Понастроим — будем…

В Санкт-Петербурге, к счастью, нет зданий, полностью аналогичных рухнувшему неделю назад Басманному рынку. Впрочем, и без них хватает: последние комплексные проверки старых зданий проводились в 60-х годах, здания постройки 70—80-х и вовсе тотально не проверялись. В лучшем случае выборочно обследуется содержание фундаментов, кровли и фасадов, причем каждое ведомство отвечает сугубо за «свой» участок и инспектирует только здания по своей принадлежности: скажем, Комитет по спорту — стадионы, Комитет по культуре — цирки. И т. п.

Сейчас правительство города в срочном порядке создает межведомственные комиссии, которые в течение марта проверят объекты, сходные по конструкции с Басманным рынком: крупные торговые и развлекательные комплексы, стадионы, рынки. Впрочем, практика последних лет показывает, что такие авральные проверки вовсе не служат гарантией нашей безопасности (Басманный рынок тоже проверяли год назад, после трагедии аквапарка «Трансвааль» в 2004-м). И на наш взгляд, сегодня главным является не только вопрос, виноват ли архитектор обоих зданий Нодар Канчели или нет, а в том, что ни один город не застрахован от подобных трагедий, в том числе и в самом ближайшем, и в далеком будущем. И вот почему.

В стране практически отсутствует система серьезного мониторинга действующих строительных объектов — дорого. Их проверяют только в авральном порядке, то есть уже постфактум. Качество уже строящихся объектов инспектируют сразу несколько ведомств, однако проверки проводятся выборочно и спонтанно, а полномочия государственных надзорных органов настолько малы, что строителям легче заплатить мизерный штраф, чем строго соблюдать все нормы и правила. Кроме того, во внеавральном порядке проинспектировать действующий объект затруднительно. «Кто нас туда пустит?» — сказал Леонид Притулюк, заместитель начальника Управления государственного архитектурно-строительного надзора в интервью с корреспондентом «ПЧП». По его словам, безнадежно потерян «костяк» любой стройки: высококлассные ИТР, прорабы, рабочие высшей квалификации — выпускники ПТУ. Разрушена существовавшая раньше стройная система надзора в строительстве. Раньше горе-строителей можно было наказывать рублем, причем штрафы были настолько ощутимы (до миллиона рублей), что второй раз нарушать СНиПы заказчик или подрядчик вряд ли могли себе позволить. «А сейчас знаете, какой максимальный штраф? 10 тысяч рублей! За особо вопиющее нарушение — 20 тысяч! Постоянно отслеживает качество строительного процесса сам заказчик. Хорошо, если это крупная компания. А вот что могут понастроить фирмы-однодневки, даже сказать страшно», — заявил госинспектор.

По мнению специалистов, нынешние техногенные катастрофы напрямую связаны с отсутствием в стране грамотной строительной политики. В России, ежегодно вводящей в строй миллиарды квадратных метров жилья, упразднено Министерство строительства и разогнан Госстрой. Принятый 2 года назад Закон о техническом регулировании также не действует — за 2 года не вышло ни одного подзаконного акта.

На банальный, но очевидный вопрос «Почему все рушится?» профессионалы строительного рынка отвечают с нескрываемой горечью и метафорично: потому, что старое развалилось, а нового не построили. Вернее, строят — и теперь мы знаем как.

Марина Бойцова

Компенсация : Детям репрессированных родителей  »
Юридические статьи »
Читайте также