Мариинский политтеатр: Застраховаться бы за казенный счет от всех напастей!

С впечатляющей коллективной инициативой недавно выступила в городском парламенте фракция «Единая Россия». Под законопроектом «Об обязательном государственном страховании лиц, замещающих государственные должности Санкт-Петербурга» красуются подписи сразу двадцати одного фракционера-единоросса. Недостает автографа лишь новобранца Андрея Черных, немного опоздавшего к рождению очередного шедевра мариинской мысли. В случае принятия этого законопроекта все «заместители» государственных должностей Петербурга (не в последнюю очередь сами депутаты ЗакСа) будут за казенный счет обеспечены не только полисами по обязательному медицинскому страхованию, но и застрахованы от несчастных случаев, болезни, увечья и, само собою, от смерти.

Сначала о правовом аспекте этой затеи. Как отмечают ее инициаторы, федеральное законодательство предоставляет право на государственную защиту жизни и здоровья госслужащих и их семей, а также принадлежащего им имущества . Причем законодательное оформление этих процедур доверено регионам. Однако согласно Гражданскому кодексу РФ нормативно-правовое регулирование механизма государственного страхования жизни, здоровья и имущества госслужащих должно осуществляться исключительно на федеральном уровне (с помощью законов, указов президента или постановлений российского правительства). Поэтому исходя из приоритетности кодекса, юридическое управление ЗакСа известило мариинских единороссов о правовой несостоятельности их начинания.

Однако отзывать, мягко говоря, спорный законопроект никто не торопится. Более того, в пояснительной записке с явной ностальгией подробно перечислены те «страховые случаи», которые распространялись на питерских служивых людей вплоть до вступления в силу 30 июня 2005 года закона «О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга» . Например, в случае смерти от телесных или иных повреждений здоровья, «полученных в связи с исполнением им должностных обязанностей» наследникам госслужащего полагалась единовременная выплата в 300 его должностных окладов. Если в подобной ситуации обходилось без летального исхода, то размер компенсации раненому служаке зависел от степени полученного увечья: I группа инвалидности — 180 должностных окладов, II — 120, III — 60. И наконец, если чиновник или народный избранник повреждал на службе здоровье, но при этом не был признан инвалидом, то мог рассчитывать на получение дюжины должностных окладов (т. е. годового жалования). Вряд ли все эти компенсационные выкладки упомянуты случайно. Скорее всего, они рассматриваются мариинскими единороссами в качестве того минимума, опускаться ниже которого просто неприлично.

Прогнозировать дальнейшее прохождение этого законопроекта пока весьма затруднительно. Однако возникает очевидный вопрос: с каких это пор профессия госслужащего у нас вдруг стала столь опасна для здоровья и жизни, что ее служителей необходимо срочно страховать чуть ли не от всех жизненных напастей? Конечно, при желании можно припомнить пару трагических случаев в ЗакСе 2-го созыва: Виктор Новоселов был взорван в собственной машине, а у одного из самых плодовитых питерских законодателей 90-х годов Михаила Пирогова не выдержало сердце… Но ведь в том же депутатском созыве было и немало примеров совсем иного свойства. Вот лишь один. Осенью 1999 года жаркие дебаты о переносе даты губернаторских выборов завершились рукопашной. В яростной схватке с использованием приемов кэтча и болбастинга тогдашний председатель одного из депутатских комитетов от души приложил главу парламентской комиссии. Потерпевший отделался чувствительными повреждениями, хотя все могло обернуться и тяжелой инвалидностью.В любом случае по старому закону о государственной службе Петербурга он был вправе рассчитывать на солидную материальную компенсацию, благо получил травму при исполнении служебных обязанностей. Неужели и такие шалости разлюбезных «слуг народа» придется оплачивать за государственный счет?

Михаил Кореневский

Про дольщиков и застройщиков  »
Юридические статьи »
Читайте также