Не состязайтесь с бизнесом в хитрости Какое имущество должен оставить за собой город?

В собственности города должны оставаться городская инфраструктура (инженерные сети), и помещения, в которых расположены государственные служащие и государственные учреждения. Причем по последним надо провести ревизию: какие из них действительно нужны? Все остальное нужно передавать бизнесу, то есть приватизировать.

Таким видит будущее государственного имущества сегодняшний гость "делового завтрака" в Северо-Западном представительстве "Российской газеты", председатель комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга Игорь Метельский.

Российская газета: Игорь Михайлович, какая основная задача была поставлена перед комитетом на 2005 год, и насколько ее можно считать выполненной?

Игорь Метельский Формальная задача по наполнению городского бюджета определена была в бюджете на 2005 год - 15,5 миллиарда рублей. Мы ее перевыполнили.

Неформальная же задача на любой год одна: уход государства из сферы экономической деятельности там, где его присутствие не является насущно необходимым.

РГ: А как разграничить государственные и коммерческие функции? Взять жилищно-коммунальное хозяйство, транспорт. Да, по большому счету, образование, медицина тоже несут как государственные функции, так и имеют коммерческую составляющую.

Метельский: Я считаю, осуществление государством тех функций, которые носят одновременно и коммерческий характер, должно идти в рамках госзаказа. Пусть государство нанимает профессиональных менеджеров, предоставляет дотации или субсидии там, где бизнес изначально не выгоден, но необходим обществу. А за собой оставляет функции контроля. В 2005 году мы провели разделение государственного имущественного фонда на три составляющих. Первая - то, что непосредственно используется государственными органами и госучреждениями: комитетами администрации, школами, музеями, театрами. Такое имущество передается на правах хозяйственного ведения и оперативного управления или в безвозмездное пользование. Кроме этого, есть имущество, которое сдается в аренду. В прошлом году был принят закон о предоставлении льгот по аренде . В нем весь арендный фонд разделен на две части. В первой - те помещения, смысл использования которых не в извлечении дохода, а в осуществлении необходимой для города и его гр аждан деятельности. Круг таких арендаторов ограничен некоммерческими организациями, а также аптеками, которые у себя производят лекарства, отпускаемые по рецептам, и предприятиями питания в детских садах, школах, техникумах и вузах. Если же организация хочет извлекать прибыль, она должна работать в рыночных условиях, арендовать недвижимость по рыночным ценам. А социальная поддержка тех или иных видов деятельности должна осуществляться через субвенции коммерческим организациям.

РГ: Какова сегодня ситуация с творческими мастерскими?

Метельский: У нас не было никакого желания никого ущемлять. Было намерение навести порядок в этом вопросе. Дело в том, что контроль за фактическим содержанием и использованием имущества был утерян. Большое количество творческих мастерских использовались как жилье. Причем проживали в них не художники. Кроме того, часть зданий пошла на реконструкцию, часть находилась в аварийном состоянии. Мы провели сплошную инвентаризацию с участием творческих союзов и депутатов. Сейчас в работе находятся подготовленные нами предложения по выделению дополнительных мастерских, взамен тех, которые были утрачены в период реконструкции.

Льготы - это преимущество на рынке, и за них люди начинают бороться. Поддержка художников, или там малого предпринимательства, это хорошо. Но если им дать льготы, все сразу станут художниками или малыми предпринимателями.

РГ: Но, может быть, нужно просто подходить дифференцированно? Если мы поднимаем арендную плату, тот "малый предприниматель", который на деле большой, ее осилит и на рынке останется, а тот, кто на самом деле был мелким, сойдет с дистанции.

Метельский: А вы знаете, как отличить одного от другого? По формальным показателям не получится. Да и почему нужно поддерживать тех, кому удалось сесть в государственном фонде? Нужно решать вопрос с помощью дотаций, льготных кредитов, независимо от того, в государственных, арендованных у частника или собственных помещениях ведется бизнес. Кстати, мы ведь работу по повышению арендной платы проводили постепенно. И публично обсуждалось это решение три месяца. Так что можно было приготовиться.

РГ: Трудно приготовиться к подъему ставки в 10 раз. А ведь такие случаи есть?

