"Дефолт по Тарасевичу" доказан прокуратурой?

Беспримерной хозяйственной деятельностью ректора Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов (СПбГУЭФ) Леонида Степановича Тарасевича "Версия в Питере" интересуется уже давно. История эта полна драматичных моментов, но, увы, пока далека от завершения, поскольку экономическая политика уважаемого руководителя по-прежнему покрыта глубочайшей коммерческой тайной. Даже проверка прокуратуры Санкт-Петербурга лишь частично приподняла завесу странной мистерии.

Награда нашла героя

Несмотря на то что хозяйствует Леонид Степанович во вверенном учебном заведении уже 14 лет, проверку стражи закона проводили только по последним пяти годам. Потому, возможно, представители прокуратуры и не заметили, что за три пятилетки зарплата профессорско-преподавательского состава стала в СПбГУЭФ едва ли не самой низкой по стране. О материально-технической базе ведущего финансового университета, если откровенно, не хочется и говорить.

Но ректор продолжает руководить и даже получать награды. Например, почетный нагрудный знак "За содействие МВД". Любопытно, конечно, узнать, в чем именно содействие выражается? Уж не в раскрытии ли махинаций с незаконным взиманием со студентов денег за обучение?

Заслужил - получи

Это ноу-хау ректора Тарасевича воплощается в жизнь под видом исторического эксперимента, тяжесть которого взвалил на свои плечи другой Тарасевич - Алексей Леонидович, декан общеэкономического факультета того же университета, и это "потребовало очень больших усилий, твердости и дипломатии". Действительно, дипломатия Алексею Тарасевичу нужна немалая, ну не брякнешь же просто так студенту-двоечнику: давай-ка, дружок, плати. Куда дальновиднее облечь финансовые отношения в форму "пожертвований". Ты нам, школяр, - пожертвование на книжки-методички-колбы-реторты, а мы тебе - "трояк". А ежели от души пожертвуешь, глядишь, и "пятак" натянем... Впрочем, эти инсинуации к Алексею Леонидовичу не имеют ну ровным счетом никакого отношения. Он и сам подтвердит.

Но эксперимент продолжается, и уже дал отличные результаты. Новаторский опыт используют теперь и коллеги по преподавательскому цеху, даже развивают и совершенствуют. Хочешь в академический отпуск? Пожалуйста, только приложи к заявлению квитанцию о внесении "пожертвования" на счет института и отдыхай хоть до второго пришествия.

Благодаря хитроумным поборам, нарушающим ст. 2, п. 4 и ст. 29 федерального закона "О высшем и послевузовском образовании" , ст. 45, п. 3 федерального закона "Об образовании" и пп. 4-5 Правил оказания платных образовательных услуг , родственники получили со студентов более 2 миллионов рублей. В этом плане польза эксперимента очевидна. Но способствует ли он повышению качества образования - еще вопрос, ведь такая система обучения, прежде всего, позволяет решать проблемы с успеваемостью нерадивых и недобросовестных студентов. Интересно, какой жизненный и профессиональный опыт приобретут они в результате "жертвенного" обучения, какое мировоззрение освоят? Не говоря о более прозаических вещах - скажем, о признаках преступления, предусмотренного ст. 285 Уголовного кодекса РФ . Ведь в этих взиманиях налицо присутствует злоупотребление должностными полномочиями, влекущее нарушение прав и законных интересов граждан.

Хотя есть и те, кто думает иначе.

Не счесть алмазов

Не менее грандиозны заслуги уважаемого профессора в использовании и сохранности вверенного ему государственного имущества. Недавняя проверка комиссии Территориального управления Росимущества показала удивительные достижения Леонида Степановича в этой области. Оказалось, что в СПбГУЭФ вообще не использовались рыночные цены при заключении договоров аренды на объекты недвижимости. Значит, скрывалась прибыль и занижалась налогооблагаемая база с площадей, которые были сданы в аренду. "В период заключения договоров в соответствии с п. 4 ст. 27 названного Федерального закона (речь идет о законе РФ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании". - Прим. ред.) и п. 133 Устава СПбГУЭФ сдача в аренду имущества, закрепленного за университетом, могла осуществляться только с согласия Ученого совета по рыночным ценам", - между тем напоминает ректору заместитель прокурора Петербурга А. Корсунов.

Выяснилось, например, что Институт информатики, технологии и экономики, присоединенный к СПбГУЭФ и получивший для этого от КУГИ дом в Майковом переулке, 4, так и не начал работать. Для каких целей более семи лет использовал господин Тарасевич это здание, выяснить не удалось даже прокурорской проверке. Другой объект ректорского хозяйствования - здание на проспекте Косыгина, 19/3-А - передан в аренду некой фирме "Центр-1", благополучно сдающей его в субаренду, за которую университет почему-то отказался получать прибыль по коммерческим ценам. Видимо, "работать с жертвующими студентами" выгоднее и надежней. Есть и другие не менее интересные факты приложения финансового гения Леонида Степановича. Некая фирма "Оптиум" уже давно и прочно обосновалась на территории вуза и вообще не платит аренды... Или платит, но не в кассу СПбГУЭФ?

Хотя что там разные "Оптиумы"! Среди партнеров Леонида Степановича фигурируют куда более весомые организации. В ноябре прошлого года он доложил Ученому совету о нескольких финансовых структурах, включая Внешторгбанк и Ассоциацию банков "Северо-Запад", якобы оказавших неоценимую помощь в организации студенческой производственной практики. Вероятно, запамятовал ректор, что кредитные учреждения почему-то платили университету весьма скромную аренду. Скажем, если бы неоценимая помощь банкиров подтверждалась реальной оплатой за снятые помещения, студенты СПбГУЭФ могли бы каждый год практиковаться почти на миллион долларов. Вот это был бы масштаб! Вот это впечатляет!

