Санитары леса

Бизнес, построенный на переделе собственности, будет существовать всегда. Он должен быть упорядочен, и меры, предпринимаемые в этом направлении, очевидны, но неэффективны на фоне неизбывной российской коррупции

Массовый передел на рынке земли и недвижимости в Санкт-Петербурге эксперты прогнозировали еще в 2002 году, накануне трехсотлетнего юбилея города. «Ждите войны за землю, аналогичную той, что идет в Москве», – предупреждали они. Тогда в столице гремели скандалы, связанные с захватами и перепрофилированием под значительно более прибыльные бизнесы предприятий, которые по разным причинам не нашли достойного места в рыночной экономике, но при этом владели полученной в наследство от прежних времен солидной недвижимостью и землей. Впрочем, под удар попали и успешные компании.

Рано или поздно очередным полем деятельности для компаний-рейдеров (англ. raider, от raid – налет, набег), специализирующихся на захвате чужого бизнеса, должны были стать крупные города, догоняющие Москву по темпам роста экономики и цен на землю, и в первую очередь – Северная столица.

Юбилей Петербурга вызвал всплеск активности в городской сфере услуг и развлечений, торговле, строительстве и той части промышленности, развитие которой РФ еще по силам. С этого момента город стал жить в состоянии нарастающего дефицита пригодной для нового бизнеса земли. Оставшийся со времен СССР запас свободных территорий был разобран еще в первые годы строительного бума (который начался в 2000 году). Массовый вывод промышленных предприятий из исторической части Петербурга буксует, так как необходимых для этого новых промзон пока нет.

Администрация города наконец спохватилась и пытается решить земельную проблему (спасибо за это надо сказать иностранным инвесторам, которых просто некуда «селить»), но земля и недвижимость для развития бизнеса остро нужны уже сегодня. Поэтому услуги рейдеров, способных достаточно оперативно «расчистить» место, все более востребованы. Как отмечает президент НП «Стратегия защиты» Владимир Максимов, основной причиной рейдерства является «парадокс мегаполисов» – стоимость городских предприятий и их бизнесов значительно ниже, чем стоимость активов.

Спрос рождает предложение

Отъем собственности давно превратился в России в самостоятельный бизнес с нормой прибыли до 1000%. Раньше получить требуемое можно было, приставив пистолет к виску директора, сегодня – найдя слабые места в защите бизнеса с помощью грамотных юристов, играющих первую скрипку в рейдерских компаниях. Как правило, захватчики работают за процент от стоимости поглощаемого актива.

Рейдеров принято разделять на «черных» и «белых». Цели у них одни и те же – получение оперативного контроля над предприятием, но методы отличаются. В первом случае практикуются захваты с использованием силовых методов и нарушением закона. Понятно, что это деление весьма условно – в зависимости от ситуации агрессор, тяготеющий к законным формам решения споров, вполне может включить незаконные рычаги. По словам Павла Свирского, генерального директора МИКГ «Сигма» (компания успешно боролась за контроль над Антоновским рудоуправлением, заводом «Красный котельщик» и др.), есть набор условий, необходимый для таких компаний. Первое – высокая квалификация: необходимо разбираться в арбитражном праве, бухучете, обращении ценных бумаг, Гражданском и Уголовном кодексах . Второе – умение действовать «с листа» в любую минуту. Стартовый капитал, лоббирование, инсайдерская информация приложатся позднее.

Мотивов для захвата немало. Как уже отмечалось, чаще объектом внимания становится недвижимость и земля. Пример: петербургское ОАО «Красное знамя» на протяжении полугода пытаются захватить рейдеры. Руководство уверено, что рейдеров интересует имущество АО на 70 млн долларов. Лакомыми кусками в последнее время стали небольшие магазины, рестораны в центральной части города на Неве; сегодня «крушат» предприятия вокруг кольцевой автодороги (КАД) – стоимость земли там резко возросла.

Нового владельца может заинтересовать и сам поглощаемый бизнес. Понятно, что стратегическому инвестору нужно предприятие бесконфликтное – он желает его купить и сразу начать работать. «Стратег не хочет разбираться в болоте. Для болота есть мы», – заявляют рейдеры. Даже небезупречный с точки зрения закона отъем собственности посредством искусственной цепочки перепродаж делает конечного заказчика добросовестным владельцем.

С ростом рейдерской активности растет популярность компаний, специализирующихся на защите предприятий от поглощений. Впрочем, их в Петербурге значительно меньше, чем захватчиков: по разным оценкам, речь идет не более чем о 10-15 компаниях.

Техника боя

Самой распространенной технологией недружественных поглощений стала консолидация мелких пакетов акций компании-мишени. Проще всего организовать скупку ценных бумаг у трудового коллектива. Согласитесь, трудно устоять перед искушением, когда за твою акцию, еще вчера стоившую копейки, молодые ребята в дорогих костюмах предлагают приличные деньги. Купив даже одну обыкновенную акцию АО, рейдер становится «своим» на предприятии (акционер имеет право доступа к уставу общества, выписке из реестра акционеров и другим документам).

