Корпоративный шантаж Минэкономразвития срочно готовит контрмеры против теневой "приватизации"

"Сегодня любое предприятие может стать объектом "недружественного поглощения" - крупное, среднее и даже малое. Все зависит от интересов захватчиков или от конкретного заказа",- уверяет председатель комиссии по экономической политике Мосгордумы Ирина Рукина. Депутат знает, что говорит : Москва - лидер по недружественным поглощениям.

Теоретически смена собственника - вполне нормальная рыночная процедура. Новый хозяин вливает в менеджмент свежую кровь, обновляет производство, которое получает шанс на дальнейшее процветание либо оздоровление, если до этого оно чахло на корню. Другое дело - враждебное или недружественное поглощение, которое касается исключительно благополучных предприятий и, как правило, заканчивается их экономической смертью.

Только в столице жертвами бизнес-агрессии стали уже более двух тысяч предприятий. По данным Управления экономической безопасности правительства Москвы, в столице работают более ста специализированных фирм-поглотителей. В "оперативной разработке" у них состоят около четырех тысяч "жертв".

Кушать продано

Самый распространенный способ отъема собственности - скупка контрольного пакета акций или долговых обязательств предприятий.

- В стране нет доступного для граждан фондового рынка, а дивиденды акционерам очень часто выплачивают от случая к случаю. И поэтому менеджерам из фирм-захватчиков ничего не стоит убедить владельцев ценных бумаг продать свои акции ну "очень за большие деньги". Кстати сказать, на самом деле - это сущие копейки по сравнению с их реальной стоимостью, - поясняет Ирина Рукина.

По словам Ирины Рукиной, цели у захватчиков разные. Например, ликвидировать более успешных конкурентов и проникнуть на уже "окученный" ими рынок, расширяя свою долю на нем. Или за копейки получить в собственность дорогие куски столичной земли, здания, в которых находятся предприятия-мишени. Третий вариант - спекулятивный. Фирму прибирают к рукам, чтобы затем в три-четыре раза дороже перепродать контрольный пакет.

Что сулят подобные "недружественные" захваты наемному персоналу этих предприятий и реальной экономике, догадаться нетрудно. Захват предприятий - это в первую очередь социальный шок, поскольку под увольнение подпадает практически весь коллектив. Из-за таких недружественных "поглощений" бюджет Москвы недополучил в прошлом году более 50 миллионов долларов. И еще 8 миллионов долларов потратил на трудоустройство уволенных.

Суд без дела

Тревожная ситуация складывается и в регионах. Каждый четвертый бизнесмен, который обращался в территориальные отделения и Департамент по экономической безопасности Торгово-промышленной палаты России в 2003 году, просил помочь ему защитить свое предприятие от недружественного поглощения.

По словам старшего эксперта Департамента ТПП по законодательству Дмитрия Ивлиева, в России происходит беспрецедентный передел собственности - захватываются как отдельные заводы, так и огромные холдинги, контролирующие целые отрасли народного хозяйства. 75 процентов слияний заканчивается недружественными поглощениями.

Проблему передела собственности и недружественных поглощений обсуждали на заседаниях Торгово-промышленной палаты РФ, на парламентских слушаниях в Госдуме. В начале 2004 года глава ТПП Евгений Примаков даже счел необходимым обратиться к Президенту России Владимиру Путину, чтобы проинформировать его об угрожающем состоянии дел, после чего Президент дал распоряжение Генпрокуратуре, Минюсту и еще ряду ведомств совместно с ТПП представить предложения по исправлению ситуации.

Однако сводки с корпоративных фронтов по-прежнему полны драматических примеров. Тем, кто задумал "пустить собственника по ветру", нет ничего проще сделать это с помощью несовершенных судебных процедур. Искушенные в "лазейках" судебного законодательства поглотители манипулируют с реестрами акционеров, "размывают" пакеты акций через новые эмиссии и преднамеренные банкротства. Чего стоит недавняя история передела собственности на одном из крупных мясоперерабатывающих комбинатов страны! Обладая 14 процентами акций комбината, один из совладельцев обвинил остальных 16 акционеров в нанесении "экономического ущерба" предприятию. И через суд добился ареста контрольного пакета и вывода этих акционеров из состава АО. У тех на руках оказалось прямо противоположное судебное решение, полученное в другом суде. Вскоре один из "исключенных" по судебному решению совладельцев комбината и его сын были похищены. Милиции удалось перехватить преступников и спасти заложников.

Нередко после таких судебных рассмотрений на заводах и фабриках возникает "кровавое" двоевластие, которое переходит в настоящую уголовщину. А происходит так потому, что, маскируя корпоративные конфликты под трудовые споры, "спецы" по недружественным поглощениям сегодня вправе инициировать обращения заинтересованных лиц с исковыми заявлениями как в арбитражные суды, так и в суды общей юрисдикции. Именно через эти "гражданские" суды больше всего "проскакивает" таких дел.

Есть и другие хитрые ходы. Сегодня одновременно по одному и тому же корпоративному спору в разных судах может выступать несколько соответчиков. Например, на одного из совладельцев контрольного пакета подается судебный иск по месту "жительства" компании. И вовсе не факт, что о судебном рассмотрении спора поставят в известность других акционеров. Судебная инстанция выносит решение. А в это же время в другом городе или суде рассматривается "встречный" иск, который может закончиться совсем иначе. Вот и получается: кто быстрее из конфликтующих добежит с исполнительным листом до вожделенного объекта собственности, тот и будет править бал.

