Российская дочка"Форда" защищается от механосборщика Репутацию компании грозит подпортить лучший работник ее завода во Всеволожске

Бывший рабочий Всеволожского "Форда" подал в суд на завод. Он требует восстановления в должности, выплаты заработной платы за время вынужденного прогула и денежной компенсации за моральный ущерб. Впервые российская дочка автомобильного гиганта выступает ответчиком по трудовому спору. На мировое соглашение ЗАО "Форд Мотор Компани" не согласилось и, более того, в ходе судебного разбирательства вынудило истца, по его словам, рассказать о тяжелом моральном климате на предприятии.

Давали год - не больше

В январе 2004 года руководство ЗАО "Форд Мотор Компани" издало приказ "О временном расширении производства и утверждении дополнительной программы выпуска автомобилей". Согласно документу была сформирована третья (ночная) смена в семи цехах и произведен дополнительный набор 428 работников. Их принимали на основании срочных трудовых договоров на один год в соответствии со статьей 59 Трудового кодекса ("для произведения работ, связанных с заведомо временным, до одного года, расширением производства или объема оказываемых услуг").

Среди "новобранцев" был Сергей Рядных. Взрослого, семейного человека, отца троих детей, обрадовала перспектива поработать в "солидной организации, с белыми зарплатами", а главное, надежной. И, несмотря на то что трудоустраивали на 12 месяцев, Сергей был уверен, что с ним продлят контракт, он связывал с предприятием свое будущее. В феврале 2004 года его приняли на завод оператором механосборочных работ в кузовной цех, а в феврале следующего - уволили с формулировкой "в связи с истечением действия трудового договора". Сергей считает это решение неправомерным и в настоящий момент оспаривает его во Всеволожском городском суде.

Был лучшим, стал ненужным

Работа у конвейера при всей своей односложности требует терпения и внимания. Каждую операцию необходимо выполнять быстро и четко. Многие рабочие, по словам Сергея, не выдерживали нагрузки, уходили. Он остался. На протяжении года восемь часов в сутки Сергей устанавливал на кузова машин багажники, крылья, капот при двух выходных в месяц и заработной плате 600 долларов. Сначала с непривычки уставал, но не жаловался и даже занимался рационализаторской деятельностью - пытался повысить эргономичность операций.

"Мы детали располагали на полу, грубо говоря, - объяснял Сергей. - Ставили багажник на пол, начинали его протирать от масла, смотрели, есть ли вмятины. Я предложил устройство, которое позволяло бы нам работать на уровне пояса - удобно, больше света, меньше тратилось времени". Предложение Сергея руководство оценило - назвало его лучшим работником цеха, но внедрять устройство не стало. Труд оператора механосборочных работ отмечен грамотой и небольшими подарками, его фотография висела на доске почета. За все время работы он отметился только двумя нарушениями. Первый раз Сергей объяснялся с начальством за то, что маркером нарисовал "смайлик" на кузове. Таким образом он давал понять рабочим, что выполнение плана подходит к концу - скоро домой. Второй раз его обвинили в преждевременном уходе с завода - на минуту раньше положенного.

Каждый работник на заводе, утверждает Сергей, был не без греха, некоторых даже за пьянку не выгоняли. В общем, о самом худшем он даже не думал, поэтому известие о собственном увольнении его шокировало. "Я не понимал, в чем моя вина, я обращался за ответом к бригадиру, начальнику 2-й и 3-й смены, к начальнику цеха, в комитет по трудовым спорам, - говорит Сергей. - Мне объясняли, что срок моего договора истек. Я исчерпал все возможные способы остаться на предприятии. Даже поинтересовался в отделе кадров, могу ли устроиться вновь, мне объясняли, что это не практикуется".

Менеджер по связям с общественностью "Форд Мотор Компани" Екатерина Кулиненко рассказала, что многие работники, поступившие одновременно с Рядных, у которых также закончилось действие контракта, трудоустроились снова, но Сергей по вопросу трудоустройства больше не обращался. Подтвердив официальную причину увольнения, она отметила, что для него работы не было. Но вот что любопытно: судя по объявлениям в прессе и на транспорте, завод продолжал набирать новые кадры и обучать их, тогда как с одним из опытных специалистов с высшим образованием расстался.

Мирового соглашения не будет

Главное "оружие защиты" адвоката Сергея Рядных Станислава Словака в суде - Постановление пленума Верховного суда от 17 марта 2004 года "О применении судами Трудового кодекса РФ" . "В нем четко сказано, - говорит адвокат, - что при установлении в ходе судебного разбирательства факта многократности заключения срочных трудовых договоров для выполнения одной и той же трудовой функции суд вправе с учетом обстоятельств каждого дела признать его заключенным на неопределенный срок. Факт многократности в данном случае имел место. У них (ЗАО "Форд мотор Компани".- Ю. Л.) для каждого работника программа временного расширения производства, которую мы так и не видели в глаза, оказалась эксклюзивной, а должна быть единой. К тому же 3-я смена продолжает существовать. Завод не вернулся к двухсменному режиму. Большинство работников не уволили. А должны были это сделать, если расширение производства и 3-я смена были рассчитаны на год. Иначе это уже не временное расширение, а бессрочное".

