Брешь в охране пробивают деньги

В центре города с каждым годом происходит все больше изменений. Сейчас, к примеру, стройка кипит у Александринского театра — там возводится гостиница. По своей величине она явно может поспорить с шедевром Росси, а значит, и нарушить сложившийся ансамбль. #textКак нам сохранить уникальный центр, чтобы при этом город не остался законсервированным, а продолжал развиваться?

Полтора года назад в Петербурге появилось новое ведомство — Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (Росохранкультура). Свой взгляд на задачу сохранения культурного наследия высказал Виталий Калинин, руководитель управления по Северо-Западному округу.

Когда памятники не продавались

— Приведу короткую историческую справку. В советское время будоражащих общественность новостроек в центре было немного, единицы. Потому что там, где война разрушила дома, были разбиты скверы. Если здание восстанавливали, то чаще всего в прежнем виде. Инспекции по охране памятников в то время было проще — она «защищала» культурное наследие в Ленинграде, не сталкиваясь с частным сектором и собственниками на землю. Это позволило сохранить исторический облик города.

В западноевропейских городах, где частник мог покупать участки городской земли под застройку, в послевоенной восстановительной спешке структура архитектурных ансамблей была нарушена. И сегодня перед современными архитекторами стоит сложнейшая задача по приведению городских построек к единому архитектурному стилю. В отдельных городах, к примеру в Дрездене, благодаря тому, что в ГДР действовала та же система защиты памятников, что и в СССР, восстанавливали разрушенные здания медленнее, с соблюдением исторически сложившихся архитектурных традиций. Сегодня это нравится всем: и туристам, и местным городским властям.

Примечательно, что мы в настоящее время живем в городе-музее, потому что исторический Петербург усилиями наших горожан был сохранен, избежал разрушения, а в 1991 году официально внесен в список «Объектов всемирного наследия ЮНЕСКО». Среди городов мира в Петербурге самое большое количество зданий, построенных до 1900 года. Число объектов культурного наследия превышает семь тысяч. Поэтому особенно важно вдумчиво и без лишней спешки подходить к делу ремонта, реставрации и приспособления к современному использованию памятников культуры.

Архитектурный «стоп-ляп»

— В город пришел частный бизнес — сначала мелкий, потом крупный. Деньги стало выгодно вкладывать в строительство, особенно — в центре города. Очень престижным местом является, например, Васильевский остров. По старому Генеральному плану развития Ленинграда в зоне, прилегающей к заливу, предполагалось разбить парк. Сегодня это место застраивается бетонно-стеклянными сооружениями, имеющими сомнительную архитектурную ценность.

Но есть здания, совершенно выпадающие из историческо-архитектурной среды города. К примеру, рядом с Казанским собором, или на Владимирской площади. Такие сооружения я называю архитектурой «стоп-ляп». Они совершенно не вписываются в сложившийся ансамбль. При этом сооружения прошли необходимые согласования и комиссии. Что свидетельствует о том, что еще не все вопросы прописаны в градостроительном законодательстве.

До недавнего времени существовало понятие «лакуна», что на практике означало: «строй на пустом участке все, что душа пожелает!» И только в 2002 году был утвержден временный высотный регламент , который определяет максимальную высоту возводимых зданий. Но и он не является полностью легитимным. В Петербурге такой регламент существовал, начиная с XVIII века, — в городе нельзя было строить дома выше Зимнего дворца.

Надежда на регламент

— Волнующая горожан стройка у Александринского театра имеет также все необходимые согласования, хотя, на наш взгляд, строительство происходит практически на грани законодательства. Гостиница на Почтамтской улице, крыша которой возвышается как пузырь и портит облик Исаакиевской площади, тоже строилась вроде как бы «по согласованию». Сегодня, по моим данным, она уже сменила владельцев, так как застройщиков не прельщал факт судебного разбирательства по сносу верхнего этажа.

В 80-х годах была утверждена «Объединенная охранная зона» площадью более трех тысяч гектаров. Сегодня ее территория уменьшилась до пяти сотен гектаров. Так, охранная зона Васильевского острова простиралась от набережной до Малого проспекта. Теперь к ней относятся только застройки по набережной Невы. Что могут построить на «неохраняемых» пространствах? Да все что угодно! «Стоп-ляпу» должны противостоять регламенты, но они еще не утверждены.

Приходится констатировать, что деньги в изменении облика Петербурга решают многое, обладают сумасшедшей пробивной силой. Хорошо, пока что таких денег в Петербурге меньше, чем в Москве, которая теряет свой исторический вид. Кстати, в Москве Комитет по охране памятников был сформирован только в прошлом году. Комитеты имеются лишь в четырех субъектах Федерации. В Петербурге, что очень важно, он является самостоятельным органом и ведет свою напряженную работу.

Кто памятнику хозяин?

— Решая вопросы сохранения исторического центра, город сталкивается с проблемами его развития. К примеру, как строить в соответствии с высотным регламентом, если здание будет на два этажа ниже, чем того требует окупаемое денежное вложение? И поэтому, когда бизнесмен решает вопрос, куда вложить деньги: в Петербург или в Москву, — он выбирает столицу. А ведь нашему городу нужны гостиницы и другая инфраструктура, иначе мы никогда не станем туристическим центром.

Требуется и глубокий анализ того, какие объекты являются объектами культурного наследия, а какие не являются. На сегодняшний день существуют объекты культурного наследия и федерального, и регионального значения, и объекты культурного наследия местного (муниципального) значения. На территории Северо-Запада находится более пяти тысяч памятников только федерального значения.

Петербург на всем протяжении своего существования не был «законсервированным» городом, он менялся. Двух-, трехэтажные дома надстраивались. Это хорошо заметно по зданиям, построенным вдоль канала Грибоедова, части Васильевского острова. В начале ХХ века в центре появилось много зданий «новой архитектуры»: компании «Зингер» (Дом книги), Елисеевского магазина, Гвардейского торгового общества (ДЛТ). Общественность тогда волновалась и протестовала, а сегодня эти здания стали памятниками и вписались в городской ансамбль. Так что не все новые веяния бывают разрушительными. В изменениях — залог развития. Но нам еще многое предстоит сделать, чтобы для города они были менее болезненными и более перспективными.

Елена Петрова

Иск — благородное дело  »
Юридические статьи »
Читайте также