Гарантия без гарантий

Проект закона о гарантировании банковских вкладов населения маринуется в Государственной думе уже не первый год, его рассмотрение в первом чтении в очередной раз перенесено на осень.

И хотя шансы на его принятие остаются большими, повода торжествовать по поводу открывающихся возможностей для банковской системы нет. Или, если быть точнее, уже нет.

Вкратце суть закона сводится к тому, что банки в обязательном порядке будут отчислять взносы в систему обязательного страхования депозитов, которая, в свою очередь, будет возмещать часть средств вкладчикам банка-участника в случае неплатежеспособности последнего. Целями принятия данного закона являются повышение доверия населения к банковской системе, снижение рисков банков и создание конкурентной среды на рынке финансовых услуг.

Идея закона вынашивалась в течение нескольких лет еще до кризиса 1998 года, однако лишь после него она начала воплощаться в реальный законопроект. Отток средств частных вкладчиков из негосударственных банков, в том числе и в результате реструктуризации последних, привел к усилению монополии Сбербанка на рынке банковских услуг и стал поводом для усиления позиций лоббистов страхования банковских депозитов.

Необходимо отметить, что страхование депозитов не является чисто российским изобретением — аналогичная система действует в США, в большинстве европейских государств, в том числе и в странах Восточной Европы, причем большинство систем страхования депозитов было создано в 70-80-х годах ХХ века, то есть сравнительно недавно.

В целом идея страхования депозитов является здравой, особенно учитывая существующую мировую тенденцию к постоянному укрупнению финансовых институтов, что приводит к снижению риска каждого отдельного банка, с одной стороны, и усиливает потенциальные проблемы системы таких институтов при крахе одного из них — с другой. Тем не менее рискну утверждать, что предлагаемый законопроект, во-первых, не во всем удовлетворяет интересам банковских вкладчиков, а во-вторых, не вполне соответствует провозглашаемым его разработчиками целям.

Сложившаяся в России система из Сбербанка, де-факто имеющего государственные гарантии по своим операциям, и коммерческих банков, действующих без каких-либо явно оговоренных государственных гарантий, в большей степени соответствует интересам потребителей, чем система обязательного государственного страхования, уже хотя бы благодаря более широкому спектру существующих на рынке депозитов предложений. Более разумным шагом по отношению к клиентам банков было бы введение добровольного страхования вкладов, осуществляемого частными вкладчиками в индивидуальном порядке. Отсутствие в России такой системы добровольного страхования свидетельствует об отсутствии заметного интереса вкладчиков к такой услуге, хотя в этом случае значительную роль играет и то, что на российском рынке нет страховщиков, способных принимать на себя такие крупные риски.

Фактически сейчас вкладчик стоит перед выбором между более рискованными, но более доходными депозитами в негосударственных банках, и гарантированными государством вкладами в Сбербанке, имеющими более низкие процентные ставки. Новый закон лишит вкладчика этого выбора, заставляя готового к риску клиента искать альтернативные инвестиционные инструменты.

Рост доверия населения к банкам вряд ли произойдет только благодаря самому факту введения системы страхования. Страховщику (в лице создаваемого страхового фонда) еще придется доказать свою надежность, накопить кредитную историю, причем более или менее серьезное доверие к нему может возникнуть только после того, как он сможет компенсировать убытки вкладчикам, понесшим реальные потери в результате неплатежеспособности своего банка. До тех пор его страховка останется лишь не очень понятным обещанием.

Эффект от роста доверия населения к банковской системе тоже остается сомнительным. Если предположить, что около 50 млн вкладчиков (работоспособное население страны) внесет по 20 тысяч рублей (размер вклада, полностью покрываемого страховкой), то суммарный объем депозитов населения составит порядка 1 трлн рублей — лишь немногим больше, чем уже существующий (и гарантированный) объем вкладов в Сбербанке.

Снижение рисков банковской системы благодаря более стабильным остаткам на счетах клиентов — частных лиц произойдет лишь после того, как последние действительно поверят в способность системы страхования депозитов возмещать ущерб от банкротства банка. С другой стороны, стабильность привлеченных средств будет способствовать осуществлению более рискованных инвестиционных и кредитных операций самого банка, так что суммарный эффект может вполне оказаться и негативным.

Наконец, повышение конкурентности на рынке банковских услуг вследствие введения обязательного страхования тоже остается под вопросом. Если проследить соотношение между средствами частных лиц, привлеченных Сбербанком и 10 крупнейшими по этому показателю коммерческими банками, то можно увидеть, что оно постоянно меняется на протяжении всего посткризисного периода. Если на начало 2001 года оно составляло 8,8 раза, то уже через год — 6,8, а в начале этого года — 5,3 раза. То есть коммерческие банки не только не теряют позиции на рынке депозитов, но и постепенно отвоевывают долю у Сбербанка. И хотя последний до сих пор контролирует более двух третей рынка, при нормальном развитии экономики страны шансов остаться монополистом у него нет и при отсутствии системы страхования вкладов в коммерческих банках.

Кому же безусловно выгодно создание системы гарантирования вкладов? Пожалуй, государству в лице правительства и Центробанка. Несмотря на отсутствие формальных гарантий банкам, именно федеральный бюджет и ЦБ РФ в конечном счете оплатили часть требований вкладчиков к банкам, разорившимся в 1998 году. После введения системы обязательного страхования вкладов эта часть "социальной" ответственности правительства перейдет к страховому фонду. Кроме того, правительство получит и дополнительный источник финансирования дефицита бюджета — ведь, согласно закону, именно в государственные бумаги будут вкладываться собранные в фонд гарантирования вкладов средства.

Тарас Бондарь

Автор — эксперт Дойче банка

Валерий Сердюков увидел землю  »
Юридические статьи »
Читайте также