Главная причина незаконного передела собственности – коррупция чиновников и судей

Желанный вариант – вынудить одного из крупных акционеров продать свой пакет, тем более что вариантов, как это сделать, много. В случае удачи это позволит рейдеру не соревноваться с собственниками в предложении наибольшей цены за акции (наверняка владельцы начнут контрскупку бумаг своей компании у трудового коллектива), а сразу переходить к делу. Возможности при этом растут в зависимости от величины контролируемого пакета.

Эксперты советуют собственникам внимательно отслеживать любые изменения в реестре акционеров АО. В зависимости от ситуации, подвергшаяся рейдерскому наскоку компания может применить разные приемы защиты. Безусловно, это потребует не только денег, но и грамотных исполнителей. Часто, заполучив крупный пакет акций (до 30%), рейдер предлагает другим собственникам выбирать из двух зол: либо он доводит дело до конца и рушит бизнес, либо рейдерский пакет выкупается по завышенной цене. Такой корпоративный шантаж нередко удается.

Вторым распространенным способом отъема бизнеса является банкротство. Прорехи в законодательстве превратили процедуру, необходимую для оздоровления предприятий, имеющих многочисленные долги, в технологию отъема бизнеса с ее криминальной составляющей – преднамеренным банкротством (с последующей распродажей либо выведением активов банкрота под контроль рейдера, специально ставшего основным кредитором компании). Впрочем, умышленное банкротство сегодня теряет популярность в связи со вступлением в силу в 2002 году нового закона «О несостоятельности (банкротстве)» , который ужесточил и растянул во времени процесс признания предприятия «недееспособным». Этот закон стал, пожалуй, единственным действенным изменением на российском правовом поле последних лет, серьезно ограничившим рейдеров. Раньше требовалось 50 тыс. рублей, три месяца времени – и безапелляционно вводилась процедура наблюдения. После изменения законодательства все стало по-другому, отмечают эксперты.

Приемы активного противодействия недружественному захвату

выкуп акций предприятия у миноритарных акционеров

дополнительная эмиссия акций по закрытой подписке

реструктуризация с целью вывода основных активов

продажа активов, которые привлекли рейдеров

выкуп своих акций у захватчиков

уход под защиту «белого» рыцаря

продажа бизнеса стратегическому инвестору

перерегистрация общества в другом регионе с расчетом на поддержку властейсудебная тяжба

введение арбитражного управления

При выборе банкротного пути захвата задача рейдера – нарастить долг. Этого добиваются за счет скупки долгов у других кредиторов (совет обороняющимся: бдительно храните долговой реестр от посторонних глаз) либо создания новых задолженностей. Затем последует попытка через суд провести лояльного рейдеру управляющего, который станет контролировать ход банкротства.

Банкротство – обоюдоострое оружие. Для защиты предприятий от захвата оно тоже применимо. Здесь важно быстро создать подконтрольную задолженность и, опередив рейдера, первым подать заявление о банкротстве. В этом случае защита получает преимущество в выборе арбитражного управляющего. Последнее слово скажет суд, который назначит управляющего. Скорее всего, свои кандидатуры предложит и кредитор-рейдер, поэтому тут многое зависит от умения сторон заручиться поддержкой судей.

Рейдеры строят свой расчет на том, что простой акционер способен без особого труда парализовать работу любой компании. Заполучив требуемое количество ценных бумаг, он имеет право обвинить администрацию АО и совет директоров в нанесении убытков или опротестовать в суде решения, принятые на собрании акционеров. Так, весной 2002 года кемеровский суд встал на защиту акционера Мелькина (он приобрел несколько акций Котласского ЦБК), по мнению которого, «Илим Палп Энтерпрайз» (ИПЭ) не выполнил инвестобязательств перед комбинатом, в результате чего ему был нанесен ущерб на 3 млрд рублей. Суд отменил итоги приватизации ЦБК и изъял у ИПЭ крупные пакеты акций комбината.

На практике оказывается, что рейдер легко добивается ареста акций основного владельца компании или счетов, запрета на действия совета директоров и т.д. В этом случае до получения оперативного контроля над «лакомым» активом остается пара-тройка шагов. Требуется провести собрание акционеров, которое утвердит нового гендиректора и совет директоров, и одобрить допэмиссию акций в пользу «своих». Практически единственный выход для защиты – срочно инициировать встречные разбирательства, опротестовывая решения судов. Естественно, если хватит средств на судебную тяжбу.

