удобна для олигархов? Вряд ли. Лишившись самостоятельности, они в то же время обрели государственные гарантии практически безграничной власти над вверенными их попечению аборигенами. Но вот для кого путинская система олигархического капитализма действительно неудобна, так это для России. Ведь монополизировав право отдавать страну по частям в кормление, Кремль устраняет динамизм, присущий всякой конкурентной борьбе.

Дмитрий Травин

Информация о власти - за деньги?!  »
Юридические статьи »
Читайте также