Впрочем, по экспертным оценкам, известным профессорско-преподавательскому составу СПбГУЭФ, общие потери университета с начала девяностых по наши дни могут вполне исчисляться в 100 миллионов долларов. Эксперты заблуждаются? Университет сдает в аренду помещения на канале Грибоедова, 34 (арендует Межотраслевой институт повышения квалификации), на канале Грибоедова, 30/32 (ООО "Бизнес-пресса" и ОАО "Мобильные телесистемы"), на Садовой, 21 (Ассоциация банков "Северо-Запад", Внешторгбанк), на проспекте Косыгина, 19/3-А (ООО "Центр-1), на Апраксином переулке, 13 (спортклуб "Грифон")... Попробуем допустить, что реальная арендная ставка в центре города составляет 25 долларов за квадратный метр. Но даже тогда простые арифметические действия, известные не финансовому гению Леонида Тарасевичу, а обычному первокласснику, показывают, что 15 тысяч квадратных метров (общая площадь сдаваемых университетом помещений примерно такова) за 14 лет аренды должны были принести 63 000 000 долларов прибыли.

Ну и, конечно, любимое детище Леонида Степановича - бывший университетский факультет повышения квалификации, переименованный в Высшую экономическую школу (ВЭШ), а затем в Межотраслевой институт повышения квалификации (МИПК). В течение девяти лет ректор СПбГУЭФ в своих отчетах перед трудовым коллективом называл МИПК структурным подразделением университета. И только в 2005 году выяснилось, что бывшая ВЭШ давно стала самостоятельной организацией, которая должна платить деньги университету за коммерческую аренду. Устами советника юстиции Корсунова этот факт подтверждает и прокуратура Петербурга: "В здании по каналу Грибоедова, 34 располагается ГОУ "Межотраслевой институт повышения квалификации и переподготовки руководящих кадров Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов", являющийся самостоятельным юридическим лицом. Однако между СПбГУЭФ и МИПК отсутствует договор по пользованию указанным помещением. Оплата за пользование зданием на счет университета не поступает".

Куда ушла прибыль, исчислявшаяся десятками миллионов долларов, по сей день коммерческая тайна Леонида Степановича. Попутно не афишируются перед представителями государства и солидные объекты налогообложения - в нарушение не только Налогового кодекса , но и ст. 199 УК РФ.

И красный орден на груди

Есть у уважаемого ректора еще одна награда - орден "За заслуги перед Отечеством". Эти заслуги, вероятно, и учла прокуратура Санкт-Петербурга, лишь слегка пожурив заслуженного орденоносца за нарушения законодательства РФ, мягко порекомендовала ему "принять меры".

И, конечно же, меры были приняты. Как не пойти навстречу вежливой просьбе? "Уважаемые члены Ученого совета! - тут же воззвал ректор к коллегам. - В письме прокуратуры было предложено принять меры по надлежащему оформлению документов. В связи с этим предлагаю..."

Очень изящно обставил Леонид Степанович скандальную ситуацию! И вот уже по его личному предложению кое-кому из арендаторов назначена плата за пользование вузовскими площадями, ну, тем, кто поменьше и попроще - на чердаке, в хозблоке... А что до многолетней исчезнувшей прибыли от деятельности МИПК, то на этом же заседании Ученого совета господин Тарасевич провел решение и на его основании издал приказ, вновь включающий бывшую ВЭШ в структуру университета (тем самым, кстати, признав незаконность собственных прежних действий). Предположим, институт возвращен. Но как быть с возвратом денег? К кому обратить соответствующие претензии?

А получает ли вуз депозитивные проценты со свободных денежных средств, находящихся 14 лет на счетах коммерческих банков? Например, с АКБ "Морской промышленный банк", основным акционером которого является Алексей Леонидович Тарасевич? Не в результате ли такого маленького семейного бизнеса летят мимо университета миллионы долларов, нищие профессора задумываются о пользе завышенных оценок, а студенты... усердно учатся финансовой недобросовестности. Какую же смену готовит уважаемый профессор?

Прокуратура Петербурга подтвердила "дефолт по Тарасевичу" (кстати, в максимально сдержанной и корректной форме). "...Предлагаю принять меры к надлежащему оформлению документов по регистрации прав на принадлежащее университету имущество и договоров аренды. О принятых мерах прошу сообщить в прокуратуру города", - завершает свое обращение к Леониду Тарасевичу заместитель прокурора. Но с момента этой почтительной просьбы (почему-то заменившей возбуждение уголовного дела) прошло уже два месяца. Но явных перемен в финансово-хозяйственной практике ректора СПбГУЭФ, похоже, не отмечается, и "кузница финансовых потерь" работает на полную мощность. "Рыночные цены", по которым якобы сдается в аренду имущество университета, остаются секретом даже для Ученого совета. Вопрос, что называется, встает ребром: кто и как вернет университету "исчезнувшие" миллионы?

Вероятно, правоохранительным органам пора учесть всероссийский уровень данного вуза, достойный федерального рассмотрения. Слово за Генеральной прокуратурой РФ. Уголовной кодекс РФ в части 285-й и 199-й статей ждет своего применения.

Версия Павла Луспекаева

Путин подписал федеральный закон "О противодействии терроризму"  »
Юридические статьи »
Читайте также