Беспечный теряет все

Законодательство в одинаковой степени защищает права как захватчиков бизнеса, так и обороняющейся стороны. Преимущество рейдера – возможность первым нанести удар, значит, обороняющийся априори является вторым. Лучшая оборона – нападение, однако перехватить инициативу за счет предвидения возможных ходов захватчиков, подготовить дружественный плацдарм в судах для ведения тяжб, заблаговременно найти и устранить ошибки и нарушения в документах можно только в том случае, если компания заранее готовится к возможным неприятностям, уверен генеральный директор охранного предприятия «Тамерлан» Юрий Сенцов. «Как правило, собственники предприятий стараются довести свой пакет акций до 75% и назначить администрацию и совет директоров. И на этом останавливают защиту активов. Порочность такой практики в том, что иллюзия защищенности разбивается двумя-тремя ударами опытного рейдера», – говорит Сенцов.

Есть справедливая поговорка: «Бизнес стоит столько, сколько стоит его отобрать». «Главная задача обороны в том, чтобы захват для рейдера стал более дорогим», – делится директор по правовым вопросам ОАО «Красное знамя» Георгий Хорбаладзе. Если администрация ответными действиями добивается успеха в этом направлении, то теряется финансовый стимул для захвата и рейдеру приходится перейти к переговорам о том, чтобы разойтись с миром.

Откровенный криминал

«Каждый месяц в России происходит несколько десятков крупных сделок купли-продажи компаний и очень много относительно мелких слияний и поглощений. Однако в последнее время этот процесс все чаще сопровождается грубыми нарушениями законодательства, в том числе уголовного», – отмечал в начале февраля и.о. заместителя начальника Следственного комитета при МВД РФ Юрий Алексеев.

Эта тревожная тенденция не обошла стороной и Петербург. По данным городского Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли, за последнее время предприняты попытки силовых захватов свыше 20 предприятий (ООО «Информтехнология», ОАО «Завод „Измерон“», ЗАО «Торговая фирма „Юбилей“», ООО «Фрунзенский плодоовощной комбинат», ОАО «Мариенталь» и др.) с применением недобросовестных и незаконных методов при разрешении корпоративных споров. Как правило, реализация незаконных схем захвата сводится к подделке документов – договоров купли-продажи акций или долей компании, реестров акционеров, протоколов собраний акционеров, исполнительных судебных листов. Не обходится и без изъятия правоустанавливающих документов под видом проверки с последующей «потерей», а также захвата и удержания власти в компании-мишени с использованием силовых структур.

Специалисты объясняют рост криминального рейдерства в Петербурге тем, что в городе осталось мало компаний, где акционерный капитал сильно распылен

Специалисты в области защиты от недружественных поглощений объясняют рост криминала тем, что в городе осталось мало компаний, где акционерный капитал сильно распылен. В основном акции сконцентрированы в руках одного или нескольких собственников. А значит, скупить необходимое количество акций для начала серьезного штурма все труднее. Фальсифицировать документы оказывается проще и значительно дешевле, чем безупречно сменить собственников предприятия.

«„Черные“ способы захвата наиболее просты и недороги. Подделали печать и подписи, привели на предприятие недееспособного директора. Как следствие – бизнес разваливается, партнеры отказываются от сотрудничества, кредиторы требуют назад вложенные авансы. Затем приходит так называемый „белый“ рейдер и скупает акции, упавшие в цене, – рассказывает Максимов. – Это оказывается возможным потому, что технология захвата позволяет отсечь криминальную часть». Ясно, что это группа связанных лиц, но доказать их связь невозможно, если не поймать за руку при совершении преступления.

Все это верно, но основная причина незаконного передела собственности – коррупция. Типичный корпоративный захват в РФ просто пронизан коррупционными действиями, считает председатель президиума коллегии адвокатов «Джон Тайнер и партнеры» Валерий Тутыхин. Еще на стадии сбора информации о жертве рейдер должен выкупить налоговое дело в инспекции, приобрести у регистратора или получить силовыми методами реестр акционеров, заручиться поддержкой представителей властных и силовых органов. Потом по сфабрикованному основанию судья какого-нибудь удаленного суда за взятку выносит заведомо неправосудное решение или обеспечительные меры, которые местные приставы ускоренно исполняют. А там недолго ждать, пока на предприятие ворвется рейдерский ЧОП при полном попустительстве местной милиции, предупреждает Тутыхин.

Сизифов труд

Сказать, что власть не волнует проблема рейдерства, нельзя. Что нужно для искоренения незаконного передела собственности, тоже ясно: совершенствование законодательной базы и желание правоохранительных органов заниматься этими проблемами. Вроде бы шаги для борьбы с этим явлением и делаются, но серьезного результата они не приносят. Так, недавно правительство утвердило Концепцию развития корпоративного законодательства, которая предполагает внесение изменений в многочисленные существующие законы. Среди действительно необходимых мер эта концепция предлагает нововведения, которые серьезно осложнят жизнь не столько рейдерам, сколько добросовестным компаниям. «Белым» рейдерам придется подстраиваться под новые ужесточенные требования, но сам их бизнес не захиреет. «Черным» рейдерам на это просто наплевать, пока многое зависит от обычного чиновника-взяточника.

Санкт-Петербург Виктор Цукер

Идеологическая грузоперевалка  »
Юридические статьи »
Читайте также