Срок за халатность управдому

Как сообщила городская прокуратура, множество объектов жилого фонда Санкт-Петербурга находятся в аварийном состоянии, однако, по документам, они вполне пригодны к эксплуатации и их состояние не представляет никакой угрозы для жизни и здоровья людей. К сожалению, в законодательстве в настоящее время иногда просматривается правовой вакуум — нет четких указаний, кто ответствен за составление этих документов, кто должен отвечать за вред здоровью граждан, причиненный ненадлежащей эксплуатацией объектов жилого фонда.

Так, 30 сентября 2004 года произошло самопроизвольное падение штукатурного слоя из-под карнизного свеса с лицевого фасада дома № 23/25 по Литейному проспекту. В результате падения трехметрового куска декоративной лепнины на автобусную остановку пострадали три человека: двум был причинен легкий вред здоровью, а одному — тяжкий.

Однако, согласно акту осенней проверки здания, на начало сентября 2004 года оно совершенно не нуждалось в ремонте. По заключению строительно-технической экспертизы, причиной падения штукатурки явилось отслоение штукатурного слоя (трещины в лепнине) и разрушение кирпичной кладки, вызванные длительным воздействием влаги.

В ходе расследования уголовного дела, возбужденного прокуратурой Центрального района Санкт-Петербурга по части 2 статьи 293 УК РФ («халатность, повлекшая по неосторожности причинения тяжкого вреда здоровью») в отношении главного инженера ЖЭС № 2 Центрального района Санкт-Петербурга Федотовой, было установлено, что вплоть до 2003 года, когда была отремонтирована кровля здания, осадки длительное время воздействовали на кирпичную кладку и штукатурный слой фасада здания. С ремонтом кровли это воздействие прекратилось, и состояние кирпичной кладки и штукатурного слоя не изменялось: здание оставалось непригодным к эксплуатации. Причем, согласно допросу эксперта, эти недостатки были видны невооруженным глазом. Однако все проведенные после ремонта кровли осмотры упорно отражали нормальное техническое состояние дома и отсутствие необходимости ремонта.

Как отметила городская прокуратура, согласно действующему законодательству, плановый сезонный осмотр объектов жилого фонда должна проводить комиссия в составе главного инженера, начальника домоуправления, а при необходимости — и соответствующих специалистов. Но нигде не предусмотрен порядок создания этой комиссии, распределение функций по осмотру в составе этой комиссии. Нет ответа на этот вопрос и в должностной инструкции главного инженера, в которой указана лишь обязанность осуществлять контроль за техническим состоянием фасадов зданий без расшифровки понятия этого контроля. По версии подозреваемой Федотовой, в ее функции входили организация планового осмотра начальниками домоуправлений и устранение неисправностей, выявленных при проведении осмотров. Эта версия подтверждалась и показаниями начальника ЖЭС № 2, которой в апреле 2004 года было вынесено распоряжение, возлагающее проведение плановых ежегодных осмотров на начальников домоуправлений.

Все вышеизложенное вынудило следователя прекратить уголовное преследование главного инженера ЖЭС № 2 Центрального района Санкт-Петербурга Федотовой за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Одновременно по данному уголовному делу было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ, начальнику домоуправления № 9 ЖЭС № 2 Аиде Милаиди, проводившей осенний осмотр дома № 23/25 по Литейному проспекту в Санкт-Петербурге.

Милаиди сначала отрицала свою вину, утверждая, что она не могла ввиду отсутствия у нее достаточного опыта работы увидеть технические неисправности здания при проведении осмотра. Только после предъявления ей протокола допроса эксперта Милаиди признала свою вину в ненадлежащем осмотре фасада здания.

В результате Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга признал Милаиди виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ и назначил ей наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года с лишением ее права занимать должность начальника домоуправления в государственных учреждениях сроком на 2 года. В соответствии со ст. 73 УК РФ , суд назначил наказание в виде лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Министерство природных ресурсов России намерено требовать у недропользователей банковские гарантии  »
Юридические статьи »
Читайте также