Будьте здоровы: Доктор, полетим на солнце? Нашим медикам предлагается новый виток реформ.

20 июня страна отметит День медицинского работника. Возможно, в честь этого в Петербурге решено с 1 июля поднять медикам заработную плату. Одновременно Госдума приняла во втором чтении законопроект, по которому ставка налога на медстрахование снижается с 3,6% до 2,8%, что резко сократит общие объемы финансирования. С праздником вас, наши врачи, и нас, ваших пациентов!

Спор, не родивший истину

Накануне праздника знакомый кардиохирург принимал поздравления от своих больных. Все знали, что «деньгами он не берет» (просто мамонт какой-то!), а потому несли коньяки заморские.

Доктор к этому привык, но, поскольку алкоголя вообще не пил (ну точно мамонт!), насобирал дома необычную коллекцию. Как-то зашедший в гости коллега посоветовал: мол, знаю одного владельца бара — давай ему коньяки сдавать! С тех пор мой знакомый кардиохирург на свою низкую зарплату не жалуется...

Еще хотите подобных историй? Как наши врачи вынуждены унижаться перед заморскими благодетелями, везущими помощи на копейку, а почестей ждущие на миллион? Как хирурги и анестезиологи работают на две ставки (это по 16 часов в сутки!), чтобы в день выдачи зарплаты получить более или менее солидную сумму, ну а в операционные дни бога молят о том, чтобы им не «попались» тяжелые больные?

Историй всяких много. Врачи, как и инженеры, и ученые, и журналисты, наконец, были брошены в свое время на рельсы рыночной экономики: кого-то паровоз переехал давно, а кто-то вывернулся из-под колес да так и крутится по сей день. Часто забыв при этом — а кто он такой на самом деле-то?

Но если без газет и телевидения и даже без космической станции «Мир» мы еще как-то прожить сможем, то без врачей ну никак не получается. Без врачей, без их квалифицированной помощи и своевременного совета, как здоровье уберечь, мы начинаем болеть, перестаем рожать детей (в России за последние 10 лет их стало на 7 миллионов меньше!) да просто умираем.

Недавно ассоциация журналистов «Чужое горе» и Высшая экономическая школа провели очередную встречу медиков и журналистов, участники которой пытались найти пути сотрудничества.

— Да, в медицине все плохо. Но если об этом постоянно писать и говорить, будет ли кому-то лучше? — спрашивал депутат городского Законодательного собрания Александр Редько. — Будет только хуже, поскольку люди окончательно потеряют доверие к врачам.

— Но достаточно человеку попасть в больницу или зайти в поликлинику, и он все увидит своими глазами или прочувствует на себе, — возражали ему коллеги. — Причем тут журналисты? Не по нашей же вине люди перестают доверять врачам.

В подобном споре трудно обрести истину. Как невозможно отделить врача или медицинскую сестру от тех администраторов, которые их трудом управляют. Вернее, должны управлять. Недаром кризис в российском здравоохранении давно уже называют не столько кризисом финансовым, сколько управленческим. Достаточно сказать, что средняя зарплата рядового врача исчисляется тремя-четырьмя тысячами рублей, а иных их начальников (главврачей государственных, между прочим, пока учреждений) — тысячами долларов.

Еще раз все перестроим?

Врач и пациент — фигуры заведомо не равные: их взаимоотношения неминуемо строятся на власти профессионала и здорового человека над непрофессионалом, да к тому же больным. Хоть сколько талдычь про ужасы в современной медицине, больной будет подобострастно смотреть своему доктору в глаза и ловить каждое его слово. И платить, если надо и есть чем, — чтобы слово это было хотя бы поласковее: в качестве-то лечения никто из нас, непрофессионалов, сам никогда не разберется. Вот если бы рядом был адвокат...

Впрочем, десять последних лет нам говорили, что адвокат у нас есть — это страховая компания, чей полис нам выдают в системе обязательного страхования. Именно она и должна, по идее, защищать наши права.

— Ой, не смешите! Кроме слова «страхование» никакого страхования в медицине у нас нет, — нечто подобное вам скажут не только рядовые врачи, которые в системе ОМС сами до конца так и не разобрались, но даже члены правительства. Причем российского.

В рамках только что завершившегося в Петербурге Международного экономического форума прошел «круглый стол» на тему «Развитие здравоохранения в России: перспективы, правовой и экономические механизмы реализации». Вот как называлась эта встреча — так она и прошла. Что за перспективы? Механизмы реализации чего? И почему правовой механизм только один, а экономических много?

Выступающие (солидные люди — министры, члены Совета Федерации и правительства страны) выходили на трибуну, важно что-то произносили о «состоянии проблемы» и «необходимости ее решения программными методами». Но в то время как яйцеголовые лидеры выстраивали новые схемы «повышения структурной эффективности системы здравоохранения», главврачи тех же петербургских медучреждений, собравшиеся в зале, подсчитывали, сколько у них останется средств на лекарства и питание больных, если 93% всех денег они будут вынуждены направлять на «повышенную» городским правительством зарплату врачам.