Как видим, бизнес недружественных поглощений круто замешан на административной, правовой и экономической коррупции. Во-первых, "подельниками" поглотителей становятся чиновники, которые подстраховывают захватчиков и спускают на тормозах жалобы их жертв. Во-вторых, многое зависит от судьи, который может "вполне не заметить", что по аналогичному делу его коллега уже вынес решение не в пользу поглотителя. В-третьих, в этот жесткий бизнес втягиваются банки, и не только российские, но и иностранные. Ведь без больших денег такое дело не состряпаешь - бюджет недружественного поглощения примерно равен годовой выручке предприятия-жертвы.

Обжалованию подлежит

Череда громких корпоративных конфликтов, связанных с "недружественными поглощениями", наконец привлекла внимание Министерства экономического развития и торговли.

По словам руководителя Департамента корпоративного управления и новой экономики Церена Церенова, вероятнее всего, к лету 2004 года на рассмотрение в Министерство юстиции будут направлены предложения о внесении поправок сразу в несколько российских законов.

Больше всего изменений, по мнению Церенова, потребуется внести в Арбитражный процессуальный кодекс, а также в федеральные законы "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", "Об акционерных обществах".

По словам Церенова, в Минэкономразития предлагают отнести практику рассмотрения корпоративных споров только к компетенции арбитражных судов.

Также, видимо, будет введена процедура обязательной передачи всех дел по спорам акционеров (участников), связанным с деятельностью хозяйственных обществ, включая дела по искам к регистраторам, в арбитражные суды по месту нахождения соответствующего общества. То есть речь идет о введении исключительной подсудности таких дел, не допускающей рассмотрение в ином суде, кроме арбитражного суда по месту нахождения предприятия.

Кроме того, чтобы предотвратить недобросовестное сокрытие от ответчика факта обращения в суд, будут закреплены нормы об обязательном уведомлении в досудебном порядке общества (его участников) о намерении обратиться в суд с требованием, которое может привести к корпоративному конфликту.

Большие лазейки для "недружественных" захватов, по мнению Церенова, представляет и Федеральный закон "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан". Отдельные формулировки этого закона, касающиеся определения круга юридических лиц и их органов, которые могут быть вовлечены в процесс обжалования, дают возможность "поглотителям" использовать их в корпоративных спорах. Известны случаи, когда действия миноритарных акционеров, обжаловавших в суде общей юрисдикции те или иные решения (например, о регистрации итогов выпуска ценных бумаг), буквально разоряли предприятия или приносили им огромные убытки.

"Пытаясь в целом защитить права акционеров, - говорит Церенов, - мы дали миноритарным акционерам достаточно много прав, что позволяет использовать сегодня их иски для передела собственности. С другой стороны, - продолжает он, - вряд ли надо коренным образом ограничивать эти права, а вот отдельные процедуры хорошо бы детализировать".

В связи с этим в законодательство об обжаловании необходимо внести ряд поправок, ограничивающих права миноритарных акционеров на обращение в суды с исками и требованиями, относящимися к вопросам проведения внеочередных собраний акционеров, выпуска дополнительных эмиссий акций, реорганизации акционерных компаний, деятельности держателей Реестра ценных бумаг с учетом прав на акции.

"Нужно пересмотреть и нынешние правовые механизмы по применению арбитражными судами обеспечительных мер, связанных с запрещением регистрации ценных бумаг, уплатой долговых обязательств", - заметил Церенов. Истцу в данном случае планируется вменить в обязанность предоставлять встречное обеспечение на сумму не ниже 500 тысяч рублей. Эта поправка необходима для того, чтобы компенсировать возможный ущерб, который может быть нанесен в результате корпоративного спора акционерному обществу, по поводу которого возник конфликт.

Пожалуй, самые интересные изменения могут коснуться статьи 89 Закона "Об акционерных обществах". Чтобы исключить злоупотребления правами акционеров при приобретении крупных пакетов акций, то есть 30 и более процентов обыкновенных акций общества, покупатель обязан будет предложить всем миноритарным акционерам купить их акции по рыночной цене. Сегодня эта норма распространяется только на АО с численностью свыше 1000 человек. А при внесении поправок "охватит" все акционерные общества, тем самым защитив их от охотников за чужим добром.

Что касается поправок в Закон о регистрации, то в Минэкономразвития полагают, что по искам, согласно которым истцы захотят оспорить процесс регистрации юридических лиц или изменение учредительных документов, нужно будет сократить срок давности до трех-шести месяцев вместо существующих ныне года-трех лет.

Шесть стандартных способов отъема собственности:

- скупка мелких пакетов акций;

- скупка долговых обязательств предприятия;

- целенаправленное занижение стоимости предприятия и приобретение его активов;

- преднамеренное доведение до банкротства;

- оспаривание прав собственности;

- "покупка" менеджеров предприятия.

(По исследованиям ТПП РФ).

Татьяна Зыкова

Инкубаторы для гастарбайтеров  »
Юридические статьи »
Читайте также