А вдоль Невского казаки с плетками стоят – и тишина

Это граф Толстой полагал, что главные черты казаков – «любовь к свободе, праздности, грабежу и войне». Президент Путин, подписавший в декабре прошлого года закон «О государственной службе российского казачества»

Казацкая вольница – в прошлом. Упомянутой Львом Толстым «любви к свободе» современные казаки предпочитают бюджетное финансирование и особые преференции, полагающиеся по договору с органами власти за несение государственной, гражданской, военной и правоохранительной службы. Уже (еще?) не от самодержца, но из рук полномочных представителей президента получают свои главные чины не проходящие военную службу казаки. Но все обещанные государством блага касаются только «казаков в законе», то есть членов тех казачьих обществ, что внесены в соответствующий государственный реестр. Документы о регистрации и вопрос включения казачьего общества в этот самый реестр рассматриваются опять-таки в полпредствах президента. И только потом, если там будет дано добро, отправляются в Федеральную регистрационную палату. Впрочем, окончательной ясности с правовым статусом объединений казаков еще нет. Казачье руководство (часть которого сменила былые симпатии к ЛДПР на плодотворное сотрудничество с «Единой Россией») теперь сетует на принятый с помощью партии власти закон о некоммерческих объединениях. «Правила регистрации стали намного жестче, – жалуется новоизбранный атаман Северо-Западного окружного казачьего общества депутат петербургского Законодательного собрания Виталий Мартыненко. – Мы оказались в сложном положении: с одной стороны, казачьи объединения – это общественные организации, с другой – они должны быть включены в государственный реестр». Впрочем, Мартыненко надеется, что для казачьих обществ придумают особый правовой статус. Однако считает необходимым уже сейчас приступить к решению главной задачи – претворению в жизнь нового федерального закона.

Начиная с 1993 года российский парламент девять раз пытался принять закон о казачестве. Но только последний его вариант, сочиненный уже не на Охотном Ряду, а в Кремле, удовлетворил амбиции казаков, всегда претендовавших на роль особого сословия. В самом деле, какая еще категория граждан Российской Федерации наделена сегодня правом проходить военную службу в особых, специально для нее сформированных подразделениях? Или «наводить порядок» на наших улицах? И это при том, что само казачество о законе и правопорядке имеет подчас отличное от общепринятого и, скажем так, довольно специфическое представление. Его иллюстрируют сводки информационных лент, то и дело сообщающие о том, как казаки какой-нибудь станицы отправляются вершить собственный суд над теми, кого они сочли виновными, – не дожидаясь результатов расследования и официального судебного вердикта. Или приговаривают к публичной порке очередного «обидевшего» их журналиста.

В Петербургском парламенте нынче заседают уже два атамана – Аркадий Крамарев (городской) и Виталий Мартыненко (окружной). Любопытно было узнать, как депутатам удается совмещать в одной голове казачьи и парламентские представления о законе. И каково их отношение к такому проявлению казачьих традиций, как самосуд?

– Скажите мне, пожалуйста, а где исполнили хоть один приговор о битье плетьми? – совсем по-одесски отвечает вопросом на вопрос Аркадий Крамарев. – Мне известен только один случай, когда на Кубани действительно выпороли одного кавказца – за то, что приставал к станичным девицам. А вообще такие приговоры объявляются скорее в порядке шутки.

– Просто так заявлять о выносимом наказании, ради пафоса – неправильно, – считает Виталий Мартыненко. – Если же имеется продолжение с какими-то последствиями – это поддерживает ту атмосферу, что традиционно свойственна казачьему кругу, реально выражает их волю. Хотя такое допустимо лишь при закрытом собрании казаков. А мы же хотим туда приглашать вас, представителей интеллигенции, администрации города...

Что же касается случаев, когда толпа отправляется вершить свой суд, – их Аркадий Крамарев характеризует как «общественные беспорядки», к которым он относится крайне негативно. Но, как подчеркивает при этом Крамарев, «беспорядки порождаются, как правило, долгим бездействием властей, не желающих принимать никаких мер в отношении тех, кто совершает преступления – открыто торгует наркотиками, например».

Или, добавим, – разжигает национальную рознь. Объявляя врагами русского народа поголовно всех цыган, уличив в противоправных действиях одного из их соплеменников. Требуя выселить из Краснодарского края или Ростовской области всех «не русских» беженцев. Выкрикивая «любо!» антисемитским речам генерала Макашова.

Все обвинения в проявлениях ксенофобии и национализма, обращаемые в адрес казачества, Аркадий Крамарев отметает. Если где-то кто-то и был замечен в националистических акциях – так это «неправильные» казаки. Отпочковавшиеся от «правильных» в ходе очередного раскола. Аркадий Григорьевич убежден: «Нет более толерантной части населения российского, чем казаки». И напоминает, что во времена оны в казачьем войске служили не только православные христиане, но и мусульмане-ингуши, и буддисты-калмыки. Даже евреи (из числа тех, вероятно, что спаслись от погромов) – они «выполняли хозяйственно-финансовые функции».

Атаман Мартыненко признает: «К нам проникают молодые люди с националистическими склонностями, желающие реализовать себя в казачестве». Но, по его словам, таких казаки Северо-Запада не поддерживают. Мартыненко пообещал «разбираться с этим и пресекать» и выразил надежду на то, что «влившийся в казачество» генерал-майор контрразведки Парфенов «займется именно отсеиванием». Окружной атаман также заявил, что «проблема скинхедов и националистических настроений в Санкт-Петербурге стоит очень остро, и казаки готовы ее решать». Главной же задачей в этом направлении атаман Мартыненко назвал «поддержку той политики, которую проводит губернатор города Валентина Ивановна».

Впрочем, горячие заверения в толерантности не помешали Виталию Мартыненко, коснувшись планов организации казачьих постов на границе Северо-Запада, заявить буквально следующее:

«Очень остро стоит проблема Псковской области – приезжают эстонцы, приезжают латыши. Рассказывают, что они в близлежащие деревни приходят и говорят: вы уезжайте, иначе завтра мы либо вас зарежем, либо спалим. Это целенаправленно сейчас идет именно со стороны Прибалтики».

Должно быть, Виталию Евгеньевичу, столь часто меняющему свою партийно-фракционную принадлежность, нелегко отойти от риторики жириновцев. Тем более когда за спиной казаки с плетками стоят.

Татьяна Лиханова

Странная штучка - "серая" получка  »
Юридические статьи »
Читайте также