Метельский: Есть. Потому что пригороды по методике 1997 года оценивались как заведомо невыгодные с точки зрения ведения бизнеса. Сейчас ситуация изменилась кардинально. Они стали привлекательными, и при этом помещений там не хватает. Была ставка 4-5 долларов за квадратный метр в год, а стала 50 долларов. Мы ведь определяли реальную оценку бизнеса.

РГ: "А если человек с этой оценкой не согласен"? - интересуется наш Читатель Юрий Завьялов.

Метельский: Человек может заказать индивидуальную рыночную оценку помещения. И если она окажется ниже нашей, если в документах не будет никаких отступлений от действующего закона, мы ее без слова примем.

РГ: Одна из задач, которую предполагалось решить повышением арендной платы, - это как раз активное введение помещений в коммерческий оборот?

Метельский: В том числе, хотя это не самоцель. Методика расчета арендной платы меняется медленнее, чем ситуация на рынке недвижимости. И когда придет время платить полную аренду, арендаторы городской недвижимости все равно окажутся в выигрыше. Так что для нас приватизация действительно предпочтительнее. Можно называть это "распродажей государства". Но если есть имущество, а за ним не могут уследить, имущество это уведут. Бизнес всегда умнее, хитрее и предприимчивее, чем государство.

В прошлом году поступление арендной платы в бюджет составило 11,3 миллиарда рублей (это основная часть доходов по нашему комитету), от приватизации получили около 6 миллиардов рублей. Большая часть - за счет продажи акций гостиниц. Мы долго дискутировали в правительстве: по какой цене продавать. Оценка бизнеса, сделанная у ведущих мировых компаний, многим показалась заниженной. Мы отстаивали эту цену, но при максимально открытых торгах, чтобы невозможен стал сговор о цене. Если бы была заранее повышена цена, оставалось бы три-четыре участника, которым проще было бы договориться. А у нас было 14-16 участников, и торги прошли удачно.

Мы будем избавляться от имущества постепенно. В первую очередь от того, которое приносит наименьший доход. К примеру, от помещений, которые сданы в аренду на длительный срок и за весь срок уже проплачено. В год было бы нормально приватизировать порядка 100 тысяч квадратных метров. Притом, что в коммерческом управлении находится примерно 3,5 миллиона, это задача на 35 лет.

РГ: Представитель малого бизнеса Виктор Хлобыстов хочет знать: проблема с предоставлением отсрочки на выкуп помещений для малого бизнеса продолжает оставаться нерешенной?

Метельский: Сейчас готовятся изменения к закону о приватизации. Министерство экономического развития и торговли РФ согласовало снижение для малого бизнеса задатка с 20 до 10 процентов и предоставление рассрочки до 3 лет при выкупе помещений. Но целевой выкуп пока не предусматривается. По поручению губернатора Санкт-Петербурга комитет экономического развития готовит для Государственной Думы такое предложение. С моей точки зрения, арендаторам преимущественное право выкупа дать можно. В целом превышение первоначальной стоимости помещений, выставляемых на торги, по нашим наблюдениям составило от 1,3 до 2 раз. Так что можно было бы сделать целевую продажу с коэффициентом 1,5. Но федеральные власти боятся породить коррупцию на местах.

РГ: Что будет с петербургскими ГУПами?

Метельский: Процесс акционирования государственных унитарных предприятий непростой. Мы испытываем сопротивление со стороны некоторых руководителей. Ведь прежде чем акционироваться, надо навести порядок. А это не всем выгодно. Нужно только оставить в собственности города сетевое хозяйство и найти форму использования этими предприятиями городского имущества.

РГ: Какие задачи поставлены перед комитетом на этот год?

Метельский: Продолжение приватизации и более эффективное использование госимущества. В первом полугодии мы планируем принять новую методику расчета аренды земли. Договоры аренды хотим перевести на рублевый эквивалент. Есть намерение начать брать аренду с почтовых отделений. Сегодня они ничего не платят. А ведь почта активно развивает торговую и банковскую функции. То есть занимается коммерцией.

Мы получили право работать с федеральной собственностью. Готовим предложения по приватизации федеральной недвижимости. А также военного имущества, которого в городе много, и которое военные не могут нормально использовать. Но вместе с тем мы хотим помочь решить военным и их проблемы. В первую очередь в жилищной сфере.

Беседу вел Юрий Звягин

Регионы переводят на казенный счет Минфин поставит под контроль финансы субъектов Федерации  »
Юридические статьи »
Читайте также