Мариинский политтеатр: Депутатские забавы с референдумами

Минувшей осенью инициативная группа петербуржцев вознамерилась организовать беспрецедентный референдум. В случае его проведения горожанам представилась бы возможность проголосовать за закон, который сделал бы судебную власть Петербурга более независимой от двух других властных ветвей северной столицы. Еще в ноябре горизбирком признал правовую корректность подобной постановки вопроса, но для запуска референдума необходимо было формальное согласие ЗакСа. Его председатель Вадим Тюльпанов известил об этой инициативе главу Центризбиркома, обоих всероссийских спикеров, премьер-министра и президента. Затем наступила трехмесячная пауза, хотя закон отводит парламентариям на принятие решения всего 20 дней.

Организаторы референдума уже давно подали судебный иск, намереваясь привлечь своих избранников к ответственности за бездействие. Такое развитие событий чревато не только серьезной потерей престижа, но и перспективой досрочного роспуска ЗакСа. Возможно, именно это опасение подвигло петербургских парламентариев на прошлой неделе попытаться дать ответ по существу, но они так и не выбрались из правовых дебрей. Наиболее продвинутые депутаты чутко уяснили разницу между отказом ЗакСа в проведении референдума или в неприятии никакого решения. В обоих случаях депутатскому корпусу придется держать ответ в суде, но лишь во втором варианте маячит реальная ответственность за бездействие…

Прекрасно это понимая, председатель Комитета по законодательству Игорь Михайлов взялся отыскивать правовые прорехи выносимого на предполагаемый референдум вопроса. По его мнению, возможное увеличение срока судейских полномочий с 6 до 10 лет больно ударит по городскому бюджету. Г-н Михайлов также горячо уверял, что одобренный на референдуме закон о судебной власти городские законодатели могут в дальнейшем «перелопатить» до полной неузнаваемости, а губернатор — заветировать. В ответном слове депутат Сергей Гуляев искренне подивился «правовым пробелам» главы Комитета по законодательству. Ведь после одобрения на референдуме любой закон вступает в силу автоматически, вне зависимости от воли того или иного органа власти. Достаточно вспомнить принятие нынешней российской Конституции . Да и возможное увеличение срока полномочий судей, которые и так могут быть переизбраны на второй срок, не только не разорит, но, вполне вероятно, даже сбережет городскую казну.

Представитель губернатора в ЗакСе Михаил Бродский вновь принялся оперировать юридическими категориями: на референдум не могут выноситься вопросы, не только «затрагивающие финансовые обязательства», но и касающиеся изменения состава и полномочий органа власти. Кроме того, по его словам, «вопрос на четырех страницах не может не иметь неоднозначного толкования»… «Наше Собрание — такое место, где люди часто говорят все, что им вздумается. Но отсебятина должна иметь границы, — с не свойственной ему резкостью возразил Михаил Амосов. — Неужели от имени губернатора никогда не вносились тексты более четырех страниц?» Что касается «толщины рассматриваемого вопроса», то, как напомнил депутат Гуляев, Европейская конституция и вовсе занимает 670 листов…

Когда от дебатов перешли к делу, стало еще веселее. Сначала в режиме поименного голосования за принципиальное одобрение проведения референдума высказались 35 парламентариев. Затем 22 депутата поддержали поправку Игоря Михайлова, меняющую смысл документа на прямо противоположный. Таким образом, с интервалом в несколько минут с десяток народных избранников умудрились проголосовать за две взаимоисключающие формулировки. Окончательно принять постановление не удалось из-за внезапной, но вполне прогнозируемой пропажи кворума. «Хватит мухлевать!» — не сдержался депутат Гуляев и моментально получил от спикера замечание за неэтичное поведение. Хотя куда больше оснований для такого порицания своим вольным обращением с законотворчеством заслужило молчаливое депутатское большинство ЗакСа.

Михаил Кореневский

Экспортная пошлина на нефть достигнет рекорда  »
Юридические статьи »
Читайте также