Бизнес-проект "Петербург" Зачем Петербургу генеральный план?

В ЗакСе рассматривается законопроект об утверждении нового генерального плана города . Генплан - главный документ, на который будет опираться градостроительная политика в северной столице в ближайшие 20 лет, он затрагивает права и интересы всех горожан различных социальных слоев, бизнеса и органов власти. Основной вопрос - как в проекте генплана эти интересы отражены, сбалансированы.

В генплане явно виден перекос в сторону интересов бизнеса и власти. Ключевым словом является "развитие". Нередко (даже в одном источнике!) вместо "Генеральный план Санкт-Петербурга", как это предусмотрено законодательством, говорится "Генеральный план развития Санкт-Петербурга". Что же это за развитие, до каких пределов развитие и какой ценой, за счет чего?

Развитие может быть качественным, интенсивным; и количественным, экстенсивным. Человек рождается, растет до определенного предела, а затем развивается только качественно, как личность. Любое развитие должно иметь оптимум. Законы экологии, законы природы требуют ограничения вмешательства человека в природные комплексы, а законодательство об охране окружающей среды требует установления таких пределов. Об этом говорится в Хельсинкской конвенции по защите Балтийского моря. Напротив, интересы корпоративные (ведомственные или частного бизнеса) по природе своей беспредельны. И ведомства, и бизнес хотят развиваться и жить вечно. Только государство, только политическая воля руководства может и обязано перед обществом регулировать эти процессы, ограничивать экстенсивное развитие, исходя из общих интересов и законов природы и руководствуясь принципом разумной достаточности.

Пределы экстенсивного развития Петербурга как раз должны быть определены его новым генпланом. Но их нет. Напротив, в генплане мы видим освоение и создание путем намыва новых территорий под строительство -для обеспечения работой строительного бизнеса. Разумеется, за счет уменьшения площади земель сельхозиспользования и занятых лесами. До недавнего времени это были особо охраняемые леса 1-й группы, но из-за некоторых юридических уловок их стали рассматривать как городские леса, которые гораздо проще отвести под строительство. Существующая система лесопарков в генплане перекраивается, некоторым из них предлагается придать статус парков (например, у озера Сестрорецкий Разлив), а это совсем не то же, что лес. Значительные территории городских лесов (примерно 10 тыс. га и в качестве "малоценных"!) предназначаются под индивидуальное жилищное строительство. Ясно, что это будут пригородные особняки "элиты". Последний лесной массив к северу от города разрезается трассой Западного скоростного диаметра. Причем в генплане трасса его северного участка смещена к востоку по сравнению с "Актом выбора трассы" и материалами "Концепции Генерального плана". Это смещение означает, что дорога пройдет по уникальной моренной гряде, поросшей прекрасным хвойным лесом и представляющей очевидный интерес для строителей и лесозаготовителей. Ради этого в проектных материалах даже изменили расположение особо охраняемой территории - "Левашовский лес".

В лесопарках совершенно верно с позиции экологических требований предлагается запретить любое строительство, но, оказывается, за исключением(!) крупных рекреационных объектов. Так, в Сестрорецком лесопарке предлагается построить зоопарк, ботанический сад, этнопарк "Человек и среда", парк отдыха и развлечений. Вот что теперь понимается под рекреацией, т. е. отдыхом, - не прогулки в лесу, а развлекательный бизнес.

Что же останется от леса? Строительства в лесу не бывает. Бывает только вместо леса, с изъятием территории из природной экосистемы. Оценка таких изменений и должна быть главным экологическим аспектом генплана. В нем же традиционно под "экологией" понимают сбросы и выбросы загрязняющих веществ в окружающую среду. Чего там, строительство дамбы попало в раздел "Улучшение экологической обстановки и охрана природы" и названо воплощением мечты многих поколений петербуржцев. Дамба стала "экологическим объектом"!