Между тем, по мнению заместителя министра здравоохранения и социального развития Владимира Стародубова, всего лишь три сегмента проблем требуют непременного решения. Первый — «в разы» повысить заработную плату медикам. Второй — добиться соблюдения медицинских технологий, в том числе в применении лекарств. Третий — начать модернизацию материально-технической базы системы здравоохранения.

Все поняли? Да что тут не понять: денег мало и будет еще меньше (Россия по той части валового национального продукта, которая идет на медицину, отстает уже даже от Казахстана). А хочется же иметь «перспективы развития». Откуда их взять?

«Идеолог» современной перестройки в медицине Игорь Шейман, руководитель рабочей группы по реформированию здравоохранения Центра стратегических разработок, пояснил: просто выкинуть что-то из «пакета» бесплатной помощи, как, например, в Армении сделали со стационарной помощью, для России невозможно (уж слишком честно!) — наши реформаторы предлагают вывести стоматологию (а она разве до сих пор не выведена?!).

Что-то уж очень скромно. Слушаем дальше: лучший выход — максимально конкретизировать, что государство гарантирует бесплатно и по каким стандартам, а что — нет. Если затем, уже в регионе, денег под эту «конкретику» все равно не хватит, будет рекомендовано сокращать... (тут читайте внимательно) перечень и объем высокотехнологичной помощи. Все равно не хватает? Сокращаем объемы стационарной помощи. Еще мало? Увеличиваем предельные сроки ожидания планового лечения. И это не решит проблему? Тогда Игорь Михайлович предлагает стратегически «изменить требования ко времени доступности медицинской помощи». (Бесплатная помощь строго по часам?) И только в самую последнюю очередь будет разрешаться жертвовать не только объемами помощи, но и ее содержанием — в пользу менее затратных услуг и лекарств.

Странно, неужели реформаторы не в курсе, что в регионах уже давно наступила «последняя очередь»: если хочешь, чтобы тебя лечили в современной больнице препаратами последнего поколения опытные доктора, плати, родимый, сам.

Кстати, Владимир Стародубов сообщил, что, по официальной статистике, доходы российской медицины от платных услуг — 196 миллиардов рублей ежегодно. С учетом «неформальных» платежей (интересно, как их учитывают?) — это 45% всего объема средств, идущих на лечение россиян.

Слова доброго хочется...

А где ж его в наше время взять? Вот главврач одной из крупных клиник Петербурга считает, что моральные стимулы в современной медицине уже не работают — бал правят стимулы материальные. Но люди между тем ждут от врачей той изначальной человеческой нравственности, без которой невозможно и поведать-то чужому человеку о своей боли.

Накануне Дня медицинского работника в редакцию пришло немало писем с благодарностями врачам. И посмотрите, о чем люди пишут:

«Зубная боль — штука неприятная, и ходить к стоматологу просто божье наказание. Но есть в 33-й городской поликлинике замечательный хирург-стоматолог Антон Николаевич Денисов. К каждому пациенту у него подход особый: кого взбодрит, кому объяснит, и страх уходит. Глядишь — уже сам широко открываешь рот...»

«В больнице Петра Великого в терапевтическом отделении трудится Марина Олеговна Мировская. При первом знакомстве с больным она старается прежде всего разгадать его тайну, предпосылки возникновения болезни.

Идеальный врач, мне кажется, должен быть высококвалифицированным, но в то же время чутким и своим вниманием согревать душу больного. Этим качеством и обладает Марина Олеговна».

Что к этому добавишь?

На той встрече журналистов и медиков руководители Высшей экономической школы делали акцент на необходимости обучения современных руководителей медицины хотя бы базовым знаниям в области эффективного управления. Это несомненно! Ведь управленцы-практики, в общем-то, быстро сориентировались в условиях нашего, извините, рынка. Столкнув, по сути, врача и пациента и бросив обоих на произвол медицинской судьбы, они подчас просто решают свои проблемы. И слово «менеджмент» звучит сегодня куда чаще, чем нравственность.

В новой концепции «повышения структурной эффективности» все так умно выстроено и просчитано (что за чем будет отваливаться, дабы сохранить пресловутую эффективность), но невольно возникает вопрос: а люди где? Почему мы рассчитываем, хватит ли нам денег на содержание того или иного, и вовсе не говорим о потребностях россиян в медицинской помощи?

Впрочем, за последнее десятилетие по коэффициенту смертности страна отброшена на 50 — 60 лет назад. В 1,7 раза выросла смертность людей трудоспособного возраста. А продолжительность жизни мужчин уже гораздо ниже пенсионного возраста.

Может, медицина нам скоро будет не нужна?

На «круглом столе» во время доклада замминистра сидевший рядом один из организаторов городского здравоохранения вдруг вспомнил анекдот из застойных времен: когда американцы отправили космонавтов на Луну, российским ученым дано было задание готовить полет на Солнце. «Но там же высокая температура!» — удивились конструкторы ракет, но услышали в ответ: «В Политбюро не дураки сидят. Полетите ночью».

Так и нашим медикам предлагается новый виток реформ — чтобы выжить, полетим ночью?

Ольга Островская

Лекарство, выписанное губернатором, фармацевтике пока не помогло  »
Юридические статьи »
Читайте также