...Невозможно отказаться

Внесенный президентом в Госдуму проект закона об избрании губернаторов законодательными собраниями по его представлению оказался вполне предсказуемым по содержанию. В том числе в той его части, которая касается процедуры избрания.

С самого начала было понятно, что она будет аналогична процедуре согласования Госдумой кандидатуры премьер-министра, описанной в 111-й статье Конституции. И скорее всего, в случае отказа депутатов утвердить представленного им "сверху" кандидата в губернаторы последует роспуск регионального парламента.

Именно так теперь и предложено. После второго несогласия с внесенным предложением соответствующее Законодательное собрание (или иной по названию орган) распускается, назначаются новые выборы, а губернатор - теперь уже напрямую - назначается президентом.

Вполне предсказуемой стала и вторая аналогия с Конституцией - на сей раз с 117-й статьей: региональные депутаты могут выразить недоверие губернатору, после чего президент либо отстраняет губернатора, либо распускает законодательный орган.

Смысл этой конструкции в том, что во всех вариантах на губернаторском посту оказывается только тот человек, которого хочет на нем видеть президент.

В этой ситуации, вообще говоря, честнее было бы сразу записать в законе, что губернаторы назначаются и снимаются президентом. И не устраивать, по сути, декоративных процедур с якобы "избранием" губернатора депутатами: результат этих выборов известен заранее.

Дело здесь не только в инстинкте самосохранения депутатов, которым, как правило, досрочные выборы крайне невыгодны. Дело в том, что, даже и политически пожертвовав собой, депутаты ничего не добьются с точки зрения персоналии на губернаторском посту. На храброе заявление "только через мой труп" последует циничный ответ "невелико и препятствие"...

Простейшее следствие реализации такого механизма очевидно: жители региона не будут иметь никаких реальных рычагов влияния на исполнительную власть. Даже через избранных ими депутатов, поскольку и те оказываются лишены рычагов такого влияния. В результате "обратная связь" между населением и властью резко ослабевает.

В последние две недели - после появления президентских инициатив о реформе власти - часто приходится слышать, что во многих странах губернаторы не избираются, а назначаются.

Что же, это действительно так: назначаемые главы регионов есть во Франции, Японии, Казахстане (и иных республиках Средней Азии), Китае и других государствах. Но все эти государства - унитарные, они не имеют федеративного устройства, иначе говоря - не состоят из самоуправляющихся территорий, имеющих собственные полномочия, собственные бюджеты, налоги и выборные представительные органы.

Есть, правда, несколько государств - Канада, Австралия и Индия, являющихся федерациями, где губернаторы "субъектов" назначаются. Но "лейтенант-губернаторы" в провинциях Канады, назначаемые генерал-губернатором (его в свою очередь назначает королева Великобритании), не обладают никакой реальной властью: она сосредоточена в руках правительства провинции, которое формируется партией (или коалицией), победившей на региональных выборах. Точно так же в Австралии реальной властью обладает правительство штата, а вовсе не назначаемый "сверху" губернатор, который есть фигура больше церемониальная.

Наконец, почти такая же система в Индии - стране, во многом похожей на Россию. В самом деле: множество штатов, более 500 народностей, более 1500 языков (в том числе 18 языков, применяемых в официальном делопроизводстве), 12 процентов населения исповедуют ислам, постоянные проблемы с сепаратистами, поддерживаемыми из соседнего Пакистана, и с терроризмом, включая убийство нескольких премьеров... Так вот, в Индии губернаторы штатов назначаются на пять лет президентом страны - но действуют они только в соответствии с рекомендациями кабинета министров штата, который, как и в Канаде или Австралии, формируется законодательным органом.

Что касается всех прочих федеративных государств (начиная с Соединенных Штатов, Мексики и Бразилии и заканчивая Германией или Швейцарией), везде региональная исполнительная власть или выбирается напрямую населением, или формируется законодательным органом региона без каких-либо представлений "сверху".

До сих пор объединить федерализм и "вертикаль" никому в мире не удавалось.

Или у нас, как всегда, особый путь?

Борис Вишневский, политолог, эксперт Конституционного суда РФ

Юридические статьи »
Читайте также