Наиболее ярко выделяются масштабные затратные стройки, т. н. стратегические проекты, в том числе и на территории Ленобласти: дамба, Кольцевая автодорога, Западный скоростной диаметр, порты, железнодорожные обходы, новая трасса Волго-Балтийского водного пути по Вуоксе с выходом на Выборг. За дамбу и за разработку подводных карьеров мы заплатили деградацией экосистемы Невской губы с далеко идущими последствиями. Плата общества за стройки сомнительной необходимости - незаконные карьеры, уничтоженные леса, - весьма возможно, невосполнимый ущерб паркам Стрельны, Петергофа, Ломоносова. Предлагаемые железнодорожные обходы, очень похоже, также отвечают требованиям портового бизнеса. При этом они на юге предусмотрены в непосредственной близости от парков южного побережья залива, а на Карельском перешейке вторгаются в те его районы, в которых пока еще сохранилась какая-то природа и которые в недалеком прошлом предполагалось сделать национальным парком (о чем, видимо, уже забыли). За эти многомиллиардные проекты обществу придется заплатить природой Карельского перешейка, уничтожением реки Бурной, Лосевскими порогами. Для того чтобы эффективнее вывозить из России природные ресурсы. Как долго? Лет десять, двадцать? Но природные комплексы будут уничтожены навечно.

Кстати, в правительстве Ленобласти рассматривается совсем другой вариант прохождения трассы железнодорожного обхода на участке Парголово-Выборг, чем в проекте генплана, но в петербургском правительстве об этом или не знают, или считают свой вариант лучшим. Более того, наше правительство не согласовало проект генплана с правительством Ленобласти, как того требует Градостроительный кодекс . Такое отношение, по меньшей мере, неуважительно.

Аналогичный подход мы видим и в истории со строительством морского пассажирского порта на Васильевском острове. По мере развития идеи к строительству порта добавилось строительство "элитного" жилья, деловых и развлекательных центров. Соответственно, предполагаемый размер намывной территории в Финском заливе вырос с нескольких десятков до почти пятисот гектаров. Серьезные работы по намыву грунта, изменению береговой линии, по перемещению загрязненных грунтов предполагаются и при строительстве Балтийской жемчужины, а еще большие - на соседних территориях и акваториях. Намывать - означает взять грунт на дне Финского залива, уничтожить нерестилища, места кормежки рыбы, окончательно добить экосистему Невской губы. Питерские рыбаки хорошо знают последствия: корюшка пропадает. Предусмотренное генпланом развитие промзоны Шушары заслуживает очень взвешенной оценки - ведь совсем близко Пулково (и обсерватория, и аэропорт) и парки Пушкина и Павловска. Не пришлось бы заплатить их деградацией за "развитие" интересов рынка. Почему правительство Петербурга до утверждения генплана приняло проект планировки района, который народ окрестил как "китайский квартал"? Почему губернатор подписывает соглашение о строительстве до утверждения генплана, как будто положительное заключение экспертиз и положительное решение ЗакСа предопределены?

А что же экологическая экспертиза? Она была проведена в экстренном порядке, с серьезными нарушениями законодательства, без протоколов общественных обсуждений, без заключения экспертизы Роспотребнадзора, без заключения Невско-Ладожского водного управления, которое отвечает за состояние Невской губы. Неудивительно, что экологической экспертизой отмечена "ярко выраженная экологическая направленность" генплана. По-видимому, это подразумевает и превращение Вуоксы в дублера Волго-Балта, и колоссальные преобразования в Финском заливе, и значительное уменьшение территории питерских лесопарков, и изъятие городских лесов под строительство, и прокладку высоковольтного кабеля по Юнтоловскому заказнику. Проведение этой экспертизы до завершения общественного обсуждения отсекло желающих провести общественную экологическую экспертизу.

Так или иначе, проблему оптимизации размеров города и, следовательно, прекращения его роста вширь решать когда-нибудь придется. Не "развиваться" же ему до Ладоги, Финляндии, Нарвы, до Бологого, где он соединится с "развивающейся" Москвой?! Но наши руководители предпочитают оставлять эту трудную задачу своим преемникам. Ведь "эффективно" работает такой простой и удобный механизм: появляется инвестор с бизнес-идеей, у некоторых чиновников кружится голова от предвкушаемых успехов. Идея превращается в бизнес-проект, который высокопоставленные чиновники проталкивают на всех уровнях, вплоть до самых высоких. Критерий один - окупаемость, выраженная в деньгах. Ущерб обществу и природе - не в счет. Раньше подобный стиль руководства назывался волюнтаристическим. Последствия его для страны, для общества, для природы хорошо известны. Не пора ли жить по закону? Иначе ущерб обществу будет невосполним. А генплан Петербургу, конечно же, нужен. Только такой, в котором учтены интересы не только Его Величества Рынка, но и жителей города и который опирается на объективные возможности природы вместить крупнейший северный мегаполис мира.

Владимир Чернышев, действительный государственный советник Санкт-Петербурга 3-го класса

В Петербурге нашли 100 га леса Намывные территории "размыли"  »
Юридические статьи »
Читайте также