Адвокат истца полагал, что юрист завода воспользуется в суде приведенным выше постановлением, тем более что, по его словам, "добрая" судья на первом же заседании намекнула противной стороне на этот документ. "Но юрист ЗАО "Форд Мотор Компани", - удивляется господин Словак, - этому совету не последовала. Вместо этого она перешла на отношения в коллективе, мы эту тему затрагивать до сих пор не собирались. На суде юрист заявила, что Сергей - человек аморальный, вел скандальную деятельность, что коллектив настроен против него. Но, поверьте, это не так. Я видел, как тепло встречали у проходной завода Сергея его бывшие коллеги по цеху, как говорили: "Накажи их за нас". Правда, "сочувствующие" свидетельские показания на суде давать не хотят. По словам гослодина Словака, они боятся, что их уволят "по тем или иным причинам". И видимо, небезосновательно.

Станислав рассказал, как однажды ему пришлось вручать повестку на очередное заседание представителям завода, для чего он специально приехал на предприятие. "Буквально все боялись взять ее в руки, шарахались. Представляете, секретарь сказала: "Да вы что, если я ее приму, меня завтра же уволят". Ни один из специалистов отделов, служб не вышел к нам. Мы три часа ее вручали. Отдали наконец, видимо какому-то "смертнику". Люди просто запуганы". Почему - предположить несложно. Ни в области, ни в городе, несмотря на все недовольства людей условиями труда, такой работы не найти. При этом в самой сложной ситуации - специалисты среднего звена, бригадиры в частности. Они, по словам рабочих, вроде бы и отстаивают права своих подчиненных, с одной стороны, с другой - вынуждены следить за тем, чтобы производство не останавливалось.

Говоришь меньше, работаешь дольше

О "золотом молчании" на всеволожском "Форде" рассказал один из его нынешних работников - старожил завода, хорошо знавший Сергея Рядных, Сергей Дементьев (сейчас он находится дома на лечении, перенес операцию вследствие серьезной травмы на производстве). По его словам, с рабочими на заводе не особенно считаются, им открыто заявляют: "Надо будет - найдем, за что уволить". Например, за отказ работать сверхурочно, в выходные.

"Это овертаймы, - объясняет Сергей Рядных. - В целом неплохая возможность подзаработать. Их дополнительно оплачивали. И дело это вроде бы добровольное, но отказаться трудно. На тебя косо посмотрят, обязательно отметят. С другой стороны, своим отказом ты вроде бы и бригаду подводишь". Сергей уверяет, что за все время своей работы ни разу не видел на производстве инженера по технике безопасности. "Я как-то говорю начальству, что на таком-то месте нужно приварить кусок пластины, иначе будет травма. Нам говорят: "Ничего не надо, ходи аккуратнее". Кроме того, мы нередко пользовались зубилом и кувалдой в своей работе "для идеальной сборки деталей". Конечно, выявлялся брак. Нам говорили: "Стучи мягче". А во время инспекции завода иностранными руководителями нас не забывали предупреждать словами: "Только попробуй вытащи зубило, я тебе!.."

И пошли другим путем...

Сергей рассказывал, что руководство постоянно твердило: потребность в машинах очень высокая, у дилеров - очереди на несколько месяцев вперед. В связи с чем к рабочим обращались с просьбой помочь - изменить график, укоротить обеды, время отдыха. Но у людей такое предложение отклика не находило. Тогда руководство пошло по другому пути: разогнало скорость конвейера, сократилось время операций с 10 минут до 8.

"Но мы же не роботы, а люди, - возмущается Сергей. - Теряли в качестве, уставали, я уже не говорю о штатных ситуациях, когда бывали сбои по конвейеру, приходилось останавливаться, потом нагонять, план-то выполнить надо". При этом, как утверждает он, план смены меняли без предупреждения и объяснений "ставили перед фактом". В декабре 2004 года бригада собирала 42 кузова, перед самым его увольнением - 47.

По словам, Сергея Дементьева, с начала запуска завода план увеличился более чем в два раза, люди стали бегать, а не ходить. При том что, отмечает он, зарплаты оставались прежними, не обновлялось оборудование. "Что-то ломалось, чинили, и все, никаких новшеств я больше не видел", - добавляет Сергей Рядных.

Лидер фордовского профсоюза Алексей Этманов также говорит, что никаких глобальных изменений на производстве не происходит. По его словам, более автоматизированными становятся отдельные механизмы, оборудование обновляется по мелочам. Что касается условий труда, напомним, руководство завода не удовлетворило главные требования профсоюза - повысить заработную плату на 30 процентов, выплачивать 13-ю зарплату и выровнять разряды.

Так должно быть

Возможности человека небезграничны. Существуют определенные нормативы темпа труда, и если интенсивность деятельности превышает допустимые пределы, то это недопустимо. Так считает заведующий кафедрой управления трудовыми и социальными процессами Санкт-Петербургского инженерно-экономического университета Борис Генкин. Он подчеркнул, что при этом важно, чтобы каждый работник предприятия был ознакомлен с ними. По его словам, в России есть нормативы темпа работы и усталости, но они используются далеко не на всех предприятиях.

"На Западе дешево прибыль не покупают, - объяснил он. - Производственные мощности увеличивают за счет новых технологий, модернизации оборудования, другими словами, решением инженерных задач. К тому же в Европе, в Германии в частности, сильна позиция профсоюзов и контролирующих органов - вроде СЭС и прочих, а менеджеры опасаются скандалов, поскольку это всегда отражается на производстве, а главное, на прибыли. В России в целом с начала 90-х годов соблюдение достойных условий труда на производствах ухудшилось.

Без комментариев

Сергей Рядных молчать не мог, а вопросов в процессе работы возникало немало: за счет чего увеличивается выпуск автомобилей, как выглядит процедура перехода на бессрочный договор, до какого срока продлится сборка старой модели и как будет осуществляться переход на сборку новой. Бригадир ответов не давал. Тогда Сергей лично пригласил на собрание коллектива (его проводят раз в неделю) начальника цеха.

"Что тут началось! Мне говорили, зачем тебе это надо, зачем ты все это затеял. А что я сделал? Спрашивал по существу, и все", - рассказывал Сергей. Но не всем его "вопросы по существу" пришлись по душе. После собрания (на котором рабочему удалось получить интересующую его информацию) Сергею припомнили его прежние "инициативы" и два злосчастных нарушения. Начальству не нравилось, когда правду в глаза говорят, вопросов много задают, уверяет Сергей Дементьев. Ко всему прочему, по его словам, у его тезки не сложились отношения с бригадиром, и не у него одного. Говорит, бригадир был бездельником и до сих пор таким остается. К слову, по словам обоих Сергеев, сразу после его увольнения коллектив инициировал смену бригадира. Был назначен новый.

Старожилы завода, такие, как Сергей Дементьев, отмечают, что профессиональный уровень новых кадров, которые сейчас приходят на завод, оставляет желать лучшего. Раньше, утверждает он, был очень жесткий отбор, брали настоящих профессионалов, а сейчас приходят люди с улицы. Рабочие гадают: "Либо они все кадры перебрали, либо им все равно, кто у них на заводе будет работать". На мой вопрос, не готовы ли вы назвать свои настоящие имя с фамилией для печати, Сергей Дементьев спросил: "А это поможет Сергею?" Уверенности в том, что его тезка выиграет суд, ни у него, ни у остальных рабочих нет. А представитель "Форда" Екатерина Кулиненко, как мне кажется, даже не сомневается в том, чья возьмет.

Кстати

Итак, мы знаем, что слесари-механосборщики на бунтующем Всеволожском заводе "Форд" получают 600 долларов и бастуют. Мы поинтересовались, какова же средняя заработная плата рабочих той же специальности на других, "спокойных" заводах. Выяснилось, что на Кировском заводе работники получают около 600 долларов, на машиностроительном заводе "Волна" и Государственном Обуховском заводе - чуть меньше 500 долларов. В отделе кадров завода "Электросила" предоставить такую информацию нам отказались, сославшись на ее... конфиденциальность.

Глас Народа

Из комментариев читателей на форуме интернет-газеты "Фонтанка.ру": "Игры, игры и еще раз игры. Средняя ЗП рабочих - 15 тысяч рублей, на самом деле это очень хорошая ЗП для рабочих. Мне кажется, что средняя ЗП на многих заводах СПб 8-12 тысяч рублей. И здесь почему-то не пишут про медстраховку, льготную столовую, бесплатную развозку, одежду, включая зимние куртки, льготную покупку машин и прочие льготы работников завода... Еще раз игры, грустно". (ETV)

"Такая зарплата устроит местного жителя Ленобласти, где с постоянной работой большая проблема, и в городе трудности, а то понаехали... мало им такой зарплаты, и этническую ОПГ под вывеской профсоюза создали. Кто всех привез на завод Форда, пусть сам и обратно вывозит. Глупость поддерживать рабочих в зарплате 500 у. е.". (Ф)

Юлия Лукьянова

Зарплаты не будут меньше  »
Юридические статьи »
Читайте также